Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Category:

Квэнта

Мои воспоминания о жизни в Валиноре и Нарготронде
Записки пробудившегося арфинга

Предыдущие части смотреть по тэгу «записки арфинга».

9. Подвиг Финдэкано. Исцеление вражды.

Хейлир посвящается :)

Пять дней прошло в томительном ожидании вестей. Я ухаживала за Тьелпероном, сидела на берегу озера, греясь в лучах золотого светила, несколько раз гуляла вдоль берега. Наконец, король Нолофинвэ и воины вернулись. Я побежала встречать Эарниля и радостно кинулась ему на шею. Он расцеловал меня и сказал, что обо всем поведает у нас в шатре, чтобы не повторять рассказ дважды. Наконец, мы пришли к себе, и Эарниль рассказал нам все, что с ними произошло. Они никого не встретили по дороге к крепости Моринготто – ни врагов, ни друзей. Крепость его находилась под землей, а врата ее располагались под огромным трехглавым пиком. Король Нолофинвэ ждал, что навстречу ему выступит Моринготто со своим войском, но никто так и не вышел. Тогда король приказал затрубить в серебряные трубы и ударить во врата крепости, вызывая врага на бой. Но и тогда никто не появился. Король не стал штурмовать крепость, ибо не знал, какими силами располагает Моринготто и какую хитрость он мог задумать, дабы расправиться с врагом. Поэтому он приказал отступить, и армия, не потеряв ни одного воина, ушла обратно к озеру.



- Что же, - заключил Эарниль, - хорошо, что мы вернулись без потерь, но плохо, что мы не знаем, какие силы есть у Моринготто. Если бы мы объединились с войском Фэанаро – может быть, что-то и удалось бы сделать, но, похоже, это невозможно…

И правда, слишком многие эльфы, как и сам король, враждебно относились к Фэанаро и его сыновьям. Скорее можно было бы ожидать не союза, но схватки между нолдор – а этого никак нельзя было допустить. К тому же, мы так и не знали, что с ними произошло, какие потери понес Фэанаро в первой битве.

Но как бы ни был король Нолофинвэ настроен против брата, все же необходимо было установить с ним какие-то отношения и если уж не объединиться, то хотя бы узнать, что он намерен делать дальше. И принц Финдэкано отправился как посол своего отца на южный берег. И горестные вести принес он нам. Незачем было опасаться новых раздоров меж братьями – Фэанаро был убит еще в той первой битве, Битве-под-Звездами. Хоть и удалось его сыновьям вынести раненого отца с поля боя, но он умер у Эйтель Сирион, завещав своим сыновьям месть Моринготто и Клятву. После смерти тело его развеялось прахом. В самый же час его гибели к сыновьям Фэанаро явилось посольство от Моринготто. Он признавал свое поражение и звал их на переговоры, обещая отдать один Сильмариль. Майтимо с отрядом отправились на место переговоров. Но Моринготто нарушил свое обещание и прислал отряд гораздо более многочисленный, чем было уговорено, и с ними были балроги (должно сказать здесь, что и Майтимо нарушил уговор, приведя к условленному месту больший отряд). Тем не менее, в разгоревшейся схватке воины Моринготто победили и перебили всех, кроме Майтимо, которого захватили в плен. Позже Моринготто прислал к Макалаурэ вестника, который передал, что Враг отпустит Майтимо лишь в том случае, если они поклянутся никогда не воевать против него и уйдут обратно в Валинор или на юг Белерианда. Но сыновья Фэанаро поняли, что враг не исполнит обещания, кроме того, их удерживала данная клятва. Поэтому они отказались исполнить требования Моринготто, и неизвестно, что сталось с Майтимо – братья же его считали, что он убит.

Никто не радовался несчастьям Дома Фэанаро, хотя многие в своем горестном пути слали им проклятия и считали виновниками своих бед. Особенно же был опечален Финдэкано, ибо в былые времена был он другом Майтимо. Но вести эти так и не усмирили враждующих, и все еще можно было опасаться, что те, кто потерял своих близких и родичей во Льду, нападут на виновников своих несчастий.

Так, в печали и неопределенности прошел месяц. Мы жили в шатрах на берегу озера, ибо прежде чем устраивать постоянное поселение следовало разузнать как можно больше об этой земле. Король Нолофинвэ разослал разведчиков и вестников, дабы они искали места для поселений и несли его послания нашим родичам – эльфам-синдар. Он не хотел, чтобы наша жизнь в Эндорэ началась с вражды с теми, кто жил здесь уже тысячи лет, поэтому приказал узнать где и кто живет, а потом уже искать места для поселений.

Однако и Моринготто не дремал. Через месяц после нашего появления ветер принес с севера огромные тучи и дым, которые затуманили новые светила. Колдовская пелена не рассеивалась, а ложилась ядовитыми клубами на равнины Митрима и чистые воды озера. Многие боялись, что Враг снова сможет наслать тьму, как в Валиноре, или даже погасить новые светила.

И когда пришла эта новая напасть, случилась еще одна беда. Пропал принц Финдэкано. Однажды ночью, никому ничего не сказав, он ушел неведомо куда. Король выслал разведчиков на поиски сына, но они никого не нашли. Не было его и на южном берегу озера. Все вновь опечалились, ибо любили Финдэкано, который был добр ко всем и ни с кем не вступал в ссоры даже в то время раздоров и вражды. Куда он ушел и зачем – никто даже не мог предположить…

Эта загадка разъяснилась через три дня. В полдень, когда мы с Эарнилем сидели на берегу озера, вдруг раздался шум и крики. Мы вскочили, думая, что это напал враг, но крики были возгласами удивления, а не страха. «Орел! Орел Манвэ летит!» - услышали мы. И действительно, с севера приближалась большая птица, которая не могла быть никем другим, кроме гигантского орла, которые служили Владыке Манвэ в Валиноре. Мы раньше не видели их здесь и даже не знали, что они живут в Эндорэ. Огромная птица, покружившись над лагерем, стала снижаться. Но она была не одна! На спине у нее были два всадника – один придерживал безжизненное тело другого. И сидящим всадником был принц Финдэкано! Но кого же он вез с собой? Вокруг опустившегося орла сгрудились эльфы, тут же был и король, который быстро покинул свой шатер, услышав известие о чудесном возвращении сына. Увидев, что Финдэкано не один, а спутник его ранен или мертв, король приказал принести носилки. Эльфы помогли спуститься обоим, после чего орел улетел. Но кто же был второй? По рядам пронеслась весть – это был Майтимо, старший сын Фэанаро! Его узнали те, кто стоял близко, хотя они говорили, что с трудом поверили своим глазам – так мало этот смертельно бледный, изможденный, окровавленный эльф с грязными и спутанными волосами походил на того гордого и сильного первенца Фэанаро, каким он был в Валиноре… Майтимо положили на носилки и унесли в шатер Финдэкано, где его уже ожидали целители. Король Нолофинвэ и Финдэкано отправились в шатер короля, дабы поговорить там без помех.

На следующий день мы узнали, как произошло это удивительное спасение. Финдэкано, места себе не находивший после вестей о Майтимо и желавший исцелить вражду меж нолдор, решил пойти в Ангамандо и спасти друга, ибо он не верил, что тот мертв. Та самая тьма, что сотворил Моринготто, помогла ему добраться незамеченным до самого Тангородрима. Но он не нашел ни входа, ни щели, через которые мог бы проникнуть внутрь. Тогда, в отчаянии, он решил бросить вызов оркам. Он достал свою небольшую арфу и запел песнь Валинора. И тогда он нашел того, кого искал! Ибо откуда-то сверху послышался слабый голос, вторивший сильному и ясному голосу Финдэкано. Он поднял голову и увидел Майтимо, которого жестокий Моринготто приковал к отвесному склону горы за правую руку. Финдэкано удалось подобраться к подножию этого склона, но он не смог взобраться наверх. Тогда Майтимо просил друга убить его, ибо он не мог больше выносить мучений. Заплакав, Финдэкано взял стрелу, натянул лук, и не видя лучшей надежды, воззвал к Манвэ, прося его направить стрелу и проявить милость к нолдор. И в тот же миг его мольба была услышана, ибо появился Соронтур, король орлов, которые жили здесь по велению Манвэ и следили за Моринготто. Он остановил руку Финдэкано и на могучих крылах поднял его к прикованному пленнику. Но сталь оков не поддавалась мечу Финдэкано, и он не смог ни разрубить оковы, ни вырвать их из камня. Тогда Майтимо вновь просил убить его. Но Финдэкано нашел выход – он отрубил Майтимо правую руку у кисти и там же кое-как остановил кровь. По просьбе Финдэкано Соронтур отнес обоих в лагерь короля Нолофинвэ у Митрима.

Воистину, удивительный то был подвиг – и славнейший из всех, что свершали нолдор доселе! Все воздавали Финдэкано великую хвалу – и никто уже не помышлял о мести сыновьям Фэанаро, ибо великое благородство Финдэкано исцелило вражду.

Тьелперон, узнав, что и старший сын Фэанаро стал калекой, печально улыбнулся.

-Ильвэн,- сказал он мне, - я должен тебе признаться, что в то черное время, когда я желал уйти в чертоги Мандоса, я в отчаянии и злобе желал, чтобы кто-нибудь из дома Фэанаро тоже стал калекой. Вот мое желание исполнилось – но нет во мне радости, лишь печаль и сочувствие. Ибо я теперь понимаю, что те мысли не были достойны одного из эльдар, и ныне я не переставая корю себя за то, что давал им волю.

Tags: записки арфинга
Subscribe

  • (no subject)

    И снова... Примечание автора: По одной из версий Толкина, Келебримбор был потомком Даэрона. В каноне надпись на вратах Мории сделана тенгваром.…

  • (no subject)

    Прогулка Артанис распахнула глаза, удивленная странным голубым светом за окном – не золото Лаурелин, не серебро Тельпериона… Ах да, она же не дома,…

  • Фанфик

    Жить в песне - Мастер… мастер Дернхельм! Вы не ранены? Кровь… на седле. Эовин стремительно обернулась на голос Мерри. И верно! На седле было…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments