Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Category:

Квэнта

Мои воспоминания о жизни в Валиноре и Нарготронде
Записки пробудившегося арфинга

26. Решения

Я не была в Тирионе в тот день, когда Фэанор призывал нолдор идти в Средиземье, но по рассказам других представляла себе, что там происходило. И нынешнее собрание было похоже на события того дня. Речи Финрода зажгли сердца нарготрондцев и я видела, как мужчины воодушевились, желая биться с Врагом. О, как мне было жаль сейчас, что я не воин! Но что это? Вот вскочил Келегорм, выхватив меч, и воскликнул:

- Будь он друг или враг, демон Моргота, эльф или дитя людей, или другое существо в Арде, ни закон, ни любовь, ни силы зла, ни мощь Валар, ни сила чар не защитят его от ненависти сыновей Фэанора, если он возьмет или найдет Сильмариль и сохранит его у себя. Ибо лишь мы одни можем владеть Сильмарилями, пока мир не подойдет к концу. Лишь мы имеем право на творение своего отца, в самый час своей смерти он завещал нам хранить клятву, и никто в Арде не может нарушить ее. Никому не позволим мы завладеть Сильмарилем!


Лицо его пылало гневом, пока он говорил. А когда Келегорм замолчал, встал брат его, Куруфин. Спокойнее и тише были его речи.

- О, жители Нарготронда! Неужели не поняли вы еще, как силен Моргот? Вспомните Дагор Браголлах, вспомните реки пламени, что текли по Ард- Гален – ныне там лишь прах и пепел, Земля Жажды называют ее. Вспомните о тварях Моргота, о Глаурунге Могучем, что изрыгает огонь! Неужели хотите вы, чтобы дракон пришел в ваш город? Чертоги Нарготронда и все его сокровища сгорят в пламени дракона! А орки убьют всех, кто будет сопротивляться, а те, кто останутся в живых, будут проклинать тот день, когда согласились выйти против Моргота! Ибо будут они уведены в Ангбанд, в страшное рабство, и там, в слезах и муках будут трудиться во славу Темного Владыки! Нарог покраснеет от крови убитых, и станут мутными и оскверненными чистые воды его! Волколаки будут рыскать по светлым лесам королевства, которые превратятся отныне в темные чащобы! Выступать сейчас против Моргота – безумие, ибо Враг силен, как никогда, а эльдар – слабы!

Такая сила была в речах Куруфина, что я воочию увидела все, что он говорил: охваченные пламенем чертоги, и ужасного дракона, и волколаков в чащах, и покрасневший Нарог… И убитых я видела, и тех, кого в цепях гнали на север… Страшна была картина, что создал сын Фэанора. Похоже, все остальные видели то же, ибо призывы к битве смолкли.

- Как ты думаешь, он прав? – шепнула я Келеброну, сидевшему рядом.

- Похоже, что да. Мы потеряли так много воинов, а ведь Нарготронд не подвергся нападению! Вспомни, сколько их уходило на север и сколько вернулось назад. Дортонион потерян и род Беора почти уничтожен. Наше королевство ослабело. Никакой амдир на победу у нас нет…

- Амдир нет, это так, - ответила я. – Но…

Я не знала, что сказать, хотя и чувствовала, что происходит что-то не то. Морок речей Куруфина рассеялся, картины разорения и гибели исчезли. Но вокруг поднялся ропот и я услышала возгласы: «Сын Финарфина – не Вала, чтобы приказывать нам!» «Ты хочешь повести нас на гибель, о, король, из-за прихоти смертного?» «Что будет с женами и детьми нашими, если мы погибнем?» «Лорд Куруфин прав, мы не сможем победить в сражении!» «Король обезумел, ибо лишь безумец может сейчас напасть на Ангбанд!»

Я посмотрела на Майтора, который сидел неподалеку. Он тоже кричал что-то подобное…

- Да что же это такое! – сказал нам Эарниль. – Ведь это мятеж! Мы же клялись в верности Финроду! Как мы можем не помочь ему?

Я стряхнула с себя последние остатки страшных видений и огляделась. Зал бушевал, выкрики о безумии короля и правоте Куруфина продолжались. Сыновья Фэанора выглядели довольными, а человек, Берен, помрачнел. Что же будет? Наверное, сейчас король скажет Берену, что не может ничем ему помочь…

Но произошло нечто совсем неожиданное.

Финрод резким движением сорвал с головы серебряный венец и швырнул себе под ноги. Все смолкли в изумлении.

- Вы можете нарушить клятвы верности, данные мне, но я свое слово сдержу. Но если есть среди вас кто-то, на кого еще не пала тень проклятия, по крайней мере, они последуют за мной, и я не уйду отсюда, подобно нищему, которого вышвыривают за ворота.

- Я пойду за тобой! – раздался возглас из первых рядов. Говоривший встал и подошел к трону, это был Эдрахиль – командир личной дружины Финрод. К нему молча присоединились один, два… восемь других эльфов. Все они были из дружины Финрода и все побывали в Топи Серех.

Эарниль вдруг поднялся.

- Я тоже не могу остаться здесь.

И он присоединился к небольшому отряду.

Келеброн вскочил, но тут же с проклятием рухнул обратно на скамью. Я услышала, как он прошептал:

- А я не могу, не могу…

Эдрахиль поднял серебряный венец и подал его Финроду со словами:

- Избери же наместника, ибо ты остаешься нашим королем – что бы ни случилось.

И Финрод передал венец Ородрету.
Tags: записки арфинга
Subscribe

  • ЗиОЭ и авари

    Вот тут некоторые интересуются - как авари справлялись с проблемой "вторых браков". Договорились до того, что у каждого аваро - по гарему (интересно,…

  • О троллях Арды

    Итак, тролли. Всем известно, что эти существа, несомненно злые и весьма сильные, присутствуют в легендариуме Толкина. Интересно отметить, что в…

  • Имена вождей халадинов

    Имена у владык халадинов, как мне кажется, "составные" - начало у них на одном языке (языке Народа Халет), а конец - на другом (синдарине).…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments

  • ЗиОЭ и авари

    Вот тут некоторые интересуются - как авари справлялись с проблемой "вторых браков". Договорились до того, что у каждого аваро - по гарему (интересно,…

  • О троллях Арды

    Итак, тролли. Всем известно, что эти существа, несомненно злые и весьма сильные, присутствуют в легендариуме Толкина. Интересно отметить, что в…

  • Имена вождей халадинов

    Имена у владык халадинов, как мне кажется, "составные" - начало у них на одном языке (языке Народа Халет), а конец - на другом (синдарине).…