Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Category:

Квэнта

Мои воспоминания о жизни в Валиноре и Нарготронде
Записки пробудившегося арфинга

28. Предательство

Они ушли в один из осенних вечеров, скрыв кольчуги под темными плащами, пешком.

- Кони будут нам только мешать, - сказал Эарниль. -Наша надежда – в скрытности, а лошади могут нас выдать.

- Каким путем вы пойдете?

- Прямо на север, через Тол-Сирион. Нам там известна каждая щель – авось, проскочим. На западе – Хитлум и король Фингон, друг Маэдроса – кто знает, кого он поддержит? Да и те места мы плохо знаем. На востоке – Эред-Горгорот и Таур-ну-Фуин, нам не пройти их так, чтобы нас не заметили. После бегства Берена там наверняка рыщут дозоры, разыскивая его, ибо Моргот так просто не отступится. Проход Сириона – единственный путь.

Почти никто не пришел попрощаться с ними. Город отверг их, изгнал, вышвырнул за ворота.

После их ухода потянулись унылые черные дни. Я замкнулась в себе, почти ни с кем ни разговаривала, кроме брата. Майтор уехал на границу. Когда я рассказала Келеброну о разговоре с ним, он долго молчал, а потом сказал:

- Мне жаль, что у вас так получилось, но ты не могла поступить иначе. Ты все еще любишь его?

- Мне кажется, что любовь моя умерла навсегда.

Тоскливые дни шли один за другим. Я то пыталась забыться в работе, то бродила по длинным коридорам подземного города, выбирая самые пустынные. Чаще всего я забиралась в один небольшой заброшенный зал. Когда-то его использовали для встреч малого совета, но потом перешли в другой, более сухой и светлый. Сейчас здесь никто не бывал. Обычно я садилась в маленькую нишу, полузакрытую старым гобеленом и сидела там часами. Мне не хотелось никого видеть и слышать.

Однажды, примерно через два месяца после ухода отряда, я забралась в свое любимое убежище, подтянув колени, так что снаружи меня совсем не было видно. Сначала я с помощью духа пыталась найти разум Эарниля, чтобы узнать, где он сейчас – но мне не удалось этого сделать, как и в прошлые попытки, видимо, он закрылся наглухо. И правильно сделал, ведь как говорили, Моргот может проникнуть в незащищенный разум и узнать все его тайны. Они уже должны были добраться до Волчьего Острова – а там сидит проклятый чародей, и наверняка, он полагается не только на глаза и уши волков и орков. Хоть бы отряд был в безопасности! Оставив тщетные усилия, я погрузилась в полусон-полугрезы, уйдя в счастливые воспоминания о Валиноре…

Вдруг у двери послышались шаги, потом голоса. Я очнулась от грез, удивившись, что кто-то сюда забрел, но не стала выбираться из убежища – пусть идут, а я пока останусь здесь.

Однако пришельцы, кажется, не собирались быстро уходить. Они громко говорили о предстоящей охоте на волков, которые после падения Тол-Сириона расплодились в наших краях. Стражи убивали их, где только могли, но прибывали все новые твари. Я узнала голоса Келегорма и Куруфина и охота выходить из убежища совсем пропала. С ними я хотела встречаться меньше всего, даже видеть их лица было невыносимо. Скорей бы они ушли! Других голосов не было слышно, и я поняла, что братья были одни.

Я не прислушивалась к разговору, но до меня долетали обрывки фраз: «…волки… бродят у самых границ… много… шпионы… Гортаур…ушел… никаких вестей… король…Берен» Что такое? Похоже, они говорят о Финроде и тех, кто ушли с ним. Я стала слушать внимательнее. Кажется, это был голос Куруфина:

- Ородрет – медлительный дурак. Он так и будет сидеть сиднем в своем городе и трястись, а мы так ничего и не знаем! Где они? Может, уже погибли, или в плену, или даже достигли своей цели? Надо узнать, что случилось. Мы можем сказать всем, что едем на охоту, собрать побольше воинов и ехать к Тол-ин-Гаурхоту. Может быть, они уже возвращаются! Раньше до Ард-Гален можно было добраться за десять дней, саму равнину можно пройти за день. А уже прошло два месяца. Вдруг эта безумная затея удалась? Ты представляешь, что будет, если Сильмариль принесут сюда?

- Схватка. Финрод не отдаст его добровольно – ведь он поклялся помогать Берену. Сейчас город поддерживает нас – но что будет, если бывший король вернется победителем?

- Нельзя этого допустить. Я не хочу повторения Альквалондэ. Чем меньше будет жертв – тем лучше. А нам надо… встретить их первыми.

- И что?

- Cильмариль по праву наш – никто не может этого отрицать! А когда он будет у нас в руках – все остальное будет просто. Нарготрондцы так доверяют нам, что поверят любой сказке, которую мы сочиним. Например, что Финрод добровольно отдал нам Камень, а сам удалился в изгнание. Во всяком случае, надо ему это предложить. Он – не враг нам, если отдаст Сильмариль.

- А Берен?

- Очень надеюсь, что этого бродягу где-нибудь убили. Во всяком случае, клятва обязывает нас это сделать, если он не согласится отдать Камень. Вряд ли кто-то будет о нем сожалеть или искать его.

- Но что, если Финрод не согласится?

- Разве ты до сих пор еще не понял – может быть, мне повторить клятву?

- Да … понял.

- Мы возьмем Сильмариль, да еще и трон Нарготронда будет наш! Мы же происходим из старшей ветви потомков Финвэ. Ородрет на троне Нарготронда – это недоразумение. Сильмариль – символ власти, когда он будет у нас – это поддержит наши притязания. Нарготрондцы уже почти признали нас владыками, надо лишь сделать последний шаг – а потом, с помощью его войск взять Ангбанд и отобрать два других камня. Но для этого необходимо выяснить, что произошло с Финродом и его отрядом.

- Хорошо. Выезжаем завтра.
Subscribe

  • (no subject)

    Посмотрела фильм «Девятаев». Честно говоря, увиденным довольна. После воплей в Инете ожидала чего-то худшего, а оказалось, все вполне достойно. Итак,…

  • (no subject)

    Г. Свиридов "Время, вперед!" Просмотрите видео и без чтения сопроводительной информации скажите, что это за страна показана. А вот честно тоже…

  • (no subject)

    Люди не перестают меня удивлять своими странностями. Вот та самая пресловутая Женевская конвенция, которую так любят поминать в спорах о ВМВ и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments