Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Последние времена

Последние времена настают. 

Вот, правда, последние. Ишь, чего удумали - охотиться они больше не хотят! Копье метать не умеют! Из лука стреляют паршиво, один раз из сотни если попадут - и то хорошо. А знаете, чего они все, молодые, хотят? В земле копаться, во! Какую-то новую штуку придумали, земледелие называется. Как бы, будут сажать семена в землю, а потом оно растет и по осени выкапывать. Ну что за глупость, разве так можно! Помрут все до осени, с голодухи. То ли дело лук да копье! Но разве они стариков слушают? Они своих, молодых слушают, а те говорят, что получат десять зерен из одного. Да разве так бывает? А все потому, что ленивые, не хотят за оленем бегать. Придумали оленя домой вести, тут кормить. Да чем они его зимой кормить собрались, дурачки? И вообще, придумали переселяться из удобных, приспособленных к жизни пещер в какие-то дурацкие построенные дома! Да померзнут они все зимой там и деток малых поморозят. А еще, представляете, мамонтов все меньше. Вот всех перебьют и точно, все умрем. Точно вам говорю, не больше, чем на пятьдесят лет мамонтов хватит, а потом - все. И-э-э-х, молодежь!



Да я вам точно говорю, последние времена настают. 

Знаете, что они придумали? Значки какие-то. Карябают их на листьях да на тонкой коже. И теперь, говорят, наизусть учить не надо. Написал этими значками все, а потом - прочитал. И не надо заучивать. А мы-то учили в свое время! Целыми днями, и ночами тоже иногда... И запоминали! Разбуди ночью - я все расскажу. А теперь-то, а теперь! Перестанут учить и станут все дураками. Еще и глаза попортят, на эти значки глядючи. И горбы у них вырастут. А ума не прибавится, наоборот. Но детей не дают по-старому учить, говорят, по-новому надо, со значками. Как умрут все старики, кто учил по-старому, так все и порушится, все, что раньше придумали. Потому что значками этими нельзя все записать. А если потеряется? А если враг прочитает? А если... нет, не слушают! Внук даже меня пытался значкам научить, да я не стал. Сказал, глупости все это. И пока он у меня, больше пяти минут в день за значками сидеть не будет! Я бы вообще запретил, да с сыном скандалить не хочу, а еще больше - с женой его. Но потом поздно уже будет. Поглупеют все, а по-старому не смогут уже. И-э-э-х, молодежь!

(no subject)

Я поняла, как определять по виду этих тихоокеанских солдат национальность (тем более, они там все англоязычные и похожие). Если в шортах до колен - то англичане. В широкополых шляпах - австралийцы. Пилотки, правда, не нашла, чьи.

Шорты - это такое ми-ми-ми, конечно, пионэры :). Я только не поняла: неужто удобно так рассекать по джунглям? Там же всякая дрянь растет и ползает...

(no subject)

Вескон. День второй

На второй день я хотела попасть на лекцию-презентацию «Рисунки Толкина», но мы с Гэллиан так заболтались с утра, что вышли поздно и приехали аж к середине лекции. Заходить было немного стремно, так что мы так и не зашли. Походили по коридорам, пособирали знакомых. Гэллиан с Нарвен отправились на спектакль «Моргот и Лучиэнь», но там был «Фрейд», а я не хочу даже знать, как можно связать Фрейда и тексты Толкина, так что туда я не пошла и опять осталась в коридоре. «Костюмы Арды» меня тоже не очень привлекали, так что мы с Гэллиан, Хейлир и Ассиди просто пошли обедать в ТЦ. Там посидели, пообсуждали фанфики (попинали феанорингов :))

После мы отправились на доклад Науртинниэль «Имена нуменорцев». Большую часть доклада я уже читала в сети, так что там было для меня мало нового. Но доклад был очень хороший, интересный, рекомендую его читать в сети, много неочевидной информации. Науртинниэль в своем «нуменорском» наряде была прекрасна. По-хорошему завидую :)

Потом был «Дагор Имхорат», где люди делились имхами, иногда совсем необоснованными. Я, например, сказала о том, что тэлери наверняка плавали не только в заливе Эльдамар, но вообще вдоль побережья Амана на север и юг и, может, даже огибали его (но не полностью, потому что Хэлькараксэ мешает). И до Хэлькараксэ доплывали по морю. А то любят представлять тэлери в Амане, будто они только на лодочках в заливе плавают! Это ерунда полная, ведь у них была «тяга к дальним землям», у них были корабли, способные пересечь океан. Так что они были весьма отважными морскими путешественниками, а то не одному же Феанору путешествовать! Еще я рассказала свои глюки про друэдайн: что часть из них живет на острове Тол-Морвен, что они могут делать «вечные» светильники из дерева (наподобие нолдорских феаноровых ламп), что они довольно искушены во всяких чарах, связанных с растениями и особенно деревьями. Хельги Липецкий сказал о драконах-«авиации». Что Моргот их вывел, чтобы добраться до Балара, а потом, может, и до Валинора, потому что моря он боялся. Потом Хельги сказал о хоббитах, которые, может, потому такие маленькие и живут в норах, что прятались в пещерах от Моргота и Саурона где-то на востоке. Потом поговорили о том, почему Фингон ждал пять лет, чтобы пойти спасать Маэдроса. Мое мнение: просто далеко не сразу узнал, что произошло. Сначала было сказано: «Маэдрос погиб». Его братья и остальные могли именно так и думать, так им было легче, да и Моргот ведь обещал убить Маэдроса, если его условия не выполнят. И вот далеко не сразу он узнал все подробности.

Потом было три доклада Хельги. О научной деятельности нолдор, о волколаках и о том, был ли Мелькор Валой. О научной деятельности было довольно интересно. Выяснили, что нолдор были практически на уровне 20 века. Искусственные самоцветы «краше и ярче» настоящих (у нас пока – хуже), нержавеющая сталь (Стальные Врата в Гондолине), искусственные материалы («эльфийское стекло»), почти современные знания об астрономии. То есть не «условное средневековье» никак. А то, что сражаются мечами и луками, так, во-первых, не лежала у эльфов душа изобретать «орудия убийства» (пусть даже для орков), а во-вторых, там и мечи со стрелами были не такие уж простые. Вот хотя бы гондолинские клинки взять… Еще среди нолдор были крутые лингвисты (ну, это понятно :)) .

Теперь про космический «Вингилот». Посмотрела я стихи Бильбо в ВК. Так вот, хотя сам корабль и построили, вроде, эльфы, но «бессмертные крыла» дала ему Элберет, то есть не эльфы его сделали способным «летать в космосе» (Хельги утверждал, что эльфы).

Про «Квэнди и эльдар». Не потому этот текст плохо знают, что он «представляет нолдор как ученых, а фэндом их представляет как средневековых хиппи». А потому что там до фига лингвистики, а продраться через нее способен не каждый. Да и перевод есть только один и не самый известный.

Но в общем и целом доклад интересный, много подробностей.

Потом был доклад о волколаках. Пришли к выводу, что это «духи в волчьем обличье» (не новость для меня) и, как майяр, они, может быть, были способны менять форму (недаром, по-английский они «werwolves», это «волки-оборотни», волки, способные принимать человеческий облик, точнее, люди, способные оборачиваться волками). Это мысль интересная, на подумать. Может, и правда, оборачивались иногда? Кажется, читала я какой-то англоязычный фик, где подобное было.

И о Мелькоре-Вала. Выяснили, что Валар – скорее, звание или профессия, а не наименование народа. И еще это «восседающие в Маханаксаре». А когда Мелькор опрокинул троны в Маханаксаре (это есть в Поздней КС), то он себя исключил из Валар. Ну и остальные Валар его лишили этого звания. В принципе, интересно, похоже на правду.

В общем, все было очень адекватно и никаких странных идей типа «сорокометрового Моргота» не появлялось. Но Хельги было много, да :)

Потом был доклад Тилиса «Да эльфы мы, да лихолесцы мы!». Докладчик доказывал, что Россия находится на долготе Зеленолесья и вовсе мы не Мордор. Не очень люблю эти «наложения карт», но пусть будет. Из интересного в докладе: в Средиземье есть несколько «сквозных» пещер: Мория, пещера Голлума, логово Шелоб. И эти «подземные пути» могут «скрадывать» расстояния. Кстати, я думаю, часть этих пещер – искусственная. Их могли «дорыть» и гномы, и орки, и Шелоб.

Потом мы с Гэллиан отправились на «Вечер эльфийской песни». Было опять очень красиво и круто! Старым вещам все подпевали. Было несколько красивых танцевальных номеров: эльф и эльфийка, танец со свечами, и последний очень красивый и пластичный. Была очень задорная «энтская плясовая». В общем, закончилось все очень лампово, волшебно и приятно.

Конец Клятвы. Глава 11

Валинор

Финрод и Амариэ пришли к нему во время цветения вишен. После месяца уединения новоиспеченных супругов ожидают многочисленные визиты – к родне и друзьям, и пока они навестили и погостили у всех родичей в Тирионе и Валмаре и нашли время для двоюродного брата, прошел добрый год. Но Маэдрос не жаловался, у него было много работы с обустройством на новом месте. Он долго выбирал это место, не север с печальными воспоминаниями о Форменосе, не Запад, где много эльфов и много света, не восток с вечным шумом долго помнящего обиды моря. В конце концов он пришел на юг, нашел эту уединенную лощину с веселым ручьем и небольшим озером, заросшую ясенями и буками, самшитом и можжевельником. Росли здесь и виноградные лозы, дававшие чудесные темные ягоды, из которых можно было делать сладкое вино. По берегам ручья расстилались мягкие луга с плакучими ивами и множеством цветов.

Сначала Маэдрос жил в шалаше из ветвей, потом построил большой деревянный дом. Ему приходил помогать Маглор, Эльданаро, Тьелперо с сыном, пришло несколько молодых тирионцев и даже двое тэлери из Альквалондэ, которые устроили на озере пристань и вырезали для Маэдроса небольшою лодку. Лодка управлялась шестом и была так легка и послушна, что Маэдросу иногда казалось, что она слушается его мыслей. Вполне возможно, так оно и было.

Ваниар, которых прислал король Ингвэ, привели Маэдросу корову и несколько овец, а также снежно-белых кур и золотисто-алого петуха. Принесли они ему и много разных семян. В окрестных лесах и полях водились кролики и олени, в озере плескалась рыба, и сын Феанора не знал ни в чем недостатка. Работать в саду он умел еще со дней юности, а другому быстро учился, иногда советуясь с ваниар, которые хорошо знали все растения и умели выращивать их едва ли не на голом камне. Впрочем, в пределах Валинора бесплодных мест не было, и советы ваниар больше касались того, как вырастить цветок или дерево с нужными свойствами.
- Посмотри, - Маэдрос показал Финроду цветок с золотой серединкой, алыми и оранжевыми лепестками. – Мне удалось вырастить его так, что красный и оранжевый сочетаются в одинаковой пропорции.

Уставшая Амариэ сидела неподалеку на берегу озера, и братья ходили по лугу, где Маэдрос выращивал свои цветы, одни.

Финрод улыбнулся.

- Ты все же нолдо до мозга костей, Майтимо, - он наклонился, рассматривая цветы поближе. – Да, точно, лепестков четное количество, красных и оранжевых поровну, и они чередуются, будто на вышивке.

- Именно так, а как же иначе? - Маэдрос был немного уязвлен. – Я старался.

- Ваниар бы сказали, - Финрод покачал головой, - что это нарушает гармонию живого, слишком уж все гладко… Везде должен быть небольшой изъян, говорят они, иначе это больше похоже на мертвое, чем на живое.

- Тебе не нравится? – нахмурившись, спросил Маэдрос.

- Нравится! – Финрод со смехом хлопнул его по плечу. – Я ведь тоже «один из нолдор»*.

Маэдрос тоже улыбнулся.

- Правда, он похож на огонь? – спросил он, глядя на цветок. - Хочу назвать его «Пламя души», - он немного помедлил, потом все же сказал: - Как отца.

- Хорошее имя, - Финрод с беспокойством посмотрел на него. - Ты тут всегда один? Не трудно ли?..

- С одной-то рукой? - с улыбкой продолжил за него Маэдрос. - Нет, вы, скорее, случайно застали меня одного. Приходят... многие. Макалаурэ с Альдалотэ и... мама, - тут он немного застенчиво улыбнулся. - Из Тириона, из Валмара... Из Альквалондэ тоже. Помогают.

- И мы будем приходить, можно? - спросил Финрод.

- Конечно, я буду рад, - улыбнулся Маэдрос.

Финрод внимательно посмотрел на него.

– Ты не тоскуешь здесь? - спросил он.

Маэдрос постоял немного, прислушиваясь к себе, посмотрел на озеро, на свой дом, который стоял неподалеку от берега.

- Нет, - сказал он наконец. – Знаешь, когда я плыл сюда, я боялся… не только суда и наказания, не только раздоров, не только вражды, не только… Вечной Тьмы. Боялся, что даже если все как-то устроится, тут будет слишком спокойно, слишком благостно, слишком скучно. Как в тихом уютном болоте. Теплая водичка, мягкая грязь, лягушки вечером квакают…

Финрод звонко рассмеялся.

- Узнаю, – воскликнул он со смехом, - узнаю Первый Дом! Только буря, только натиск, только пламя до небес! Иначе вам скучно и плохо.

- Да, и я так думал раньше, - сказал Маэдрос, усмехнувшись. – Это меня даже в Эндорэ мучило. Когда был Долгий Мир, я, конечно, радовался, но иногда брал отряд и ехал чуть не к подножию Железных Гор, и там уж мы находили орков или еще каких тварей…

Финрод фыркнул.

- Да уж, интересно, как у Моргота там еще остались какие-то твари, с вашими-то наскоками! – Он посерьезнел и посмотрел Маэдросу прямо в лицо. – Так что же, ты теперь себя чувствуешь, как… в болоте?

- Нет, - Маэдрос покачал головой. – Я тут многое понял. Видения эти… которые я тебе рассказывал. Там ведь не было битв или этих… «великих свершений», о которых когда-то говорил отец. Там была просто жизнь. Просто дом, просто сад, просто жена, просто сын… - он вздохнул.

- Это верно, - задумчиво сказал Финрод, - хотя, пожалуй, и от «великих целей» не стоит отказываться. Иначе зароешься носом в землю, а гор и не увидишь.

Они помолчали немного, и Финрод осторожно спросил:

- А как… Сильмариль?

Маэдрос легко улыбнулся.

- Куда лучше, чем я думал. Я ведь раньше относился к нему, как к сокровищу, дорогому, ценному, но бессловесному, бездушному камню. А это был мой друг… брат. Я его вижу… иногда прихожу к Владыке Аулэ, ну, знаешь, в ту мастерскую, которая рядом с Огнем Глубин, - он улыбнулся шире. – Там меня привечают, все-таки Сильмариль – это не то, что Древа, не то, что Свет Варды, это нечто иное. И мы, сыновья Феанаро, лучше его знаем, чем даже сами Валар. Мы способны превзойти их… только раньше я думал, что это должно быть, как победа в поединке – ты или тебя, а сейчас понимаю – это должно быть превосходство ученика над учителем. Хороший учитель всегда будет рад за такого ученика. Вот и Валар рады за нас, а не гневаются и не завидуют, как говорил отец. Но и Владыка Аулэ с аулендилями удивили меня – они открыли у Сильмариля такие свойства, о которых я не знал. И, похоже, они правы, Сильмариль способен исправлять Искажение. Владыка Аулэ пытается сделать так, чтобы он исцелил землю, всю материю Арды. А моя задача – помочь ему.

Финрод улыбнулся.

- Вот и нашлась достойная «великая цель», а ты говорил… А у Макалаурэ дела как?

- Хорошо, хотя ему, пожалуй, похуже моего, - Маэдрос усмехнулся, - порой приходится чуть ли не на дно к Ульмо нырять, помогать с Сильмарилем Воды. Но он даже доволен, когда приходит к морю, то бродит по берегу и сочиняет свои песни… говорит, что море ему помогает, а Сильмариль слышит его.

- Вот и хорошо, - Финрод похлопал друга по плечу. – Куда лучше, чем можно было бы думать.

- Если бы я знал, - вздохнул Маэдрос, - что достаточно лишь сказать «нет». И Клятва, эта страшная угроза, тогда развеется, будто дым! И не будет никакого наказания, никакой Вечной Тьмы…

- Может быть, ты и всегда знал, с самого начала, - Финрод внимательно посмотрел на него, - но не хотел этого признавать. Твоя гордость не хотела.

Маэдрос кивнул.

- Теперь я о другом думаю, - сказал он. – Я тут говорил с ваниар, и они сказали мне интересную вещь. Что они думают, они надеются, что наша Арда, Арда Искаженная, не сгинет без следа. Что все, что в ней было хорошего, останется, перейдет в Арду Возрожденную. Что вот это все, - он махнул рукой на свой сад и дом, - все это может остаться… - он замолчал.

- Ты это видел? – осторожно спросил Финрод.

- Нет, - Маэдрос вздохнул. – Всеотец скрыл это от меня, но надеяться мне никто не запретит, - он светло, но печально улыбнулся.

- Никто, - сказал Финрод серьезно, - никто у нас не отнимет этого: надежды.

- А пока я буду растить свой сад, чтобы он был достоин Арды Возрожденной, - сказал Маэдрос, гордо выпрямляясь, он стоял высокий, прямой на фоне заходящего солнца. – Клянусь, что… но нет, - он покачал головой, - нет! Обойдемся без этого. Клятвы закончились. Жизнь начинается.

*Имеется в виду материнское имя Финрода «Инголдо», «один из нолдор».

КОНЕЦ

Игра в загадки

Ну, сакраментальную игру в загадки Голлума и Бильбо все помнят.

А вот менее известный пример.

"Где вы бывали? Что вы видали?"
"В эльфийском просторе, там слезы и горе,
Огонь там печет и кровь там течет,
Вот, что видали, вот что слыхали.
Тридцатку убили, трупы свалили
За косогором. Каркает ворон
И филин кричит, где прокос наш лежит".
"А ну, рабы, скажите мне,
Collapse )

Был ли напрасен поход Финрода?

Сейчас на Фикбуке очередной виток спора на тему: "Гад ли Берен или право имеет?" Ну то есть вы поняли - имел ли право Берен идти к Финроду и просить о помощи, имел ли право Финрод помощь оказывать и т.д. Все это обсуждалось уже сто раз, но тут были высказаны некоторые предположения, которые навели меня на некоторые мысли. Предположения оппонента были такие: во-первых, о том, что дорогу на Тол-Сирион выбрал Берен. А во-вторых, о причине такого выбора: якобы Берен испугался того, что Фингон и К в Хитлуме "задержат" его и не дадут продолжать путь. Предположение во второй своей части достаточно смехотворное, а в первой - достаточно спорное, но речь даже не о том. Почему Финрод (по моему мнению, именно он) выбрал этот путь (через Тол Сирион), я уже высказывалась: разумеется, не потому, что он Фингона боялся, а потому, что внимание Ангбанда было приковано вовсе не к Ущелью Сириона (уже завоеванному), а к Хитлуму, соответственно, любой отряд, идущий от Хитлума вызвал бы максимум подозрений. А если бы удалось проскочить мимо Тол-ин-Гаурхот - то идущий оттуда отряд орков (эльфы в маскировке) ни малейших подозрений бы не вызвал вплоть до Врат Ангбанда и Кархарота. Так что, мысль была неглупой. Но, как мы знаем, не удалось. Финрод переоценил свои силы, недооценил Саурона, да еще и Проклятие Мандоса подействовало. Но что мы имеем в итоге? В итоге мы имеем: 1) Разрушенную Темную крепость на Тол Сирионе; 2) Потерянный Морготом контроль над Ущельем Сириона (как мы знаем, никто из его слуг не осмеливался ступить на "очищенный" Тол Сирион; 3) Надолго выведенного из игры Саурона (по сведениям Серых Анналов он пребывал в Таур-на-Фуин до времен приключений там Турина (490 год ПЭ), и это - минимум, а вообще, о нем ничего не слышно вплоть до Войны Гнева.

Мы не знаем, к чему привели бы Тол-ин-Гаурхот в руках Моргота и активный Саурон. Возможно, например, что Хитлум или даже Гондолин пали бы раньше, соответственно, никакого Эарендиля, может быть, не было бы. Так что поход Финрода через Тол-ин-Гаурхот и его гибель там - не напрасны.

(no subject)

Продолжаю копать комментарии к Лэйтиан. Интересный отрывок о названиях Белерианда.

Вообще-то, с самого начала "источником" названия "Белерианд" было название "Броселианд" (Броселианд - сказочный, полный чудес лес из легенд о короле Артуре). Однако Толкин решил изменить это название.

В комментариях к Лэйтиан Кристофер Толкин пишет:

"В В(1) над «Броселиандом» написано «Оссириандэ». В В(2), как уже было сказано, сразу напечатано «Белерианд». С. 158

Название «Броселианд» (Broceliand), которое появляется в А, («Броселианд» (Broseliand) в В) весьма примечательно, но я не могу объяснить, почему отец выбрал именно его (так назывался знаменитый Лес Броселиандэ в Британии артурианских легенд)*. Интересно, каким образом «Броселианд» превратился в «Белерианд», и разгадка, возможно, кроется в черновой странице начала «Лэ», где отец бегло набросал разные варианты названия, явно обдумывая, как назвать эту землю. Тот факт, что среди них появляется и название «Оссирианд», в то время как оно же написано карандашом напротив «Броселианд» в стр. 41 и 96 В(1), может означать, что эти названия появились во время раздумий над заменой «Броселианду». Вот эти названия:


«Голодинанд», «Нолдоринан», «Гелерианд», «Бладоринанд», «Белауриэн», «Арсирианд», «Лассирианд», «Оссирианд».

«Голодинанд» интересно тем, что содержит «голод», поздний синдаринский эквивалент квэнийского «нолдо» (в старом «Словаре номов» «голда» было номским эквивалентом эльфийского «нолдо», т. I, с. 262). «Гелерианд» я объяснить не могу, но «Белауриэн» явно связано с «Белаурин», номской формой имени «Палуриэн» (т. I, с. 264), а «Бладоринанд» – с именем Палуриэн «Бладорвен» – «широкая земля, Мать-Земля» (ibid). Очень вероятно, что «Белауриэн» предшествует «Белерианд» (значение этого названия позже объяснялось совсем по-другому).

*На самой ранней карте «Сильмариллиона» написано, что «все земли по берегам Сириона к югу от Гондолина звались по-английски Броселиандом». (с) комментарии к Лэйтиан

Таким образом, название "Оссирианд" связано с названием "Белерианд", а кроме того, оба названия являются "отголоском" легендарного Броселианда.

(no subject)

"Любовная линия обесценила бы эту историю с точки зрения гендерного равенства. Мужчина - спасающий из плена женщину, которую любит, очень архетипично и патриархально" (с) Из дискуссии под постом о гендерном равенстве у Толкина.

Старомодный сюжет. Сказочка.


Дракон: Ты, это, чего явился?

Рыцарь: Это… ну как чего? Принцессу спасать!

Дракон: Принцессу! Спасать! А-ха-ха-ха-ха! (из пасти вырывается пламя, конь испуганно ржет, рыцарь отворачивается) О-хо-хо-хо-хо! Нет, это надо же! Ты откуда только такой взялся?

Рыцарь: Из Бопер-Сер-Мей-на-Арле.

Дракон: Никогда не слышал. Это где?

Collapse )

Фанфик

Как рождаются дети?

- А я тебе говорю – там яйцо!

Инвэ с сомнением посмотрел на друга. Ну откуда Лиртэлю знать, ведь его жена лишь недавно почувствовала, что в ней растет новый квэндо.

Collapse )

(no subject)

К 4.18 Харадримы и гондорцы. Взаимодействие в конце Третьей эпохи перед Войной Кольца. Все по усмотрению.

Мать меня Фелагундом назвала. Говорят, был такой король эльфийский, давным-давно. Очень богатый и жил в пещерах. Интересно, почему в пещерах, если богатый? Почему дворец не построить? Странно, да. Хотя эльфы - они вообще странные. Лучше от них подальше держаться. Правда, это совсем нетрудно - они к нам не приходят. В лесу своем живут, на севере. Оно и правильно - они там, мы - тут, друг другу не мешаем, каждый делает свое дело. Еще бы орки такие были... Но нет, орки - они работать не хотят, только грабежом живут. Эка пакость. Хорошо, их еще на границах сдерживают.

А вот насчет богатства - это бы неплохо. Только не было у матери денег, потому что отец помер, как мне два года было. С отцом, мать говорит, они неплохо жили. Он торговал специями с юга - перец там, гвоздика... Из Харада привозили. Лавка у него была, маленькая, зато своя. Только заболел отец скоро после того, как я родился. Болел-болел, все деньги на лекарей да лекарства ушли, лавку продали... Да все напрасно - помер он. А мама пошла в соседнюю лавку работать. Убирать, стирать, за гроши. И то благодарна была, что взяли - а то кому нужна женщина с маленьким ребенком? А никому.
Collapse )