Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Часть 2

В 3 утра, 12 апреля 1942 года – на второй день после сдачи – полумертвые, мы прибыли в Орани, место на северо-востоке Батаана, после похода длиной в двадцать один час из Кабкабена, на южном мысе полуострова. Этот марш длиной в тридцать миль по неровной, запруженной дороге, длился почти что от рассвета до рассвета.

Это было бы суровым испытанием и для здоровых людей. К иссушающей жаре и слепящей пыли добавлялись жестокости японцев. Учитывая наше состояние, я вообще удивляюсь, как мы это выдержали. Уже несколько дней мы не ели. Нами владела хроническая усталость. Многие были больны. Я знаю людей, которые вообще не помнили, как прибыли в Орани. Они были похожи на зомби – ходячих мертвецов с Карибских островов.

Почти что в самом центре города японцы приказали нам сойти с дороги и пройти на пустырь, огороженный колючей проволокой. Он предназначался для размещения пятисот человек. А в нашей партии было шестьсот. Кроме того, внутри уже находилось 1500 американцев и филиппинцев.

Наши носы почуяли вонь этого места задолго до того, как мы туда вошли. Сотни пленных страдали от дизентерии. Экскременты покрывали землю. Лачуга, которая служила уборной, явно не справлялась со своей задачей.

Collapse )

(no subject)

Поразительно все-таки, насколько люди бывают добрые, причем с ущербом для себя. Перевожу сейчас про Батаанский марш смерти. Пленные идут через небольшой городок.

"Мы были в части города, где селились местные жители. Окна были заполнены сочувственными лицами. Весть о нашем появлении летела вперед нас.

Вдруг из верхнего окна одного большого дома на нас обрушился дождь из разных продуктов. За ними последовали другие дары, которые нам кидали втайне сочувствующие филиппинцы, стоящие по краям дороги. Там были куски хлеба, рисовые печенья, палочки сахара и шоколад. И сигареты.

Японцы пришли в бешенство. Они бросались на этих добрых самаритян, били их, пинали, кололи штыками без всякого разбора. Японцы старались растоптать ту еду, которую не успели подобрать. Они начали вымещать злобу на нас. Горожане, увидев, что их подарки только ухудшают наше положение, перестали их кидать.

Некоторые филиппинцы спрашивали японцев, нельзя ли нам помочь. Но этим просителям было сказано держаться от нас подальше. Помню, один торговец хотел открыть для нас свою лавку. Мы могли бы брать там все бесплатно, как он сказал. Японский офицер набросился на него с руганью, крича, чтобы он убирался". (с)


Ну вот представьте, что было бы с той лавкой, если бы там похозяйничала пара сотен очень голодных людей? Чистое разорение же. А человек был готов на такое, только бы помочь...

Ира Аллор «Ветвь ойолайрэ»

Роман написан в не самой обычной манере: в нем идут параллельно как бы две «линии» с одним и тем же героем. Одна линия рассказывает историю героя с того момента, когда его жизнь круто изменилась: с попадания в плен к пиратам и затем на мраморные каменоломни в качестве раба. Вторая же «линия» показана пунктиром: это серия эпизодов, в которых рассказано о второй половине жизни героя. Да, мы сразу знаем, что он выживет (хотя и не знаем, каков будет конец истории), но не знаем, каким образом. История изобилует неожиданными поворотами, так что читатель не раз удивится.

Много здесь и различных цитат, вставленных в текст. Так что автор интересно поиграл со смыслами. Как вам, например, хоббит по имени Бонбо… Крик? Который возглавляет банду налетчиков в Одессе, то есть, простите, в Умбаре и разговаривает очень характерно? Его речь не раз заставит улыбнуться. А один из героев скажет: «Не делайте из еды культа». Вот только что у него за еда…

Одни из самых потрясающих эпизодов – о Волне. Волна является герою во снах, Волна встает в песне и ее же герой видит воочию. Этот момент очень хорошо описан – здесь есть ужас, отчаяние и горькое чувство потери.

Есть в книге эпизоды страшные, есть красивые, есть забавные (одни только речи Бонбо Крика чего стоят!) В общем, читатель не заскучает.

И теперь о главном. Об идее книги.

Как я понимаю, автор задался целью показать, что некто, кого все считают «ужасным чудовищем», вполне может быть достойным человеком (или нечеловеком). А вот вроде бы «чистые» и «достойные» «борцы со злом» сами являются тем самым злом. Насчет второго не спорю – образы «паладинов в белых плащах», «фарисеев» у автора вышли узнаваемыми и правдоподобными. И не жаль «борцов со злом», которые отправились на встречу с Намо в одном из эпизодов книги. Но вот насчет главного героя я не согласна с позицией автора. По моему мнению, решение питаться кровью живых людей ради поддержания собственной жизни (точнее, «нежизни») является недостойным решением. Герой может сто раз решить, что он будет убивать только «плохих» или «ненужных» ради своего кровавого пропитания, но кто ему дал право судить? И почему он лучше работорговца или пирата, которые тоже убивают и калечат других ради выгоды? И да, почему в этом мире благородно и достойно ведут себя только вампиры, налетчики, воры и проститутки и поклонники Мелькора Скорбящео? Ни одного другого достойного героя не показано, все либо подлецы, либо лицемеры, либо убийцы невинных сектантов (эпизод с вырезанием «тихих» гондорцами меня изрядно покоробил – зачем так-то?)

Собственно, автор честно предупреждает, что написано и по канону Толкина, и по мотивам ЧКА, и по мотивам собственной книги («Пестрая книга Арды»), так что искать здесь исключительно канон не стоит. Сам взгляд на мир Толкина интересный и своеобразный, хотя может не всем понравиться.

(no subject)

Третий день я начала с доклада Даши Беляевой «Толкин и война». Ожидала услышать побольше про войну, а услышала опять изложение его биографии, причем половина была точно не о войне. Ну, как-то я рассчитывала по анонсу немного на другое…

Потом был доклад Марии Ивановой о «Кузнеце из Большого Вуттона». Она нашла сходство главгероя-кузнеца с алхимиками, а пирог из этого рассказа – это Богоявленский пирог и он тоже связан с алхимиками. И в тексте зашифровано еще много символов. В целом, было весьма интересно. Вот, кстати, текст, похоже, того же автора: https://www.proza.ru/2019/03/23/1771

После этого я отправилась на литсекцию, на круглый стол по крупной фэндомской прозе. Нет, тему Аши Маунтдум с ее «Светом проклятых звезд» я поднимать не стала :) (хотя до того, в кулуарах, рассказала паре собеседников самые смачные моменты :)))))), но стала рекомендовать разные большие тексты, которые читала. Посоветовала заглянуть на ФБ (фэндомную битву) – там люди не только пишут макси, но еще и стараются хорошо побетить, поэтому текст будет хотя бы вычитан. И там вполне попадаются достойные вещи, например, «Лаэр Данвед». Попиарила также своего «Сказочника». И рассказала, что есть вещи с попаданцами не из нашего мира в Арду (или наоборот), а из одного времени Арды в другое. Ну, это хорошо работает с эльфами, например. Это «Экскурсия» (Келеборн), а также наш с Агатой фик про Маэдроса и Маглора в Третьей Эпохе, которые помогли Войне Кольца совершиться намного раньше :)
Collapse )

(no subject)

Второй день Вескона я начала с покупок. Взяла два кулончика с эмалью (чудесные штуки! Очень красиво), коричнево-оранжевый и голубой с белым, еще один маленький кулон с зубчатыми колесиками, фероньерку от Имладриса (безумно красивая штука! Жаль, особо носить некуда), кожаный браслетик с котятами (это для дочки) и две книги, «Ветвь ойолайре» Аллор и «Последняя стрела» Арторона. Обе книги подписала у авторов (ну, как же без этого :)) Издания на хорошей бумаге, у Аллор с рисунками автора, у Арторона обложку рисовала Елена Куканова, в общем, хорошо вышло. Теперь буду читать, отзывы воспоследуют.

Потом снова были проблемы перевода, на сей раз на примере «Лэ о детях Хурина» (сразу же выяснилось, что название неправильное и это ни в коем случае не «лэ» как таковое). Также выяснилось, что переводчики, которые пытаются перевести аллитерационный стих на русский с сохранением его особенностей – это совершенно героические люди, потому что задача чрезвычайно сложная и едва ли выполнимая. Ну не приспособлен русский язык под такой поэтический размер! Тем не менее, некоторые умудряются сделать совсем неплохие переводы, за что им честь и хвала! И, кстати, скоро будет 3 том «Истории Средиземья» со всеми переводами, что очень-очень хорошо!

Collapse )

Нарготронд и Гондолин: град земной и град небесный

Эти два «тайных» эльфийских города в Белерианде с одной стороны, весьма похожи, с другой – имеют кардинальные отличия друг от друга, вплоть до полной противоположности. Об этом я и хочу поговорить здесь.

Совершим небольшой экскурс в литературную историю этих городов. Гондолин появился в легендариуме с самого начала, еще в «Книге Утраченных Сказаний». В главе «Падение Гондолина» описывается величественный и прекрасный эльфийский город, стоящий на высоком холме, и его могучий и благородный владыка. В тексте имеются красочные и подробные описания города, фактически, это единственный случай, когда эльфийский город описывается достаточно подробно, например, именно там упоминаются городские «рынки», а также названия улиц и площадей. Надо сказать, что город «наполнен» водой, постоянно говорится о ручьях, фонтанах, прудах и источниках, причем вода играет роль и в сюжете, например, балрог Готмог был утоплен Эктелионом именно в глубоком «королевском фонтане» (хотя интересно, что, несмотря на большое количество ручьев и источников, ни одной большой реки в долине Тумладен нет). Также упоминается высокая белая башня, возвышающаяся над королевским дворцом. Вообще образ «белой башни» - часто встречающийся у Толкина образ, он обычно символизирует нечто прекрасное, благородное, высокое – в прямом и переносном смысле, часто башни стоят на берегу моря – хотя и не в случае гондолинской башни.

Collapse )

(no subject)

Второй день Вескона.

Итак, началось все с доклада Тилиса о христианском и языческом. Ну, что я могу сказать… в принципе, со многим согласна, но, боже мой, как мне надоела трактовка эльфов и вообще жителей Арды как «добродетельных язычников»! Они – не христиане, да, но они – не язычники! Это даже атеист в моем лице понимает. Это не языческое мировоззрение, не языческая мораль, да и не мог и не хотел Толкин описывать «язычников», даже добродетельных, как протагонистов. Но в целом доклад был неплохой.

Дальше была Науртинниэль с докладом о Кольце Барахира (Науртинниэль в розовом платье и цветочном веночке была прекрасна, как всегда. Кстати, вот для чего нужен высокий рост!). Она подробно осветила вопрос, хотя для меня не было ничего особо нового. Разве что одно: как кольцо вернулось к Берену после его первой смерти? Я предположила, что его снял Тингол в качестве «памяти об ушедших». Почему нет, собственно, так делается нередко. Короче, совсем необязательно, чтобы Берен рылся в своей могиле и доставал оттуда кольцо :) Еще интересный момент был с лоссотами – чем конкретно выкупили у них кольцо дунэдайн? Большой простор для интерпретаций.
Collapse )

Отчет с игры "Сокрытие Валинора". Много фото!

Итак, все началось с того, что случился совет Валар, на который были приглашены и эльдар, и где было сказано о том, что новые Светила не так хороши, как были Древа, что Урвенди подходит слишком близко к земле и потому слишком горяча. Начали обсуждать эту проблему – и тут же подняли голос солосимпи, которые боялись, что из Сирых Земель придут враги, врагами они считали и нолдоли. Здесь Гильмир стал защищать нолдоли, которым был сродни, уверяя, что они не враги, даже если и сражались здесь и что они никогда снова не будут нападать. Но солосимпи не верили, слишком напуганные сражением, и договорились даже до того, что врагами могут оказаться все вокруг. Тогда Гильмир сказал, что если уж все вокруг враги, то говорящие – враги всем. Но возникающую ссору прервали Валар, которые хотели сначала чествовать Светила, а потом разрешить вопрос с их путями. И все отправились на пир. Светила тоже :)

Наши Валар

Манвэ и Варда
Collapse )

Что не так с этим постом про фэнтези

Вот с этим: https://steblya-kam.livejournal.com/267187.html

Вроде бы, начал автор "за здравие": "я не читаю фэнтези, я не люблю его читать, мне просто жанр не нравится, поэтому не читаю и не комментирую". Ну ОК, бывает, вкусы они такие вкусы, может, и не нравиться какой-то жанр. Я, например, не люблю политические или шпионские детективы. Ну вот не люблю и почти не читаю. Как бы, никто не заставляет читать и комментировать то, что не нравится.

Но дальше пошли нехорошие звоночки. "Этот род литературы мне неинтересен. Просто потому, что он не даёт мне пищи для ума. Псевдоглубоких философских сентенций о Борьбе Добра со Злом я могу и сама понаписать, не вставая с дивана". Ну, то есть автор поста явно умнее всех этих "авторов фэнтези", раз уж он может придумать эти "философские сентенции, не вставая с дивана". Так-так. То есть уже не просто "не нравится", а уже обоснование идет, почему весь жанр "хуже", чем другие, которые автору нравятся.

Дальше в комментариях:

"Попрекать меня "а ещё филолог" - некорректный приём дискуссии, потому что у меня в посте стоит дисклеймер - я не собираюсь заниматься глубоким филологическим анализом жанровых приёмов фэнтези, во-первых, потому, что я не релятивистка и не считаю себя обязанной анализировать всё, что мне скучно и неинтересно читать, во-вторых, потому, что я уже имела неприятный опыт аргументированного разбора Урсулы Ле Гуин, и никого из поклонников мои аргументы, почему это плохо, всё равно не убедили".

Нет, уважаемая steblya_kam, дело не в том, что вы обязаны читать все худ. произведения и их оценивать. Не обязаны (если это не входит в ваши должностные обязанности, за которые вы деньги получаете). Просто я, своим куцым негуманитарным умишком как-то думала, что филологов учат обращать внимание не на внешние атрибуты жанра (те самые "квесты к драконам", которые steblya_kam так не нравятся), а на другие вещи, то есть видеть за шелухой литературных приемов некие "художественные ценности", которые могут проявиться в любом жанре. А могут, конечно, не проявиться. А если все опирается исключительно "на вкус", то чему филологов вообще учат, не понимаю?

В следующем посте еще лучше пошло.

"Да ё-моё. Я не читаю до кучи литературы, которая считается высокоинтеллектуальной - у меня точно такое же отношение ко всяким борхесам-гессе-кортасарам. Я, если хотите знать, даже "Анну Каренину" и "Бесов" не осилила."

Классно. Филолог не осилил "Анну Каренину" и "Бесов". Кстати, отличные книги.

"Я читаю для себя. Потому что интересно. И пишу о том, о чём мне интересно делиться".

Вот, кстати, интересная штука. Я, хотя в детстве и юности читала много классики и даже не прониклась ненавистью к школьному курсу литературы, а даже наоборот (хотя некоторые утверждают, что это невозможно :)), тоже в те времена предпочитала Жюль Верна и Говарда Толстому, а Сабатини - Тургеневу. При этом мне было плевать на мнение окружающих, тем более, что находилось энное количество народа, которое меня поддерживало в этих предпочтениях. Но странное дело! С ходом лет, я стала замечать, что все больше отхожу от "остросюжетного" и "развлекательного" жанра к "признанным шедеврам литературы". В книжном я все больше останавливалась возле полок с "классикой зарубежной и русской прозы", я стала читать рассказы Лескова и Тургенева для сугубого развлечения и это оказались прекрасные рассказы! Как и у Чехова, как и у Моэма, Голсуорси, Достоевского и иже с ними. Клянусь, я не делала этого специально, для "повышения социального капитала" (меня никто не заставляет это читать, мне не перед кем особо хвастаться). Клянусь, что я и здесь это говорю не затем, чтобы покрасоваться, это, и правда, так. Конечно, у меня есть свои предпочтения, но, право же, после 30 лет, я окончательно поняла, почему "шедевры литературы" считаются именно таковыми. Я не перестала читать фэнтези с фантастикой, но я все больше перехожу на "классику", как хотите, а критики и школьные учителя оказались правы, это "вечные ценности". Вот так интересно вышло.

"а не скучно им - читать фэнтези, вот они и бодаются лбом, тщась доказать, что в фэнтези "ну очень глубокая философия" и поэтому их социальный капитал не ниже"

Да-да, разумеется, фэнтези никак не может иметь "глубокую философию". И кто говорил, что ярлыки не клеит?

"Попытки заставить школьников в принудительном порядке полюбить классиков приводят только к одному: человек, окончивший школу, делает вывод, будто плохое чтение - для удовольствия, хорошее - для наращения социального капитала. А поскольку читать для удовольствия всё равно хочется, тщится совместить эти две опции..."

А может, дело именно в этих людях? Выше я уже говорила, что совершенно добровольно перешла от "остросюжетной" литературы к "классической" и нашла вторую чрезвычайно интересной. И никакая школа мне желания читать не отбила, просто в те годы, я еще далеко не все понимала.

"Я имею право любить не только сонеты Шекспира в оригинале, но и массовое чтиво. Оно тоже нужно. Нет ничего позорного в существовании массовой литературы и в том, что она вам нравится".

"Ещё и ещё раз: книги вы читаете для себя. Для себя, и только для себя. А не для того, чтобы я или ещё какой-то литературный критик одобрил ваши вкусы и высочайшим указом признал вас интеллигентной и духовной особой. Тут кое-кто оскорбился в лучших чувствах, потому что я отказалась выписывать сертификат "ваши вкусы правильные" - до хамства дошло"

Уважаемая steblya_kam, вот вы ярлык и навесили: "фэнтези - массовое чтиво". А это, ей-богу, не так, точнее, не так с некоторым количеством книг фэнтези, которые никак не являются "массовым чтивом". Честное слово, мне не за себя обидно, что меня посчитают "любящей низкую литературу". Я тоже считаю, что могу читать любую литературу, в том числе "низкую". Мне за авторов обидно, за тех же Толкина с Ле Гуин, которых тут походя принизили. Еще и "филолог". Горе-филолог, как выясняется. Так что закончила steblya_kam за упокой.

И да, разумеется, в том журнале меня забанили :)

Часть 2

- И об этом тоже, - сказал он, и Гиль-Галад понял, что его мысли слишком понятны для проницательного уроженца Валинора. – Но и о том, - продолжал Ингвион, - что вы были смелы и решительны. Отважились противостоять самому страшному из того, что встретилось нам в Арде. Мы… мы ведь тоже сохранили легенды о Черном Всаднике, хотя и не любим вспоминать их.

- Теперь я вижу, - Ингвион говорил, пока Гиль-Галад смотрел ему прямо в лицо, пытаясь лучше понять собеседника, - что эта черная тень распростерла крыла едва ли не над половиной мира. И если она еще не совсем захватила его, то во многом это ваша заслуга.

Гиль-Галад лишь горько усмехнулся.

- И все, что осталось от наших былых заслуг – этот маленький бедный остров.

- И все равно, - Ингвион смотрел внимательно и серьезно, - все равно вы смогли вырвать из его власти хотя бы немногих Младших. Если бы Враг завладел всеми Вторыми – сколько зла он смог бы причинить! А так, они могут быть спасены для новой, лучшей доли.

- Мы не могли оставить вас здесь в беде, - продолжал он, - хотя нет ничего отвратительней для нас, чем убийства и разрушения. Мой отец не смог… да, не смог и не захотел прийти сюда сам, слишком уж противна ему сама мысль о войне. Он помнит те, давние времена, времена смятения и страха, и не хочет к ним возвращаться. Хотя если бы Валар приказали ему, он бы пошел. Но они редко повелевают, а лишь просят. Они слишком уважают нашу свободу.

- Когда-то мои родичи думали иначе, - сказал Гиль-Галад, - и сейчас почти все они обитают в Мандосе. Вот чем обернулась для них мысль о свободе от воли Валар.

- Это верно, - Ингвион смотрел на него ясным взглядом – он не захотел смягчать свою правоту. – Но верно и то, о чем я говорил раньше. Ваша смелость и решимость не были напрасны.

- Это утешение? – немного вскинулся Гиль-Галад.

- Это правда, - спокойно ответил принц эльдар.

Какое-то время они молчали. Солнце, рано встающее в эти летние дни, уже готовилось выплыть из-за края земли. Эарендиль немного поблек в этом разгорающемся свете, но все же был еще виден. Волны мерно накатывали на берег, ветер с моря свистел в камышах.

– Вы хотели бы отправиться в Валинор?

Не то чтобы этот вопрос был неожиданным для Гиль-Галада и не то чтобы он не обдумывал ответ на него. С самого детства он слышал рассказы, песни, видел в скульптурах и картинах, в гобеленах и витражах, в видениях, сотканных мастерами иллюзий, картины Благословенного Края. Он был недостижим, но был и близок, ведь многие в Нарготронде прибыли оттуда и хорошо его помнили. Отец всегда отзывался о своей родине с восторгом и печалью. Как-то Гиль-Галад спросил его: хотел бы он вернуться? Ородрет просто кивнул, но говорить об этом не стал, и сын его больше не спрашивал.

- Да, - сказал Гиль-Галад. – И нет, - добавил он несколько мгновений спустя.

- Почему «да» – мне внятно, - Ингвион смотрел прямо на собеседника, хотя тот устремил взгляд на Запад. – Но почему «нет»?

Гиль-Галад помолчал еще немного.
Collapse )