Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Category:

Квэнта

Мои воспоминания о жизни в Валиноре и Нарготронде
Записки пробудившегося арфинга

Предыдущие части смотреть по тэгу «записки арфинга».

14. Дагор Аглареб. Запрет.

Не зря воины нолдор готовились к битве, не зря выменивали мы у искусных кузнецов Ногрода и Белегоста кольчуги, мечи и копья. Моргот Проклятый, Черный Враг Мира, чей престол стоит на ледяном севере, вновь показал свою силу. Земля на севере сотрясалась, вершины Железных Гор изрыгнули дым и пламя, огонь вырвался из огромных трещин в земле и орды свирепых орков хлынули на равнину Ард-Гален. Верно, Моргот думал, что мы плохо готовы к битве, и он быстро одержит победу. Но король Финголфин и владыка Маэдрос не дремали. Быстро собрали они воинов, и когда вражье воинство напало на Дортонион, нолдор ударили на него с двух сторон. Орки пришли в смятение, дрогнули и побежали, а эльдар преследовали их почти до Тангородрима и перебили всех в виду самих врат Ангбанда. Финрод и Ородрет не участвовали в битве, ибо они с малым числом защитников держали нашу крепость на острове Тол-Сирион, которая была почти достроена. Но все же небольшие шайки орков прорвались в Белерианд и Финрод выслал несколько отрядов, дабы уничтожить их.

Быстрой была та победа и мало воинов потеряли эльфы в сражении. Дагор Аглареб, Достославной Битвой, назвали ее. Мы радовались победе и многие теперь говорили, что Моргот никогда не сможет сломить силу нолдор. Воистину, еще ни одну битву он не выиграл, и мы тогда верили, что так будет всегда. И эльдар не всегда дано провидеть грядущее.

Финрод все больше времени проводил в Нарготронде, ибо крепость на Тол-Сирион была завершена. Он оставлял здесь наместником брата своего, Ородрета и стало известно, что именно Ородрет будет стражем крепости после переселения Финрода в Нарготронд. Некоторые удивлялись такому решению, ибо Ородрет никогда не проявлял особых военных способностей, он всегда был самым мягким и нерешительным из братьев. Но Ангрод и Аэгнор держали Дортонион. Иные утверждали, что Галадриэль была бы даже лучшим командиром, чем ее старший брат, хотя она и женщина. Но она не желала покидать Дориат, да и война – все же неженское занятие, хотя бы даже для Девы-Мужа.

Через несколько лет Финрод уехал в Гавани, к Кирдану Корабелу. Кирдан просил его возвести башню на мысу к западу от Эглареста, для защиты от Моргота, если он попытается напасть с моря. Финрод взял с собой несколько мастеров-нолдор, под чьим руководством синдар из Фаласа построили высокую башню Барад-Нимрас. Если бы Моргот напал теперь с моря – синдар не были бы беззащитны.

Мы старались позабыть об ужасном прошлом – о жестоком Убийстве Родичей, о предательстве и тяжком пути через Хэлькараксэ, и не хотели, чтобы наши союзники узнали о нем, но тайное всегда становится явным. Вскоре среди синдар поползли темные слухи о том, что произошло в Валиноре. В них были перемешаны ложь и правда – и в этом была заметна рука Моргота. Говорили, что все воинство нолдор – и те, что шли за Фэанором, и те что, шли за королем Финголфином, в том числе и дети Арфина – вероломно напали на Альквалондэ и перебили почти всех ее жителей. Говорили, что нолдор упивались жестокостью и кровью, что они без всякой жалости убивали бегущих, не щадили даже женщин и детей. Говорили, что и здесь нолдор лишь на время притворились союзниками синдар – и ждут только случая, чтобы напасть на них и стать единственными владыками Белерианда. Наверное, с помощью пыток Враг вызнал от пленных нолдор правду о том, что случилось в Благословенном Королевстве – и теперь пытался рассорить синдар и нолдор, смешав истину с ложью. И некоторые синдар верили этому, а другие – нет, и поднялись среди них споры и раздоры. Кирдан Корабел был встревожен темными слухами, что множились среди его подданных, и он послал весть к королю Тинголу в Дориат, прося у него совета. В то время в Дориате гостили Финрод и Ангрод. Как мы узнали позже, король обвинил Финрода в том, что тот обагрил руки кровью родичей матери, а теперь бесстыдно принимает его гостеприимство в Дориате. Финрод не желал оправдывать себя и обвинять других принцев нолдор в их отсутствие, поэтому промолчал в ответ. Но Ангрод, с горечью вспомнив ссору с Карантиром в Митриме, открыл Тинголу всю правду – о Клятве Фэанора, Убийстве Родичей, сожжении кораблей в Лосгаре и мучительном пути через Хэлькараксэ. Тогда, исполнившись печали и гнева, король Тингол запретил всем своим подданным разговаривать на квэнья, языке убийц. Все же он сдержал себя и не стал ссориться ни с королем Финголфином, ни с сыновьями Фэанора. Ни стал он и запрещать детям Арфина появляться в Дориате, как и прежде. Но теперь черная тень легла меж нолдор и синдар. Мы уже не были для них вестниками Валар, а стали теми, кем и были – изгоями из Благого Края, убийцами и мятежниками. Но все же это не посеяло такой раздор меж нами, как, наверное, надеялся Моргот. Синдар все же были нашими союзниками и друзьями и лишь самые неблагородные из них теперь прекратили все отношения с нолдор.

Я не знаю, можно ли было избежать такого поворота событий. Мы скрывали правду – и она обнаружилась в виде гораздо более страшном, чем на самом деле – ибо была искажена ложью Моргота. Но имели ли мы право рассказывать, как все было на самом деле – обеляя себя и очерняя родичей, что были вовлечены Фэанором в братоубийственную битву? Если бы они сами смогли открыть синдар правду – то был бы лучший выход, но, видимо, им не хватило смелости. А мы оказались их сообщниками, скрывая истинное положение вещей и умолчав о преступлении.

Впрочем, запрет на квэнья был не слишком тяжел для нас – ибо все нолдор давно выучили синдарин и по большей части разговаривали на нем, а не на родном языке. На квэнья нолдор говорили лишь между собой – и то, все чаще переходили на синдарин, считая, что неучтиво разговаривать на языке ином, чем язык приютившей нас земли. Мы все больше смешивались с синдар – многие юноши и девушки из нолдор нашли себе пару среди местных жителей.

В те времена, после великой победы, многие нолдор вновь пустились в странствия в поисках лучших мест, где можно было бы обосноваться. Поэтому приходящие на Тол-Сирион отдельные эльфы и целые семейства, желающие остаться здесь, не были для нас дивом. Финрод всегда был любим многими – за свою доброту и справедливость - и поэтому под его владычество стекались эльдар из всех окрестных земель, бывало даже и из самого Хитлума, лишь с востока, из земель сыновей Фэанора не приходил никто. И вот однажды целый отряд из Дор-Ломина переправился на остров и просил Финрода принять их в качестве подданных. К моему изумлению и радости среди них оказался и Майтор, сын Артайвэ. Я не забыла веселого нолдо, хотя после Мерет Адэртад не видела его. Сразу же после разговора с Финродом он разыскал меня.

- Приветствую тебя, прекрасная Ильвэн!

- Привет и тебе, о Майтор, сын Артайвэ!

- Я хочу поговорить с тобой, Ильвэн. Удостоишь ли ты меня прогулки по лесу?

- С радостью, Майтор.

И мы отправились в ближайшую рощицу. Некоторое время мы шли, не произнося ни слова, и я поняла, что Майтор, обычно не лезущий в карман за словом, видимо, собирается с духом, чтобы сказать мне нечто важное. Наконец он нарушил молчание.

- Ильвэн, ты должна знать, что я пришел сюда из-за тебя. Я долго вспоминал тебя после праздника и мечтал вновь встретить, но ты больше не приходила. Я ушел на битву, не зная, вернусь ли обратно и об одном я жалел тогда – что не повидался с тобой перед гибельным сражением. Я дал себе слово, что вернувшись, обязательно пойду к тебе и поселюсь рядом, чтобы видеть тебя как можно чаще. И вот я сдержал его. Дозволишь ли ты, чтобы я жил неподалеку и мы иногда виделись?

- Конечно, Майтор. В любом случае я не могу ничего запрещать тебе – я не Вала, не твой король и не твои родители.

- Но если бы мое общество было тебе не по душе, и ты запретила мне – я послушался бы тебя, как будто ты была одной из Валар!

- Нет, нет, Майтор, нельзя говорить так! Негоже, чтобы слово простой девы значило для тебя больше, чем слово одного из Валар!

- Так мое общество тебе неприятно?

- Нет, вовсе нет, я не это хотела сказать… Оставайся здесь, мне приятно будет видеться с тобой. Но я думаю, скоро мы переселимся в новый город, который сейчас строится на юге…

- Я пойду за тобой всюду, куда бы ты не ушла!

При этих словах я взглянула на Майтора: глаза его сияли, как будто он вновь видел Владычицу Варду. Меня охватило такое смущение, что, отвернувшись, я побежала прочь…
Tags: записки арфинга
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Люди не перестают меня удивлять своими странностями. Вот та самая пресловутая Женевская конвенция, которую так любят поминать в спорах о ВМВ и…

  • (no subject)

    В прошлые выходные я сходила в кино на распиливание пилой и взрыв головы. Теперь у меня в планах на выходные: а)война и нацистский концлагерь; б)…

  • (no subject)

    Посмотрела один фильм на тему ВМВ и, честно говорю, получила большое потрясение, много мыслей на подумать и все такое. Что интересно – фильм…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments