Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

(no subject)

Посмотрела фильм «Девятаев». Честно говоря, увиденным довольна. После воплей в Инете ожидала чего-то худшего, а оказалось, все вполне достойно. Итак, о чем фильм?



Летчик Михаил Девятаев уже под конец войны, в июле 1944 года попадает в плен (самолет сгорел, сам выпрыгнул, но получил раны и травмы, не мог оказать сопротивления). Попал сначала в один лагерь. Пытался бежать с группой товарищей, был пойман и отправлен в другой лагерь, уже «смертником». Но ему повезло: заключенный из «хозобслуги» поменял ему карту военнопленного – из летчика он стал артиллеристом, человеком с другой фамилией. Девятаева отправили в лагерь на остров Узедом. Лагерь был секретным, около него производились запуски ракет ФАУ-2. В лагере был аэродром с самолетами. Девятаев решил из лагеря бежать, в частности, угнать самолет и улететь. Самолет был неизвестной конструкции, бомбардировщик Хейнкель, но Девятаев смог его изучить – читал выброшенные на помойку таблички со сломанного самолета, один раз подсмотрел, как немецкий летчик самолет заводил. Группу заключенных водили на ремонт аэродрома. Сговорившись с другими пленными, Девятаев разработал план побега. Однажды, во время обеденного перерыва, когда большинство немцев ушли в столовую, заключенные убили немецкого солдата-конвоира, забрались в Хейнкель. Девятаев сумел его поднять в воздух. Полетел не на восток, а на запад, поэтому посланные вдогонку самолеты его не нашли. Потом самолет, уже повернувший на восток, был обстрелян советскими зенитками, получил повреждения и совершил аварийную посадку. Советский отряд думал обнаружить внутри немцев, а обнаружил худых и изможденных людей в полосатой одежде, которые кричали по-русски: «Братцы, мы свои, свои!» Так Девятаев и еще 9 человек сумели бежать из плена.

Collapse )

(no subject)

Все, дорогие товарищи. На моей улице перевернулся грузовик с пряниками. "Девятаев" выходит! Чтоб вы знали - это РЕАЛЬНАЯ история. Михаил Девятаев, советский летчик, с товарищами, будучи в плену, действительно умудрился угнать немецкий самолет из секретного (!) немецкого концлагеря, причем без всякой помощи "изнутри" (единственный такой случай за всю ВМВ - вражеские самолеты несколько раз угоняли, да, но обычно все же с помощью "сочувствующих" сотрудников аэродрома, а не так чтобы сами). В общем, история так и просилась на экран - и, наконец, ее сняли. Буду ждать.

Вторжение японцев на Гавайские острова

Каждый, кто хотя бы поверхностно знает историю Второй мировой войны на Тихом океане, скажет, что никакого вторжения японцев на Гавайские острова не было. И окажется неправ. Вторжение на один из островов все же состоялось. Но эпизод этот малоизвестен, хотя история весьма интересна и поучительна, местами – забавна, а местами – страшна. И хотя в ней участвовало всего двадцать с небольшим человек, среди них нашлось место и агрессивному и хитрому захватчику, и отважным и умным защитникам, и даже подлому предателю.

Ниихау – крошечный островок в Гавайском архипелаге. Его площадь всего 70 квадратных километров, но там есть все, что необходимо для простой жизни. До войны на острове не было электричества и телефона, хотя и было несколько радиоприемников (но не радиопередатчиков). Остров принадлежал (и принадлежит сейчас) семье Робинсон. В 1941 году там жили мистер Робинсон, его жена и дети – это были единственные белые на острове. Также там была деревня туземцев-гавайцев – около двадцати взрослых жителей обоего пола, которые, в основном, работали на ранчо Робинсона, и еще больше детей. Было там и трое японцев: одинокий пожилой пчеловод Синтани, заведовавший пасекой, и молодой управляющий Робинсона Харада с женой. Харада нанялся к Робинсону больше года назад, работал хорошо и не вызывал нареканий.

Collapse )

Мидуэй

Кто от истории одного человека перешел к общей истории определенного времени и места, тот я :). Надо же было разобраться во всех этих Мидуэях, Нимицах, Макартурах, Сайпанах, Гуадалканалах и Маршалловых островах! (Второй - адмирал, третий - генерал, остальные - острова в Тихом океане :)) Одолела одну книжку - сугубо про авианосцы, другую - просто по общей истории действий флота союзников в ВМВ, третью - про конкретную битву, плюс воспоминания участников, прочитала еще много всяких статей в Инете (и надо еще заполировать док. фильмами, вот "Ад в Тихом океане", например).. Оказалось здорово интересно, например, я не представляла, как появились авианосцы и какую роль сыграли в войне, и зачем они вообще нужны государствам до сих пор (кстати, у РФ нет настоящих авианосцев, а только авианосные крейсеры, а самый большой авианосный флот, конечно, у США).

Collapse )

Как одного будущего американского президента спасли от акул и каннибалов

Фраза для аннотации к какому-нибудь низкобюджетному фантастическому фильму. Или из "желтой" статьи. А ведь каждое слово в этой фразе - чистая правда. Исторический факт.

Хотя на самом деле, если совсем уж побыть занудой, то спасли даже не одного, а сразу двух американских президентов. Как получилось, что сразу двух - поясню в конце заметки. А пока все по порядку.

Жил-был в США один парень. После нападения на Перл-Харбор он не стерпел, бросил университет и записался добровольцем. Было ему всего 17 лет. Он стал летчиком и попал на Тихий океан.

Быть летчиком - опасное дело, и однажды нашего героя сбили над морем вблизи одного тихоокеанского острова (кроме этого самолета сбили еще несколько). Самолет упал довольно далеко от берега, летчики выбросились с парашютами. Из экипажа выжил только один - тот самый летчик-пилот. К счастью, в "комплекте выживания" у него была небольшая резиновая лодка. Иначе его бы очень быстро съели акулы, которыми эти воды так и кишат. Он забрался в лодку и поплыл.

Collapse )

Часть 2

Я проснулся от того, что в глаза мне било солнце. Фил уже проснулся, Мак пошевелился.

- Который час? – спросил я.

- Солнце встало, - ответил Фил, показывая, что оно еще невысоко над горизонтом.

- Похоже, часов восемь.

- Что у нас на завтрак? – cпросил Фил.

- Как насчет яиц и бекона? – ответил я. – Или ветчины? Тосты, джем. Апельсиновый сок.

- Разве вчера было не то же самое? – пробормотал Маак.

- Может быть, - ответил я. Я старался разнообразить меню, но иногда это было затруднительно. – Можно вместо этого приготовить блинчики. У матери был отличный рецепт. А еще бисквиты и свежие фрукты.

- Я не буду, - сказал Фил. – Я объелся вчера за ужином. Ризотто и ньоки – это было чересчур. Не думаю, что смогу проглотить что-то еще.

- Это все вино, - сказал Мак. – Ты один выхлестал всю бутылку.

- Кто может отказаться от кьянти? – сказал я.

- Или десерта, - добавил Мак.

- Бискотти*, мороженое… - сказал Фил.

- Тирамису, - добавили мы все одновременно.

*Бискотти – сухое итальянское печенье характерной изогнутой формы (прим. перев).


На двадцать седьмой день я услышал над головой шум.

Я посмотрел наверх и увидел самолет, который был слишком далеко, чтобы быть нам полезным. В отчаянии мы быстро проголосовали и решили использовать две парашютные ракеты и один пакет с краской в воду, чтобы привлечь внимание самолета. Я также использовал зеркальце, чтобы посигналить, но самолет исчез.
Collapse )

(no subject)

Глава 5

Приготовьтесь к падению



«27 мая 1943 года

Расположились в новых комнатах, дом стоит всего в 80 футах от пляжа. Кухонная плита, холодильник и даже отдельная ванная. Въехали мы туда не то чтобы слишком скоро: кварту вытащили из-под моей подушки только вчера ночью.

От оперативного офицера узнали, что В-25 рухнул в море в 200 милях от Пальмиры. Мы единственный экипаж на базе, но «Супермен» еще в ремонте. Фил, однако, вызвался добровольцем для спасательной миссии».


Единственным доступным самолетом был «погонщик», который называли «Зеленый шершень». У него в полете опускался хвост, и он не мог нести бомбы. Наши инженеры проверили его от носа до хвоста не один раз и сообщили, что он ничем не отличается от остальных В-24: он должен летать нормально; но он этого не делал. Но это было неважно. Мы сняли с него многие запчасти для других самолетов, так что его использовали в основном для «овощных» полетов: это означало полеты на Гавайи за салатом, свежими овощами, стейками и прочим подобным. Очень редко его использовали для спасательных операций.

Наш экипаж после потерь на Науру состоял из десяти человек: Рассела А. Филипса, Отто Андерсона, Лесли Дина, Фрэнка Глассмена, Джея Нансена, Фрэнсиса Мак-Намары, Майкла Уолша, С.Х. Капернелла, Роберта Митчелла и меня. К нам присоединился офицер, который хотел добраться до Пальмиры, где мы должны были приземлиться и заправиться горючим после поисков. В 18:30 мы и другой В-24 вылетели на поиски.

Я считал, что мы вернемся домой к обеду. Спасательные миссии не были для нас в новинку. Мы недавно спасли экипаж В-25, у которого вышло горючее и они сели на воду в паре сотен миль от Оаху. Я заметил их с помощью цейсовского бинокля, купленного на Олимпиаде 1936 года в Берлине. Для невооруженного глаза сверху качающиеся плоты представляются просто небольшими волнами. Я увидел не только плоты, но и сигнальные ракеты. Мы подлетели поближе, радировали о находке на базу и час кружили над ними, пока не прибыла РBY – летающая лодка – и не подобрала людей.
Collapse )

(no subject)

Переводческое открытие: англоязычные называют самолеты так же, как корабли: "ship" и говорят "she" (она).

При этом прозвище самолета "Супермен". Но "она". Забавно :)

Часть 1

Глава 4


На молитве к богу и на одном крыле*


Вскоре я перешел в Службу доставки Локхида. Мне тогда выдали красивую форму. Но все это было временным занятием. Я знал, что когда весь мир воюет, то и Америка скоро вступит в войну. Во время обеда я видел, как с аэродрома компании взлетал один Р-38 за другим. Я представлял, как восхитительно лететь там самому, и потому записался в военно-воздушные силы.
*В русском классическом переводе «На честном слове и на одном крыле», но точнее перевести именно так, а учитывая взгляды тех времен и историю создания песни, это достаточно важное отличие (прим. перев.)

Первая моя тренировка состоялась 19 марта 1941 года, в Колледже аэронавтики Хэнкок, в Санта-Марии, к югу от Сан-Луис-Обиспо, Калифорния. Они назвали аэродром по имени капитана Дж. Алана Хэнкока, крупного нефтепромышленника, который построил Библиотеку биологии и океанографии Хэнкока в ЮКУ. Он также создал Парк Хэнкок в Лос-Анджелесе, в знаменитом районе Средний Уилшир, на части той земли, что оставил ему отец, майор Генри Хэнкок.

Я поехал на север еще с парой парней. Армейцы сняли меня в спортивной форме, когда я принял стойку на старте на самолетном крыле. Из-за моей известности спортсмена я был полезен им для рекламы, и я всегда был рад помочь. Через несколько недель тренировок на земле они наконец отправили меня внутрь учебного самолета. Это был шок. Я летал в Нью-Йорк на гражданских рейсах, но в таком маленьком самолете все было иначе.
Collapse )

Часть 2

В середине апреля 1943 года, на военной базе Кахуку, мы узнали о большом боевом вылете «к антиподам»; во время войны это означало не Австралию с окрестностями, а южные тихоокеанские острова. Утром 18 апреля я встал рано и пробежал милю по берегу, потом сделал спринт на 50 ярдов. Затем вместе со своим экипажем отправился в комнату боевых заданий на инструктаж и узнал, что наш следующий вылет будет одним из самых долгих.

Мы должны были вылететь с Оаху на остров Кантон, прямо под экватором, затем лететь на юго-запад до Фунафути, острова из группы островов Эллиса (тогда его еще не называли «Тувалу»), в южном центральном районе Тихого океана. Вылет был назначен на 13:00. Мы проверили самолет от А до Я, но не взлетали. Фил заехал за пределы взлетной полосы и утопил левое шасси в грязи. Два часа мы пытались его высвободить, затем вынуждены были перейти на другой самолет. У нашего нового самолета, номер 143, не было радара, нижнего и носового пулеметов.

Мы пролетели через два шторма по дороге, но в целости и сохранности прибыли на остров Кантон, залили топливо, поели и отправились на Фунафути, остров едва 800 ярдов в ширину, окруженный множеством мелких островков и весь покрытый кокосовыми пальмами и другими тропическими деревьями. Именно на Фунафути спасатели доставили Эдди Рикенбакера, аса Первой Мировой войны, после того как его самолет потерпел крушение во время важной миссии (он летел из Штатов к генералу Макартуру в Тихом океане). Он провел двадцать семь дней на плоту, борясь со стихиями. Это был очень долгий дрейф, и я всегда удивлялся, как он выжил. Collapse )