Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:

Квэнта

Мои воспоминания о жизни в Валиноре и Нарготронде
Записки пробудившегося арфинга

18. Беглецы

Но даже в те времена, когда Моргот был осажден в Ангбанде, а твари его укрощены и загнаны в самую глушь, порой случалось так, что не всегда путники, что выезжали за врата крепостей, возвращались обратно. Глухая молва говорила, что их хватали орки, которые проникали через границы и сбивались в шайки в глуши. Оттуда они нападали на небольшие поселения и на одиноких путников, которых убивали или уводили в Ангбанд. Орков уничтожали, но они приходили снова и снова. Несколько эльфов из Нарготронда тоже пропало. Никто из них не вернулся, кроме одного.

Однажды к вратам Нарготронда подошли два путника. Оба они были эльфами из мориквэнди, одним из них был Урундиль, синда, который пропал без вести несколько лет назад, а другой - незнакомец. Оба выглядели изможденными, а одежда их была в лохмотьях. Их впустили, и Урундиль рассказал свою историю. Оказывается, когда он ехал вдоль северных отрогов Синих Гор в поисках рудных жил, на него напала шайка орков. Он пытался сопротивляться, но их было слишком много. Его оглушили ударом по голове, а когда он пришел в себя, он был связан по рукам и ногам и его куда-то тащили. Как вскоре выяснилось, его вели на север, в Ангбанд. Оркам удалось миновать Предел Маэдроса, и несчастный Урундиль попал в твердыню Моргота. Выяснив, что он мастер-кузнец, Моргот приказал не убивать его, а отправил в подземные кузницы на работу. Там он и провел несколько лет в тяжком труде и постоянном страхе. Но через несколько лет ему предоставилась возможность бежать. Орки были слишком тупы и плохо умели считать, поэтому Урундиль сумел припрятать пару мечей, которые делались в кузнице. Морендур (так звали второго эльфа, пришедшего с Урундилем) показал ему тайный ход из подземной кузницы, о котором он сам случайно узнал. Однажды орки-надсмотрщики так перепились, что уснули мертвым сном. Они не слишком заботились об охране рабов – ведь дверь кузницы была заперта снаружи, а рабы - закованы в цепи. Перерубив цепи припрятанными мечами, Урундиль с Морендуром вышли из кузницы по тайному ходу, и никем не замеченные, выбрались из подземелий и сумели миновать пограничную стражу. Дальше было легче. Добравшись до первых эльфийских поселений, беглецы передохнули и сменили одежду, а затем отправились в Нарготронд.

После рассказа Урундиля Морендур тоже немного поведал о себе. Он назвался эльфом из нандор. Однажды он в одиночку странствовал по глуши, когда его, как и Урундиля подстерегли орки и увели в Ангбанд. Он попал туда на несколько лет раньше Урундиля и успел хорошо изучить тамошние порядки, что и дало возможность им бежать.

Поведав о своих приключениях, беглецы передохнули, а потом Финрод побеседовал с каждым в отдельности. Урундиль, конечно же, хотел вновь жить в Нарготронде, а Морендур просил дозволения тоже остаться здесь, вместе с другом. Финрод позволил ему поселиться в городе.

По случайности им отвели комнаты неподалеку от наших, поэтому мы с Келеброном довольно часто сталкивались с друзьями в переходах. Келеброн тоже часто встречался с Урундилем в мастерских, поскольку тот пытался вернуться к прежней жизни и в частности, заняться любимым делом. Раньше они не были особыми друзьями, скорее, просто товарищами по работе. Как-то раз брат заговорил со мной об Урундиле.

- Знаешь, Ильвэн, Урундиль стал каким-то странным... после того, что он пережил.

- Странно было бы, если бы он вышел из этих испытаний неизменившимся, - ответила я. – Вряд ли и мы с тобой остались бы прежними, проведя несколько лет в самом средоточии тьмы.

- Это так. Однажды он рассказал мне, что его заставили ковать цепи. Сначала он отказался… и его избили до полусмерти. Потом он уже не отказывался – хотя и старался делать эту работу как можно медленнее и хуже. Он говорит, что тогда сам вид кузнечных инструментов был ему противен, он думал, что уже никогда не сможет взять их в руки без отвращения. Но здесь он немного успокоился, и прежняя работа доставляет ему удовольствие. И все равно он чего-то боится – даже здесь!

- Это можно понять. Он никак не может отвыкнуть от прежнего страха.

Может быть… Наверное, это все же пройдет со временем. Но еще страннее его отношения с этим… Морендуром, - при произнесении имени друга Урундиля на лице Келеброна отобразилась неприязнь. - Вот ты как думаешь – они друзья?

- Ну…да. Они везде бывают вместе, живут по соседству. Кажется, Морендур не следует за ним только в мастерские, да ночью они расходятся по своим комнатам.

- А я заметил, что когда этот Морендур появляется, то Урундиль весь как-то сжимается, и в глазах его видна не радость, а что-то похожее на страх. И когда Морендур предлагает что-то сделать – Урундиль сразу же соглашается, даже не раздумывая, а вот наоборот никогда не бывает. Он как будто боится ему отказать. И в глаза ему не смотрит.

- Может, это потому, что Морендур его спас? Ведь не знай он о том тайном ходе, они никогда бы не выбрались из подземелья! Вот и боится обидеть отказом друга.

- Может быть. Но все равно все это как-то странно. Не знаю, не знаю…

На том и окончилась наша беседа. После я долго раздумывала над этим, но не смогла прийти ни к какому иному выводу. Потом повседневные заботы отвлекли меня, и я почти о нем забыла. Однако, встречая Урундиля где-нибудь, я замечала, что он выглядит все более изможденным и осунувшимся и как будто все время испуганным.

Однажды вечером я шла по полутемному переходу и завернув за угол, чуть не столкнулась с идущим навстречу Урундилем. Он отшатнулся, прижался к стене, закрыл лицо руками, как будто ожидая удара. Я и сама испугалась от неожиданности и отскочила.

-Урундиль, это всего лишь, я, Ильвэн! Что с тобой?

Он отнял руки от лица.

- Ильвэн, ну, конечно… А мне показалось…

Он не стал договаривать, кем я ему показалась, а я не стала допытываться, вместо этого сказав:

-Урундиль, а ты не думал сходить к целителям? Ты мог бы открыть им разум…

- Нет! – почти крикнул он, не дав мне договорить. – Нет, - повторил он более спокойно. Я не могу открыть свой разум никому, Ильвэн. Я так привык закрываться там… в Ангбанде… я так боялся, что Моргот или кто-то из его слуг проникнет в мой разум, что сейчас прихожу в ужас при одной только мысли об этом. Может быть, потом… Ты не представляешь себе, как страшен Моргот! Когда он смотрит на тебя, кажется, что взгляд его проникает в самую душу! Он пытается покорить тебя, пытается вывернуть наизнанку и узнать все твои тайны, а потом подчинить себе твою волю! Это ужасно… Но я не…

- Не покорился ему?

- Да, не покорился. Он смог получить мою работу – но не мою душу.
Tags: записки арфинга
Subscribe

  • (no subject)

    Люди не перестают меня удивлять своими странностями. Вот та самая пресловутая Женевская конвенция, которую так любят поминать в спорах о ВМВ и…

  • (no subject)

    В прошлые выходные я сходила в кино на распиливание пилой и взрыв головы. Теперь у меня в планах на выходные: а)война и нацистский концлагерь; б)…

  • (no subject)

    Посмотрела один фильм на тему ВМВ и, честно говорю, получила большое потрясение, много мыслей на подумать и все такое. Что интересно – фильм…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments