Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Родос

Ни капли не пожалела, что выбрала Родос вместо более дорогого Крита. Тут есть и море, и рыцарские замки, и античность, и еще хороший аквапарк :)

Мы жили в отеле "Принцесса Флора" (хотя и тройка, но очень неплохой, рекомендую).

После того, как мы пришли в себя после перелета и искупались в море, мы отправились в Родос (столица острова называется, как сам остров). Сами, на автобусе, благо, что жили совсем недалеко, минут десять езды. Вообще, транспортное сообщение на Родосе хорошее, автобусы ездят часто, кондинционеры, много куда можно самим поехать, указатели кругом на английском, во многих музеях - бесплатный вайфай. От экскурсии мы отказались, потому что кто же на экскурсии будет ходить по каждому залу музея и пялиться на черепа и черепки (наше с мужем любимое занятие на отдыхе - наследие тяжелого советского детства, отягощенного интересом к книгам и истории :)) ? Никто! Так что мы сделались сами себе экскурсоводами, благо, историю знаем неплохо и по-английски читаем.

Все фото грузить не буду, их очень много, только даю общее представление.
Collapse )

(no subject)

Да что это такое, вторую весну подряд - пожары, да с жертвами... То ТЦ, то собор, то самолет...

Конец Клятвы. Глава 3

Тирион

Город все так же высился на зеленом холме, венчая его плоскую вершину, будто корона. Его белые стены, сложенные из мрамора, слегка искрились на солнце, которое уже поднялось высоко над горизонтом. Выше всех возносилась Башня Ингвэ, Миндон Эльдалиэва, серебряный луч ее лампы был незаметен при свете дня. Свежий ветер раскачивал знамена на другой башне, что высилась над королевским дворцом. Крылатое Солнце Финвэ не было снято, как будто первый король нолдор никогда не покидал своего города и не остался ныне запертым в Мандосе. А рядом развевался Золотой Цветок Финарфина, нынешнего короля нолдор Амана.

Прошла уже половина дня, как они выехали из Альквалондэ, обычно в это время путники достигали небольшой реки, бегущей со склонов Туны, садились на ее зеленый берег и отдыхали, закусывая взятой из дому снедью. Но Маэдрос не хотел останавливаться и на вопрос брата об остановке только покачал головой.

- Я довольно уже задерживался в пути, - сказал он Маглору и тот только согласно кивнул.

Прошло еще четыре часа, прежде чем они добрались до подножия холма. Ариэн уже уплыла далеко на запад и начала клониться к Вратам Вечера, через которые уходила на ночной отдых. При виде Тириона у Маэдроса сдавливало грудь и перехватывало дыхание от множества воспоминаний и нахлынувших чувств. Когда-то он думал, что без сожаления оставит это место, потом вспоминал его, часто – помимо своей воли, иногда – во сне… Но теперь он понял, как ему не хватало этого города, этого первого памятника трудам нолдор, их умениям и изобретательности. Говорят, Гондолин был похож на него, но Маэдросу не довелось увидеть города Тургона даже в песнях менестрелей. Хотя он и встречался с выжившими гондолинцами, но никто не пел для него, разорителя Гаваней.

Они никого не встретили за время пути к городу, и Маэдрос вдруг почувствовал себя неуютно. Почти все нолдор покинули Тирион после призыва Феанора, немногие вернулись с Финарфином, но потом вновь покинули город – теперь уже воюя по воле Валар. Маэдрос знал, что и в Дагор Рут многие нолдор погибли, и, хотя им не грозило долгое заключение в Мандосе, не все вернулись и не все вернутся оттуда. Смерть – слишком страшное испытание для эльдар, не все могут выдержать его.

«Вы строили меня, вы оживили меня своими песнями, и вы покинули меня…»

Это говорил город, Тирион-на-Туне, Тирион Белокаменный. Это говорил он им, когда они уходили в Эндор, а они лишь шли, молча, не оглядываясь, и тогда город утонул в подзвездной тьме, только луч лампы Миндон Эльдалиэва провожал их. А теперь город молчал, и Маэдрос не знал, что сказать ему. «Здравствуй»? «Прости»? И потому он тоже молчал.

Они прибыли к воротам, которые стояли открытыми и возле которых не было ни души. Здесь братья спешились и отпустили коней, эльдар обычно ходили по Тириону пешком, разве что надо было привезти что-то тяжелое – камень для постройки дома, новую статую… Сыновья Феанора шли по широким пустым улицам, по хрустальным лестницам и только серебряные колокольчики звенели под ветром, да птицы пели в зеленых садах. Дома вокруг стояли тихие, неосвещенные в подступивших сумерках – наверное, пустые, вдруг с содроганием подумал Маэдрос – сколько же их здесь, опустевших и покинутых, в которые никто никогда не вернется! Долгое время прошло, прежде чем они увидели первого эльда – это была эллет, что тихо шла вдоль серебряной ограды одного из домов. Она то ли не заметила их, то ли не хотела замечать – она просто шла впереди, не оборачиваясь, и братья не стали догонять ее. Маэдрос пристально вглядывался в женщину, хотя ее фигура и походка были ему незнакомы, его глодало какое-то смутное предчувствие, ему казалось, что он где-то и когда-то ее видел – или должен увидеть, или... Эти мысли были приятны и неприятны ему в одно и то же время. Женщина свернула в боковой переулок, и он на миг увидел ее лицо – совершенно незнакомое. Странное наваждение рассеялось, и Маэдрос, хмурясь, постарался выбросить ее из головы.

- Куда теперь? – спросил его Маглор, когда они поднимались все выше, к центру города. – В королевский дворец, к Арафинвэ?

Маэдрос мотнул головой.

- Нет. Это теперь – дом Арафинвэ, и мы, конечно, пойдем туда… потом. А я хочу вернуться домой.

- Где наш дом теперь? – вздохнул Маглор. – Но я понял тебя и согласен – идем в Дом Феанаро.

Феанор, женившись, не захотел жить во дворце с Финвэ и Индис, и их новорожденным сыном, да и, в общем-то, было в обычае, что женившийся сын отделялся от родителей и строил свой собственный дом. Феанор так и сделал, и выстроил себе дом в восточной части Тириона, что была немного выше западной, и откуда открывался вид на Калакирию и дальше – на море. Дом Феанора не был ни самым высоким, ни самым большим в городе, но был построен так соразмерно и так искусно украшен, что многие останавливались только затем, чтобы посмотреть на него, даже ваниар, жившие рядом с чудесами Валмара.

Collapse )

(no subject)

Прогулка

Артанис распахнула глаза, удивленная странным голубым светом за окном – не золото Лаурелин, не серебро Тельпериона… Ах да, она же не дома, она в Альквалондэ, и окно ее комнаты выходит на гавань, освещенную только голубыми лампами! Ох, как необычно и здорово!

Девочка немного понежилась в постели, думая о предстоящем дне. О, она не будет сидеть на месте! Правда, весь вчерашний день они провели во дворце, в ткацких мастерских. Артанис с любопытством смотрела на огромные белые полотнища, которые были натянуты на ткацких станках тэлерийских мастериц – это были корабельные паруса. Они были очень прочными и толстыми, и неспроста – ведь им надо было выдержать самое сильное дыхание Манвэ! Эарвен давно уже научила дочь прясть и ткать, но до сих пор Артанис ткала лишь обычное полотно – для постели, одежды, и ни разу еще не видела, как делают паруса. А когда она услышала о растениях, из которых сучат нити, то в голову ей пришли некоторые мысли, которые она и собралась сегодня проверить…
Collapse )

(no subject)

К 4.18 Харадримы и гондорцы. Взаимодействие в конце Третьей эпохи перед Войной Кольца. Все по усмотрению.

Мать меня Фелагундом назвала. Говорят, был такой король эльфийский, давным-давно. Очень богатый и жил в пещерах. Интересно, почему в пещерах, если богатый? Почему дворец не построить? Странно, да. Хотя эльфы - они вообще странные. Лучше от них подальше держаться. Правда, это совсем нетрудно - они к нам не приходят. В лесу своем живут, на севере. Оно и правильно - они там, мы - тут, друг другу не мешаем, каждый делает свое дело. Еще бы орки такие были... Но нет, орки - они работать не хотят, только грабежом живут. Эка пакость. Хорошо, их еще на границах сдерживают.

А вот насчет богатства - это бы неплохо. Только не было у матери денег, потому что отец помер, как мне два года было. С отцом, мать говорит, они неплохо жили. Он торговал специями с юга - перец там, гвоздика... Из Харада привозили. Лавка у него была, маленькая, зато своя. Только заболел отец скоро после того, как я родился. Болел-болел, все деньги на лекарей да лекарства ушли, лавку продали... Да все напрасно - помер он. А мама пошла в соседнюю лавку работать. Убирать, стирать, за гроши. И то благодарна была, что взяли - а то кому нужна женщина с маленьким ребенком? А никому.
Collapse )

Новое, не с феста

По заказу
[Error: Irreparable invalid markup ('<lj-user="gellian">') in entry. Owner must fix manually. Raw contents below.]

По заказу <lj-user="gellian">

Примирение Феанаро и Нэрданэли.

Он был последним… последним, кто вышел из Чертогов.

Все их сыновья уже вышли из Мандоса. Каждой встречи Нэрданэль опасалась, но все получилось удивительно легко. Майтимо и Макалаурэ отнеслись к ней почтительно и тепло, с Амбаруссар они будто и вовсе не расставались, Тьелкормо заговорил с ней сразу же весело и непринужденно, будто ничего и не было, Карнистир сначала немного дичился – но в этом не было ничего необычного, он всегда вел себя так, вот разве что Атаринкэ был немного холоден … но и он после Мандоса не держал обиды.

Но Феанаро… с Феанаро всегда было нелегко.

Говорили, что Пламенный Дух стал другим, что он согласился разбить Сильмарили для Йаванны, что вскоре будут вновь зажжены Древа. И что он вновь живет в доме отца, который тоже вернулся из Чертогов.

И что же теперь делать ей? Так и жить в доме отца и надеяться, что Феанаро придет сюда? Отправиться во дворец Финвэ и встретиться с Феанаро там? Попросить стать посредником Махтана или Финвэ или одного из сыновей – рассудительного Майтимо или любимца отца Атаринкэ? Она была готова на все – на то, чтобы просить и ждать, на то, чтобы признать свою вину и ошибки. Но примет ли ее Феанаро?

Нет, нет и нет – все не то.

Нэрданель праздно бродила по дому, едва отвечая на обеспокоенные вопросы родителей, и размышляла.

<lj-cut>Потом она оделась в простое, удобное для ходьбы платье, собрала походную сумку, заплела косу и вышла из дому.

Она ни на что не надеялась, ни о чем не думала, просто шла по пути, знакомому до последней мелочи. Знакомому - но все же каждый раз другому – то расцветет у края тропы незнакомый цветок, то птицы совьют гнездо на ветке дерева, то трудолюбивые муравьи выстроят новый муравейник.

Но сейчас она не замечала почти ничего – лишь вспоминала то, что произошло давным-давно, во время одной из ее прогулок…

К этому маленькому озерцу посреди холмов юная дочь Махтана вышла впервые. Она шла без всякой цели, просто брела по берегу ручья, любуясь цветами на его берегах и слушая журчание воды. Когда же она увидело озеро – маленькое голубое око, глядящее в небеса – то ахнула от восторга – до того это было красиво! Она присела у воды и улыбнулась своему отражению – а потом взглянула на противоположный берег и увидела там черноволосого юношу…

… и увидела там черноволосого мужчину.

Нэрданэль чуть не села там же, где стояла – колени сразу же ослабели. Но она овладела собой и медленно двинулась к мужчине по берегу озера…

Они встретились на полпути.

***

Когда остыли первые объятия и они сели на прибрежный камень, держась за руки, боясь отпустить друг друга – тогда Феанаро заговорил первым:

- Ты ждала, что я приду в дом Махтана, приду, чтобы просить прощения и умолять тебя вернуться ко мне?

- Ты ждал, что я приду во дворец Финвэ, приду, чтобы просить прощения и умолять тебя вернуться ко мне?

И одновременно:

- Я хотел сделать так.

- Я хотела так сделать.

- Но сначала… - и это они произнесли в унисон и улыбнулись друг другу, потому что поняли друг друга без слов. Они недаром оказались здесь в одно время. Случайность? Чудо? Нет, этого не могло не случиться – они мыслили слишком похоже.

- Прости меня, я виноват.

- Прости меня, я виновата.

- Я оставила тебя, я не поддержала тебя в трудную минуту…

- Я оставил тебя, я не послушал твоих советов…

- Ты виноват!

- Нет, ты виновата!

Она тряхнула головой – эта темная страница осталась в прошлом. Тогда каждый обвинял другого. Теперь каждый винит лишь себя.

- Прощаю… - они вновь заговорили одновременно.

***

- Нэри! – он освободил правую руку из ее руки и потянулся к верхней пуговице ее платья.

- Наро! – она изобразила на лице притворный ужас, но глаза ее смеялись. – У тебя и так больше детей, чем у любого из эльдар! Не пора ли остановиться?

- Нет, дорогая, - он уже принялся расстегивать пуговицы. – То было в Арде Искаженной. А в Арде Исцеленной у меня могут появиться соперники – но я хочу остаться первым!

Они засмеялись и Нэрданэль положила голову на плечо мужа.

- Но на самом деле, - сказал Феанаро уже серьезным голосом, - сейчас я не хочу, чтобы здесь был третий. Только ты и я. А время детей придет позже. Ты согласна?

Нэрданэль кивнула.

***

Вместе.

Теперь навсегда – вместе.

До Конца Арды.

И после Конца.
</lj-cut>

(no subject)

Сразу три маленьких драбблика.


Т7-7. Арвен , которой мы не знаем. (О деятельности Арвен в третью эпоху) джен.

Мне говорили, что я похожа на свою праматерь Лутиэн. Что ж, да будет так.

У матери своей матери я училась ткать. Ткать материю. Ткать туманы. Ткать судьбу.

Мужчины путешествуют и воюют. Мы, женщины, направляем и охраняем их в пути.

Я берегу тебя, любимый мой, где бы ты ни был. Когда в пустынях Харада ты погибал от жажды - я посылала тебе дождь. Когда тебе нужно было скрыться от врагов - я посылала туман.

А ныне я тку для тебя знамя. Герб, что можно увидеть глазами, я вышила на нем – Древо, Венец и Семь Звезд. Но это не все – в ткань вплела я победные руны, незримые для обычного взгляда, и тот, кто несет это знамя по праву – победит или умрет с честью.

Но я знаю, что ты победишь, любимый мой. Победишь и вернешься ко мне.

Не очень удачный драбблик, но я не знала, за что зацепиться, чтобы написать :(

Collapse )

Квэнта

Мои воспоминания о жизни в Валиноре и Нарготронде
Записки пробудившегося арфинга

36. В опасности

Итак, впервые за несколько сотен лет я выбралась за пределы королевства Нарготронд. Я знала путь в крепость на острове, ибо сама пришла оттуда в пещерный город. Но сейчас эти места были смертельно опасны, да и рядом не было никого, кто мог бы меня защитить. Отныне я могла полагаться только на себя.

Стояла глубокая осень. Почти все деревья сбросили листву, только кое-где на ветвях виднелись бурые скукоженные листья. Голый лес представлял собой плохую защиту от чужих взглядов. Трудно мне придется, если надо будет спрятаться! С другой стороны, и я смогу заметить приближение врагов издали.
Collapse )

Италия

Итак, вот первая часть моего отчета – Вена, Пиза, Рим. Остальное допишу завтра. (Осторожно, много фоток).

Collapse )

(no subject)

Мало того, что у меня в голове постоянно звучат различные песни из "Жанны", мало того, что мне снятся по ней сны, так еще и персонажи стали мерещиться. Вчера видела девушку с короткими рыжими волосами в белом брючном костюме - первая же мысль: "О! Жанна во дворце!" Все, пора завязывать. Смотреть не более одного раза в неделю. А то увезут в сумасшедший дом, а по дороге я буду распевать: "Сто лет побед не видела Франция".