Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Category:
Получила третье призовое место (из семи участников) на конкурсе переводов на Блинкоме. Хотя некоторые члены жюри считали, что можно дать и второе. Ну и ладно, и то неплохо.

Мой вариант перевода (отрывок из «Записок клуба Мнение», Дж.Р.Р.Толкин)

«Ну, я – филолог», - сказал Лоудэм, «что означает – человек, которого никто не понимает. Но как я дошел до такого, думаю, объясняет имя, которое вы упомянули: «Арри». Имя «Арри», коим некоторым нравится называть меня – это не только дань моей плебейской болтливости, как, похоже, полагают самые несведущие из вас: это краткое имя не от «Генри» или «Гарольд», а от «Арундэль». Полностью «Эльвин Арундэль Лоудэм», смиренный шут, к вашим услугам».

«Ну, и причем же здесь это?» - раздались голоса.

«Я еще точно не знаю», - сказал Лоудэм. «Но моего отца звали Эдвин».

«И в самом деле, теперь все ясно!» - сказал Фрэнкли.

«Боюсь, не совсем», - ответил Лоудэм. «Не столько ясно, сколько загадочно. Насколько я помню, отец был очень странным человеком. Статным, высоким, могучим, темноволосым. О, не смотрите на меня так! Я лишь слабая копия. Он был богат и сочетал страсть к морю с изучением лингвистики и археологии. Должно быть, он изучал англосаксонский и другие северо-западные языки; ибо я унаследовал его библиотеку и некоторые вкусы.

Мы жили в Пембрукшире, неподалеку от Пеньяна: если это можно так назвать, ибо мы отсутствовали там почти весь год; а отец всегда отбывал в мгновение ока: он проводил большую часть времени, плавая у берегов Норвегии, Шотландии, Ирландии, Исландии, иногда заходил южнее, к Азорским островам, и так далее. Я плохо знал его, хотя и любил так сильно, как только может маленький мальчик, и грезил о том времени, когда смогу отправиться с ним в плавание. Но он исчез, когда мне было всего девять».

«Исчез?»- спросил Фрэнкли. «Я думал, вы говорили мне когда-то, что он утонул в море».

«Он исчез», - ответил Лоудэм. «Загадочная история. Шторма не было. Его корабль просто растворился в Атлантике. Это произошло в 1947, в следующем месяце исполнится сорок лет. Никаких сигналов (и в любом случае, он не стал бы использовать радио). Никаких следов. Никаких вестей. Корабль назывался «Эарендэль». Странное дело».

«Моря тогда были еще довольно опасны, не так ли?» - сказал Стейнер. «Повсюду мины?»

«Не нашли даже обломка рангоута», - ответил Лоудэм. «Таков был конец «Эарендэля»: странное имя и странная судьба. Но у отца были кое-какие причуды по поводу имен. Меня назвали «Эльвин Арундэль», довольно труднопроизносимое имя, и назвали так благодаря благоразумию и моей матери, как я полагаю. Имена, которые выбрал он, звучали как «Эльфвинэ Эарендэль».

Я мало беседовал с ним, но помню один из разговоров, который произошел как раз перед его последним уходом. Я умолял отца взять меня с собой, и, конечно, он ответил НЕТ. «Когда же я смогу уйти?» - спросил я.

«Пока нет, Эльфвинэ», - сказал он. «Пока нет. Когда-нибудь, возможно. Или, может быть, ты должен будешь последовать за мной».

Тогда-то и зашла речь о моих именах. «Я сделал их более современными», - сказал он, «чтобы избежать неприятностей. Но корабль мой носит более верное имя. Оно указывает не на Сассекс, а на берега гораздо более дальние. И ныне они воистину дальние. В наши дни у человека больше свободы в наименовании корабля, чем собственного сына. Но мало осталось людей, у которых есть то или другое».

Отец отбыл на следующий день. Ему до безумия хотелось выйти в море, ибо он просидел на берегу всю Шестилетнюю Войну, с лета 1939, за исключением, пожалуй, Дюнкерка в 1940. Он был слишком стар – ему исполнилось пятьдесят, когда разразилась война, а мне - только год; ибо он женился поздно – слишком стар, и, как я думаю, слишком свободолюбив и независим, чтобы иметь какое-то постоянное занятие, и его томило яростное беспокойство. Похоже, с собой он взял всего трех моряков, но я, конечно, не знаю, как он нашел их или как им удалось выйти в море в те дни, дни тирании. Думаю, они нашли какой-то нелегальный способ отплыть. О, как я хотел бы знать, куда! Сомневаюсь, что они собирались возвращаться. В любом случае, я никогда больше его не видел».

«Я все еще не вижу никакой связи с нашей основной темой», - сказал Гильдфорд.

«Подождите!» - сказал Ремер. «Связь есть, или мы так думаем. Мы уже обсуждали это. Дайте Арундэлю договорить».

«Ну – когда он ушел… Как я уже говорил, в то время мне было всего лишь девять, и я не особо интересовался книгами, не говоря уже о языках, что естественно в таком возрасте. Конечно же, я умел читать, но делал это редко… до той поры как отец ушел и мы поняли, что он не вернется. Тогда я занялся языками, особенно их созданием (как я думал). Через некоторое время я начал забираться в его кабинет, который оставался в неприкосновен-ности долгие годы, с тех самых пор как отец был жив.

Там я узнал множество необычных, несвязанных меж собой вещей, и однажды наткнулся на некие записки или дневник на странном языке. Не знаю, что с ними сталось после смерти матери. Я нашел от них лишь один лист среди тех бумаг, что перешли ко мне. Долгие годы я хранил его, и часто пытался прочитать, но потерпел неудачу; а сейчас он затерялся. Мне было четырнадцать или пятнадцать, когда я по какой-то причине особенно увлекся англосаксонским. Думаю, мне нравилось его звучание. Не столь важным было, что на нем написано, сколь вкус его слов, так подходивший мне. Но впервые я познакомился с ним, пытаясь побольше узнать об именах. Однако мне мало что удалось выяснить.

Эадвинэ, друг удачи? Эльфвинэ, друг эльфов? В любом случае, именно к этому сводится более или менее дословный перевод. Хотя, как знает большинство из вас (кроме бедного Филиппа), такие двусложные имена достаточно традиционны, и мало что можно узнать из их точного значения».

«Но ведь сначала их создавали, чтобы они имели какое-то значение», - сказал Ремер. «Традиция соединять очевидно случайным образом начала и окончания из списка, благодаря которой получались имена типа «Копьемир» и «Мироволк» и тому подобное – должно быть, позднее развитие этой идеи, нечто вроде засохшей словесной геральдики. В всяком случае, Эльфвинэ – это одно из древних сочетаний. Оно ведь встречается и за пределами Англии, не так ли?»

«Да», - подтвердил Лоудэм. «Как и Эадвинэ. Но я не смог найти подходящих Эльфвинэ среди тех, кто там описан: не подходит, например, ни Эльфвинэ, внук короля Альфреда, который пал в великой победе 937 года; ни Эльфвинэ, что пал в знаменитом поражении при Мэлдоне, ни многие другие; ни даже Эльфвинэ из Италии, Альбуин, сын Аудуина, мрачный лангобард шестого столетия».

«Не забывайте о связи лангобардов с королем Шефом», - вставил Маркисон, который начал выказывать признаки интереса.

«Я и не забываю», - сказал Лоудэм. «Но я рассказывал о тех исследованиях, что я проделал еще мальчишкой».

«И не забывайте о повторении последовательности: Альбуин, сын Аудуина; Эльфвинэ, сын Эадвинэ; Эльвин, сын Эдвина», - сказал Ремер.

«Вероятно, это нарочитое подражание хорошо известной истории о Розамунде», - возразил Филипп Фрэнкли. «Отец Арри должен был ее знать. И этого достаточно, чтобы объяснить «Эльвина» и «Эльфвинэ», когда вы имеете дело с семьей нордических филологов».

«Возможно, о Друг Коня из Македонии!» - ответил Лоудэм. «Но это не объясняет «Эарендэля». Относительно этого имени мало что можно найти в англосаксонском, хотя оно там, действительно, есть. Кое-кто полагает, что это на самом деле было название звезды – Ориона или Ригеля. Луч света, сияние, блеск зари: так говорят глоссы.

«Ĕala Earendel engla beorhtost
ofer middangeard monnum sended?»

- произнес он нараспев. «Славься, Эарендэль, светлейший из ангелов, посланный к людям в небеса над срединной землей!» Когда я наткнулся на эту цитату в словаре, я почувствовал странный трепет, словно что-то шевельнулось во мне, наполовину пробужденное ото сна. За этими словами было нечто далекое, и странное, и прекрасное, насколько я смог вообще осознать это чувство, нечто, лежащее далеко за пределами древнего английского».
Subscribe

  • (no subject)

    В прошлые выходные я сходила в кино на распиливание пилой и взрыв головы. Теперь у меня в планах на выходные: а)война и нацистский концлагерь; б)…

  • (no subject)

    Посмотрела один фильм на тему ВМВ и, честно говорю, получила большое потрясение, много мыслей на подумать и все такое. Что интересно – фильм…

  • (no subject)

    Поскольку все окружающее достало, хочу в выходные сходить на Мортал Комбат. Вероятно, кровища и выдранные позвоночники меня немного успокоят 

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments

  • (no subject)

    В прошлые выходные я сходила в кино на распиливание пилой и взрыв головы. Теперь у меня в планах на выходные: а)война и нацистский концлагерь; б)…

  • (no subject)

    Посмотрела один фильм на тему ВМВ и, честно говорю, получила большое потрясение, много мыслей на подумать и все такое. Что интересно – фильм…

  • (no subject)

    Поскольку все окружающее достало, хочу в выходные сходить на Мортал Комбат. Вероятно, кровища и выдранные позвоночники меня немного успокоят