Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

(no subject)

Глава 10

«Сдохнет коза - сдохнешь и ты!»


Даже если принять во внимание варварскую жестокость моих тюремщиков, не могу себе представить, что они были настолько дьявольски изобретательны, чтобы спланировать все это: убрать Птицу из Омори, чтобы я воспрянул духом, а потом сокрушить меня, вновь отправив ему под начало.

Я был только одним из многих, но это так и выглядело.

Они знали, что я ненавижу Птицу до самых печенок. Я разрушил их планы на пропаганду, тогда они припугнули меня карательным лагерем. Я не испугался, а обрадовался. Я предпочел бы работать в угольной или соляной шахте, но быть подальше от Ватанабе. Сколько ночей подряд я мечтал задушить его? И как было лучше наказать меня, чем сделать явью мой величайший страх? Это был прекрасно разработанный, исполненный злобы план.

А что насчет самого Птицы? Была ли это его идея или он был изгнан в Наоэцу из-за моего отказа выступать на Радио Токио, а затем его умело использовали как пешку для моего мучительного наказания? Он отправился в Лагерь 4-В, но, думаю, он с большим удовольствием отправился бы в другое место.

Что бы там ни было, я уверен, что переплетение наших судеб не было случайным.

Collapse )

Часть 1

Глава 9

Птица


30 сентября 1944 года, больше чем через год после моего прибытия в Офуну, дюжина пленных промаршировала через деревянные ворота лагеря, повернула направо – к жизни - и отправилась дальше по узкой сельской дороге.

Я был одним из них.

В конце концов меня перевели в известный лагерь военнопленных, который инспектировал Красный Крест, где мои права как человеческой личности не должны были так попираться. Я мог писать письма и мои родные дома вскоре, к великому своему удивлению, должны были узнать, что я жив. Этого я желал больше всего. Как бы плохо со мной ни обращались, я понимал, что их печаль еще горше. Я так по ним скучал!

Через несколько часов ходьбы и короткого путешествия на поезде я пересек небольшой мост и прошел сквозь большие деревянные ворота в Омори, главный лагерь в Токио из тридцати других лагерей и жилище для более шестисот военнопленных. Как написал в своей книге «Пленник японцев» Том Хенлинг Уэйд, другой военнопленный Омори, с которым я вскоре познакомился: «Омори означает «большой лес», но теперь там не было никакого леса».

Двое охранников с винтовками выстроили новых заключенных в линию. Усталые, мы вытянулись по стойке смирно как смогли, и я стоял, ожидая, на холодном ветру на голой квадратной искусственной косе из песка и гальки – размером с футбольное поле – протянувшейся в заливе на полпути между Йокогамой и Токио.

Collapse )

Часть 1

Глава 6

Дрейф

Через неделю я стал думать о шоколаде, особенно когда Мак запаниковал, и я вынужден был снова дать ему пощечину. Он совсем пал духом; говорил только о смерти. Я пытался его разуверить и приводил разумные доводы, но он уже не видел для нас будущего, и мне пришлось снова ударить его, чтобы он замолчал. Потом он заснул.

Были и хорошие новости: Фил постепенно выздоравливал.

Поскольку мы дрейфовали на запад, в сторону от обычных воздушных путей, я решил покориться судьбе, а не пытаться ей противостоять. Хорошо бы, если бы нас спасли, но сейчас надо было приложить все силы, чтобы выжить.

Чтобы выжить, человеку нужны еда, вода и ясный ум.

В начале у нас было восемь полупинтовых фляг воды и сумка с припасами, но вскоре все это закончилось. Конечно, вокруг нас была вода, которая никогда не успокаивалась, волны шли за волнами, поднимаясь и опускаясь. Если вы видели фильмы про людей в таком положении, один герой, грязный и обожженный солнцем, обязательно скажет: - «Сколько воды, а пить нельзя!», как будто преодолевая великий соблазн. Мы об этом никогда так не думали. Вы не сможете. Пить соленую воду смертельно опасно, и мы это знали. В крайнем случае, я смачивал себе язык. В остальное время я представлял, что мы плывем в пустыне. Никому же не придет в голову пить песок.

Вскоре нам оставалось только добывать воду во время послеобеденных шквалов и от редких низко висящих облаков, проносящихся над морем. Иногда дождь обходил нас стороной, но при удаче мы набирали воду в брезентовый складной чехол насоса. Он был в шесть дюймов шириной и в два фута длиной, я разрезал его вдоль одного шва, и у нас получилась емкость в форме трубы. В другое время мы укрывались им от солнца.

Когда шел дождь, то сначала мы пили вволю. Напившись, мы набирали в рот воду из нашего чехла и выплевывали ее в пустые фляги. Звучит не очень аппетитно, но только так можно набрать воду во фляги на качающемся в шторм плоту. Что еще важнее, таким образом мы предохраняли пресную воду от попадания в нее морской воды от волн, что захлестывали плот.

Это не всегда работало. Иногда мы попадали в шквал, но воды нам хватало только чтобы один раз напиться. Один раз мы семь дней плыли без воды. Казалось, облака специально избегали нас. Несколько раз в день они появлялись на горизонте, неслись к плотам, а потом обходили нас стороной, оставляя наши губы распухшими, покрытыми волдырями, а наши глотки – горящими от жажды. Иногда мы гнались за облаками, гребя, как сумасшедшие, но только загоняли себя, не в силах достичь этой живительной влаги. Тогда, в отчаянии, чтобы только избежать обезвоживания, двое из нас отгоняли акул веслами, а третий несколько минут болтался в море.

В конце концов мы прибегли к молитве.

Когда я молился, то делал именно это – просил. Я не понимал, но молился. Из рассказов в церкви я знал, что существует Бог, создавший небо и землю, но помимо этого я мало был знаком с Библией. В те дни мы, католики – в отличие от протестантов – не осмеливались внимательно читать Библию, во всяком случае, так было в моей церкви. На этом плоту я был похож на множество людей, от примитивных первобытных людей, живших тысячи лет назад на далеком острове, до атеиста в стрелковой ячейке: достигнув конца веревки, я смотрел вверх.

Я сказал:

- Ребята, мы уже молились много раз по разным поводам, давайте помолимся о воде, сядем и расслабимся. Иначе нам остается только покончить с собой.

Я сел, сосредоточился и начал говорить. Моя молитва была похожа на сделку с Богом:

- Спаси меня сейчас и я обещаю, что когда вернусь домой, пройдя через это испытание и все, что мне еще предстоит, я посвящу Тебе остаток моей жизни.

Что еще я мог сказать? Что еще кто-нибудь другой мог сказать? В нашей достойной жалости ситуации это все, что мы могли пообещать – посвятить себя Богу.

Не прошло и часа, как я увидел приближающийся шквал. В этот раз он не изменил направление, но медленно двигался прямо к нам. Вспоминая о нашей удаче в последние дни, я не ожидал ни одной капли, но внезапно тучи разверзлись и хлынул дождь. Я раскрыл наш чехол набрать воды, и пил, когда она собиралась, разделяя этот дар с Филом и Маком. С первым глотком я почувствовал себя богатейшим человеком в мире. Я мог бы выпить галлонов пять, но мой ссохшийся желудок не принимал больше пинты.

Может быть, Бог ответил на наши молитвы; может быть, внезапный дождь был совпадением. В любом случае, наши ежедневные разговоры со Всемогущим обрели новую искренность, и мы стали обращаться к Господу с молитвами гораздо чаще. В конце концов, повредить это не могло.

После недель дрейфа в океане, мой живот не урчал. Урчало все тело. Я постоянно чувствовал голод. После воды еда – на втором месте по необходимости, а иначе начинаются смертоносные и неизбежные последствия: тело пожирает само себя.

Иногда волны забрасывали в наш плот мелких рыбешек. Хотя они были съедобны, а глаза и рот Мака широко раскрывались, когда это случалось, я не позволял их есть.

- Мы должны вложить их, чтобы получить больше, - говорил я.

Используя маленьких рыбешек как приманку, мы поймали десятидюймовую рыбу-лоцмана, хорошее вознаграждение за риск.

Среди снаряжения для выживания, была банка с крючками разного размера и рыболовная леска. Но почти каждый раз, как мы пытались поймать рыбу, акулы пожирали и приманку, и крючок. В конце концов, придя в отчаяние, я попробовал сделать следующее: прикрепил крючки к большому, указательному пальцам и мизинцу и опустил руку в воду. Иногда я держал руку так минут по тридцать – всегда зорко следя за акулами – пока пальцы не приходилось с трудом разгибать, чтобы кровь вновь циркулировала. Акулы охотятся вместе с рыбами-лоцманами, и когда любопытная рыба подплывала достаточно близко, я хватал ее. Рыба пыталась уплыть, но крючки впивались в нее и вскоре мы пировали.

***

Не знаю, на какой день, но однажды мы спокойно проспали ночь, а утром солнце встало над гладким как стекло океаном. Я понял, что мы достигли штилевой полосы, которые встречаются у экватора. Гладкая поверхность воды выглядела странно и непривычно для нас, было так тихо, что мы слышали, как маленькие рыбки выскакивали из воды на расстоянии 150 футов. Я воспользовался случаем и оглядел океан в поисках корабля или подлодки. Ничего.

Штиль не мешал акулам, как обычно, пробовать на прочность наш плот. Прозрачная вода позволяла нам лучше видеть, как они изящно двигаются, плавая вокруг. Я коснулся головы акулы и, как бы гладя ее, провел рукой до самого хвоста, а потом обратно, до спинного плавника. Акула даже не дернулась. Как говорится, я был един с природой.

Я повторил это несколько раз, пока Фил спал, а Мак лежал на спине, безучастный ко всему. Когда акула пошла на второй круг, я встал на колени, чтобы лучше ее видеть. Внезапно акула выпрыгнула из воды, разбив ее стеклянную поверхность, широко разинув пасть. Она выглядела как какой-то адский демон и пыталась утащить меня с плота в воду. Я реагировал инстинктивно и ударил ее обеими руками по носу, который отстоит от пасти на фут, и так отпихнул рыбину обратно в море. Одна из ее товарок повторила этот трюк, тогда я схватил алюминиевое весло и ткнул ей прямо в морду. К моему большому удивлению, Мак схватил другое весло, и мы вместе колотили хищников, пока они не прекратили выпрыгивать.

Я поздравил Мака и поблагодарил за помощь. Случай напугал нас обоих, но в опасной ситуации состояние Мака явно изменилось к лучшему. Сильно ослабевший, он прекрасной показал себя, и в первый раз со времени крушения сделал нечто достойное похвалы. Теперь можно было считать его поддержкой, а не помехой. Я был горд за него и так ему и сказал.

Я также сказал ему, что никогда не слышал об акулах, запрыгивающих на плоты или лодки. Это казалось невероятным, но потом я узнал, что акулы нередко так делают.

***

Каждое животное, будучи голодным, опасно. Голодный человек опасен вдвойне, потому что у него есть разум и хитрость, чтобы добыть нужное. После стольких дней без еды наш голод принял угрожающие формы. Я не имею в виду каннибализм. Это ужасно. Я никогда не стал бы поддерживать свою жизнь, питаясь человечиной.

Я думал о тех проклятых акулах, которые пытались запрыгнуть на плот. Они все еще кружили у плота и стали занозой в пальце, пытаясь сожрать нас, хотя мы даже не входили в их пищевую цепочку. Но когда вы очень голодны, то едите, что есть, и они пытались съесть нас. У меня появилась мысль.

- Дать сдачи – это честно, - сказал я Филу. – Акулы хотели сожрать нас; давайте сожрем их. Теперь они – часть нашей пищевой цепочки.

Я все хорошо обдумал. Фил будет держать приманку, болтая ею в воде, чтобы привлечь внимание акулы. Потом я схвачу акулу за хвост, заброшу на плот и прикончу.

Когда маленькая акула соблазнилась приманкой, я перегнулся через бортик и схватил ее за хвост. Большая ошибка. Шкура у акулы похожа на наждачную бумагу, и я не смог ее удержать, потому что пятифутовая акула сильнее шестифутового человека. Она выдернула меня с плота в воду. Не помню точно, как я взобрался обратно, но скорость у меня была как у ракеты «Поларис»*. Я думал, что акула нападет на меня, но, видно, она тоже была напугана.
*Баллистическая ракета «Поларис» предназначалась для пуска с подводных лодок. Появилась в 60-х годах ХХ века (прим. перев.).

После этого я сказал себе забыть о пятифутовых акулах.

Пару дней спустя мы увидели несколько трех- и четырехфутовых акул и ни одной большой. Мы снова подвесили приманку. На этот раз я поплотнее уселся на плоту. Я ухватил проплывающий хвост и так быстро, как мог, вытащил акулу из воды. Она распахнула пасть, но Фил был наготове, держа пустую коробку из-под ракет. Он сунул коробку в пасть. Акула инстинктивно схватила ее, и теперь ее пасть нам не угрожала. Я взял плоскогубцы той стороной, где была отвертка, вбил ее в глаз акулы, попал в мозг и убил рыбину.

Вскрывать акулу без ножа очень трудно. Я использовал плоскогубцы, чтобы сделать на одной стороне нашего металлического зеркальца зубцы, как у пилы. Хотя это было достаточно остро, чтобы порезать руку человека как масло, акулья кожа подавалась с большим трудом. Мне понадобилось десять минут, чтобы вскрыть ей брюхо.

Из курса по выживанию я знал, что если есть акулье мясо, то можно заболеть. Запах, слегка отдающий аммиаком, уже был достаточно плох. Единственной съедобной частью была печень, источник витаминов. Дважды мы ловили акул, и дважды у нас было сладковатое, липкое, кровавое пиршество.

Collapse )

Письмо к Птице

Когда во второй половине 50-х амнистированный Ватанабе вышел из тени, никто в странах западного мира не знал об этом. Он спокойно жил 25 лет. В начале 80-х о том, что он жив, узнал один из американских офицеров, а в начале 90-х один из ветеранов, знавших его лично, увидел его на спортивном мероприятии. В 1995 году его разыскал английский журналист и Ватанабе дал свое первое интервью. Статья с ним вышла только в Англии и прошла мимо внимания жителей США. Замперини так и пребывал в уверенности (как его заверили в Японии), что Птица почти наверняка мертв. Однако он простил и его, как и всех остальных, и больше не испытывал ненависти или горечи.

Но через сорок с лишним лет после второго визита в Японию его ждало потрясение.
Collapse )

Луи и Птица

Итак, из прошлого поста становится довольно понятным, почему товарищ Птица так сильно заинтересовался Луи Замперини и почему сразу его невзлюбил. Луи был офицером - раз, Луи был успешен и знаменит в мирной жизни - два, Луи явно не желал подчиняться - три. Четвертая причина, ничем не подтвержденная, является лишь догадкой, впрочем,догадкой обоснованной. Известно, что Ватанабе присылали особо строптивых пленных на "воспитание". Не было ли такого приказа и относительно Замперини? Попытка его вербовки в пропагандисты была осуществлена через несколько недель после попадания в Омори, возможно, это время отводилось на его "обработку" Птицей, чтобы не особо упрямился. Впрочем, подобная догадка ничем не подтверждается, кроме того, заметно (что и подтверждает Ватанабе в своем интервью после амнистии), что в отношении Луи у него были "личные чувства" (чувства зависти и особой неприязни, видимо). Так что даже если такой приказ и был, то все равно причиной такой лютой ненависти и желания сломать был не только он.

Collapse )

(no subject)

Вы простите, но Остапа несет дальше со страшной силой и не знаю, где остановит :). Кажется, я скоро пойду изучать книжки по ВМВ в Тихоокеанском регионе. Я уже даже попыталась небольшой список составить, но, честно, не знаю, с чего начать, чтобы для совсем чайников. С другой стороны, где наша не пропадала? :) Разберемся потихоньку.

Но пока что снова по фильму.
Collapse )

(no subject)

Ура-ура, пришла моя книга! "Несломленный", Лора Хилленбранд. Заглядываю и чуть не плачу, в реальности не только "так было", но было куда хуже... Фильм сильно смягчили. И да, я же говорила про умерших! Должны они быть и были все-таки. Зачем убрали-то, а?

Выяснились некоторые подробности: Макнамара тайком съел весь их шоколад в самом начале дрейфа (за это Луи на него и орет, а я никак не могла понять, в чем там дело!). Бамбуковыми палками протыкают мешки с рисом и воруют (а то в фильме непонятно, зачем они этот мешок ткнули, я подозревала, что это зерно так воруют, но что-то само зерно не показано и это не совсем ясно).

"Птица" перевели как "Пернатый", не, я понимаю, что это чтобы не было путаницы с родами, но звучит довольно смешно и странно. Имхо, лучше бы оставили "Птица".

"Но какие выживают, те до старости живут!" "Несломленный", военная драма

Продолжаю знакомиться с продукцией современного кинопрома. Вот поди ж ты, то я несколько лет смотрела, максимум, по одному-два фильма в год, а тут меня пробило на уже три фильма плюс два телесериала (хотя и коротких).

На сей раз у нас тут военная драма "Несломленный". Что делать, люблю пафосные превозмогания, особенно, если герои симпатичные :) А это уж Голливут обеспечивает неплохо :))

Что самое интересное - фильм снят про реального человека и по реальным событиям. Сам прототип главгероя одобрил сценарий (хотя фильм снят недавно, но этот человек прожил 97 лет (!)). NB: актер в гриме похож на прототип и тот был в молодости весьма симпатичным.

Collapse )

(no subject)

Так, френды, готовтесь. Следующее энное количество постов будет посвящено моему переводу "Падения Гондолина", так что если кому это неинтересно, смело пропускайте. А заинтересованных лиц прошу высказываться о качестве перевода (слезная мольба - высказывайте и негативные оценки тоже, не бойтесь меня обидеть).Если кому надо - могу выслать полный текст по почте. Итак, Дж.Р.Р. Толкин "Падение Гондолина":
Collapse )