Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

(no subject)

Вот вроде бы много читаю по истории, много знаю. Но в последнее время прочитала о двух совершенно тошнотворных, жутких фактах, которые просто привели меня в состояние "ужасно противно, лучше бы я этого не знала".

1. Распространение каннибализма в блокадном Ленинграде. К чести блокадников надо уточнить, что ели, в основном, уже умерших (хотя это тоже не то чтобы очень нормально, но я бы таких людей не осуждала). Но были и случаи, когда заманивали и убивали или пытались убить (часто - детей), а иногда проделывали подобное даже со своими родственниками.

2. Осквернение могил французских королей во время Великой Французской Революции. Реально, разрыли и вскрыли почти все гробы в Сен-Дени, добрались даже до короля Дагобера (это 7 век!), повыбрасывали все трупы в "братскую" могилу и засыпали негашеной известью, а свинец гробов использовали для пуль. Ну и ценности забрали, конечно. Офигеть... Хотя для историков это интересно, наверное. Некий монах записал, в каком состоянии были трупы и все такое.

(no subject)

Лук

Лай Хуана давно затих вдали, а они все скакали прочь. Наконец Келегорм слегка сжал коленями бока коня, тот замедлил бег и наконец совсем остановился. Келегорм соскочил на землю.

- Слезай, - глухо сказал он брату.

Куруфин замешкался. Отбитые в падении и драке бока все еще давали о себе знать, а временами на него нападал кашель, он все еще не мог восстановить дыхание после сжимавших его горло сильных рук смертного. Он слез осторожно, при каждом вздохе кололо в груди, должно быть, ребро сломано, а то и два…

Collapse )

(no subject)

Воины

Богдан с отвращением взглянул на бормочущий телевизор. Новости! Ничего хорошего в последнее время. Нет, начиналось все, вроде бы, неплохо. Мятеж против «вора» и «тирана» кончился полной удачей вопреки пословице – трусливый бывший президент сбежал, сформировалось новое революционное правительство, теперь-то уж никто не помешает строить новую счастливую жизнь… Но все снова пошло наперекосяк. Жизнь становилась хуже с каждым днем. Цены росли, горячую воду давали с перебоями – а ведь не так далеко и холода, и жить с едва теплыми батареями будет не так уж весело… Эх… Нет, он ни капли не жалел – но что-то пошло не так. Особенно после того, как начались беспорядки в восточных областях. Богдан выключил телевизор. Хватит. Лучше уж лечь спать. Может, что хорошее приснится.

Уже лежа в постели, он невольно вспоминал прочитанное в Интернете. А ведь не какие-нибудь подкупленные журналисты писали, простые люди, его друзья… Виртуальные друзья, по крайней мере. Раньше им было так хорошо вместе! А теперь… они такое говорят! Нет, граница теперь стала совсем непрозрачной, они на самом деле другие! Другие и…

Collapse )

Толкин о войне и ненависти

Читать Толкина, говорите? Ну вот... давно хотела запостить.

"Снаряжаться к войне, которая до поры лишь в домыслах; во дни мира обучать ремесленников и пахарей кровопролитию и сражению; вложить металл в руки алчных предводителей, которые возлюбят лишь завоевания и сочтут убитых умножением своей славы? Скажут ли они Эру: "Зато враги твои были среди них?" Или ждать, сложа руки, пока безвинно гибнут друзья, пусть люди живут в мире, точно слепые, пока насильник не подступится к самым воротам? И как им быть тогда: голыми руками противостоять металлу и вотще умереть или обратиться в бегство, оставляя позади стенания женщин? Скажут ли они Эру: "Зато крови я не пролил?"

Если оба пути ведут ко злу, многого ли стоит выбор? Пусть правят Валар под началом Эру!" (с) "Жена морехода. Алдарион и Эрендис"

"... импульсы, возникающие в «fea» – как от [?ее внутренней природы], так и вызванные ужасом, любовью / [вычеркнуто: “ненавистью”] / жалостью ... гневом, ненавистью, - и ненависть была худшим случаем. Она была в позднейшей истории Эльдар плодом гордыни/себялюбия и чувства отвержения (или, в наиболее испорченном случае, мести в их противостоянии чьей-либо воле или желанию), но была (и) настоящая «ненависть», гораздо менее «лично» возбуждающая сердце, лишь как один из видов враждебности – в отношении злого, (того, что) «против Эру», (что) разрушительно к прочим созданиям, особенно живым существам". (с) "Заметки об орэ"

(no subject)

К 5.6. Маэглин при падении Гондолина выживает и становится правителем города и вассалом Моргота. NH

«Пр-р-равитель! Пр-р-равитель! Корр-р-роль!» - черные вороны летали над головой, каркали. Маэглин бессильно махнул в их сторону рукой. Слишком много развелось сейчас в городе ворон и других падальщиков. И немудрено – никто не стал убирать трупы защитников Гондолина. Больше всего повезло тем, кто сгорел в пожарах – их обугленный прах птиц совсем не привлекал. Но таких счастливчиков было не так уж много. Большей частью трупы гнили на улицах, привлекая птиц и животных. Сначала Маэглин пристрелил нескольких, самых жирных и наглых, потом на это уже не хватало ни сил, ни желания.

Эльфа вновь затошнило от запаха, хотя, казалось, он немного привык. Но сейчас ветер принес еще одну волну вони, ветер, который раньше нес запах травы и цветов…

Правитель Гондолина… О чем он думал, когда соглашался на это? О многом – об ужасе и боли пыток, о муках неразделенной любви и неутоленной ненависти, о застарелой жажде власти… О, Моргот выполнил свое обещание! Его не тронули, когда увидели в руке заветный знак. Ему даже поклонились, как одному из вышестоящих, хотя в почестях орков и их командиров-балрогов ему чудилась издевка. И она, конечно, была там – потому что тяжелораненых добили, других увели в рабство, на север… Под его началом остались лишь трупы, когда балрог, принявший командование после смерти Готмога, объявил его: «Правителем города Гондолина и долины Тумладен, и всех, кто живет или будет жить здесь! И если кто оспорит это право у Маэглина, сына Эола, да падет на него гнев Северной Короны!»

О, да, у Маэглина теперь много подданных! Вороны, стервятники, крысы и черви. Вот и все, кто остался жить в Гондолине.

Он не знал, удалось ли кому-нибудь бежать. Во время битвы он не нашел ни Идрили, ни Эарендиля, не встретил Туора. После битвы об их судьбе слуги Моргота спрашивали у него – стало быть, сами они об этом не ведали. Но спрашивали не слишком настойчиво – уж Маэглину-то было известно, как жители Ангбанда умеют спрашивать – видно, уверились в искренности его неведения. Теперь Маэглин даже не знал, хочет ли он гибели ненавистных мужа и сына сестры или нет. Кажется, ему было все равно. А быть может, даже хотелось, чтобы они остались живы и жили вместе с Идрилью в мире и спокойствии где-нибудь далеко, где нет тени Севера. Странное чувство! Но почему-то именно оно пробудилось в Маэглине после нескольких дней тошнотворного равнодушия ко всему.

Он все же вышел из развалин полуразрушенного дома, куда забился вскоре после ухода воинств Моргота – к счастью, в этом доме не было трупов. Он просидел там несколько дней, без еды, без воды, без сна, привалившись к почерневшей от копоти стене. Когда он немного отошел от воспоминаний о виде и запахе улиц некогда прекрасного города, его стали посещать мысли о будущем. Моргот больше не нуждался в нем, это было очевидно. Он выполнил букву своего обещания и оставил Маэглина в покое. О, Повелитель Мрака вряд ли бы мог выдумать худшую пытку! Он лишил Маэглина всех надежд и чаяний, оставив его на растерзание собственной совести. Эльф мог бы, наверное, уйти отсюда, быть может, весть о нем еще не разнеслась по Белерианду… Но какой смысл жить со страшными воспоминаниями о руинах Гондолина и сознавать, что ты сам был этому причиной?

Выйдя из пролома в стене, Маэглин вынул из ножен Черный Меч отца, отрешенно посмотрел на него. Броситься на него, напоить злой клинок Эола собственной злой кровью? Эта мысль ему претила. Тогда он медленно потащился по обугленным улицам на другой конец города, туда, где возвышалась черная громада скалы Карагдур.

Он не знал, сколько лет Мандоса понадобится, чтобы стереть из памяти этот страшный путь. Быть может, и лет, оставшихся до Конца Арды будет мало. На самом деле, сейчас ему не хотелось выходить из Чертогов никогда, даже если суровый Судия согласится его выпустить. Никогда! Теперь даже пытки Ангбанда, закончившиеся самой ужасной из казней, казались ему несбыточной мечтой.

Никогда! Без раздумий, без сожалений, без надежды Маэглин шагнул со скалы в пустоту, повторив судьбу отца, как и было некогда предсказано.

Давно хотела написать

Пишет right_to_cry

"Моя любимая фраза, лучше всего характеризующая Атаринкэ: Curufin moreover was of perilous mood.

Perilous... Точнее не скажешь. Все равно что совать руку в открытый огонь, дергать скорпиона за хвостик, попадаться медведю ранней весной, идти по мартовскому льду, спускаться к реке в полнолуние" (с).

Не могу при этом не вспомнить:

Curufin, stooping, to saddlebow
Collapse )

(no subject)

В соо феминисток запись про Льюиса. Сказки про Нарнию - плохие-плохие, потому что патриархат и иерархия, а мистер Тумнус - педофил. В фильме еще у него грудь волосатая - точно, педофил.

:facepalm:

Заглянула к парочке самых неадекватных - весь ЖЖ в проблемах с мужем и другими мужчинами. Ну что сказать - вчитали своих тараканов в Льюиса и пытаются в этом и других убедить.

(no subject)

Я решилась. Доперевожу ПКС - и составлю "настоящий Сильмариллион Толкина" - то есть "Квэнту Сильмариллион" в последней редакции самого Толкина (а не Кристофера) - с добавлением выкинутого, выкидыванием редакторских ставок (и Анналы все я тоже выкину), со всеми заголовками и подзаголовками, примечаниями и прочим :) Интересно, будет ли это кому интересно, кроме небольшой кучки маньяков? :)

Точность и полноту гарантирую в той мере, в которой точны и полны комментарии Кристофера.

Осторожно, много пафоса :)

По заказу 5_513

Финголфин скачет на бой с Морготом.

Холодный ветер севера принес черный снег: это пепел наших сожженных родичей запятнал белое покрывало зимы. На Севере – враг, и на Востоке ныне тоже, на Юге – лишь жалкая горстка беглецов, а с Запада помощь не придет. Черный прилив затопил землю, огненный ветер сжег рассвет, и не сдержать их стенам крепостей, и мечи наши бессильны. Гордые королевства востока, коими мы должны были править в силе и славе, рассыпались прахом. Лишь два пути есть у нас: погибнуть в бою или бежать на юг, пытаясь укрыться – но разве укроешься от Черного Врага Мира? Да и нет доблести в том, чтобы бесплодно угасать в южных дебрях. И потому я выбираю бой.

Сын мой, Финдекано! Не стой у меня на пути! Тебе не отговорить меня, а силой удержать себя я не позволю. Уходи, если не желаешь скакать со мной, и укрепляй стены в тщетной попытке сохранить то, что осталось.

Отец мой, Финвэ! За местью пришел я в Эндорэ, и ныне увидишь ты на гобеленах Вайрэ, как она свершится. Быть может, эрухину и не одолеть Айну, но я нанесу убийце твоему такие раны, что он запомнит меня навеки!

Брат мой, Феанаро! Дал я слово следовать за тобой всегда, и я держу его и поныне! Некогда мчался ты к Ангбанду, желая отомстить за отца и вернуть сокровища, и в пути настигла тебя смерть. Ныне я снова иду по твоим стопам.

Враг мой, Моринготто! Проклинаю тебя за убийство отца и брата, за погибший Свет, за оскверненную землю, за гибель моих родичей и моего народа! Я иду к тебе за местью. Содрогнись на своем подземном троне, ибо из всех Валар одному лишь тебе ведом страх! Слышишь гром копыт моего коня, Моринготто?

Я иду.

(no subject)

Участвовала в нескольких дискуссиях с разными людьми. Узнала много нового:

"Убийство в бою (даже если бой произошел с бывшими друзьями) - не убийство. Поэтому Феанора нельзя обвинять в убийствах".

"Мелькор в Валиноре брал Сильмарили в руки и они его не обжигали".

"Для выполнения Клятвы во время Осады Ангбанда феанорингам было достаточно убивать орков".

"Феаноринги не хотели поддержать Финголфина, потому что они пытались уговорить гномов вступить в союз, но не преуспели. А также потому, что не хотел участвовать Тургон".

"После гибели Финголфина, Фингона и Тургона титул Верховного Короля нолдор должен был вернуться к Первому Дому".

"Моргот был богом с точки зрения жителей Арды".

(цитаты неточные, но за смысл ручаюсь)

Сижу теперь, медитирую...