Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Category:

Квэнта

Мои воспоминания о жизни в Валиноре и Нарготронде
Записки пробудившегося арфинга

Предыдущие части смотреть по тэгу «записки арфинга».

8. Солнце. Митрим. Встреча с синдар.

Черные обгоревшие куски дерева и серый пепел – вот и все, что осталось от прекрасных кораблей тэлери, залитых кровью их создателей и захватчиков… Фэанаро не позволил разрушить свои Камни, чтобы воссоздать Древа, а сам уничтожил чужие творения, в которое творцы вложили душу. Хорошо, что они никогда не увидят ужасные останки Лебедей Альквалондэ! Я вспомнила, какими прекрасными они были на воде Лебединой Гавани и вновь заплакала. Эарниль закрыл лицо руками, не в силах выдержать это зрелище.

Король Нолофинвэ хотел устроить привал у конца залива, но теперь мы не могли здесь остановиться и отправились дальше на восток. Местность вокруг была холмистой, но более гостеприимной, чем на побережье, где дули ледяные ветра с моря. Здесь росли трава и высокие деревья, хотя лесов не было. Было довольно холодно, по утрам часто стояли туманы. Справа маячили более высокие холмы, но впереди никаких препятствий для похода не было. Наконец, на седьмой день пути мы достигли земли Митрим*.

И тут нас ждало еще одно чудо! Мы успели привыкнуть к серебряному свету луны, полагая, что так будет всегда, но оказалось, что Валар и не думали оставлять нас в полутьме. На утро седьмого дня на западе поднялся огромный огненный шар, чей свет был подобен сиянию Золотого Древа Лаурэлин! То было Солнце, благой огонь, согревающий землю, дарующий цветы и плоды и защищающий от злых тварей**. Ибо слуги Моринготто и он сам всегда боялись этого огня, стараясь не показываться при его свете и действуя больше ночью, чем днем. А злые тролли вообще не выдерживали света солнца и обращались в камень. Этот новый свет быстро согрел нас и утешил, заставив отступить, наконец, холод Хэлькараксэ и дурные воспоминания. Белые облака при первом восходе окрасились розовым и алым, зажурчали ручьи, ибо снег вокруг обращался в воду, а под нашими ногами расцвели первые на этой земли цветы, чьи семена дремали здесь со времен Весны Арды. При восходе Солнца вновь зазвучали серебряные трубы, и король Нолофинвэ развернул свои голубые и серебряные знамена.

Мы шли уже несколько часов в золотом свете Лаурэлин, когда впереди показалось огромное озеро. Разведчики доложили, что на берегу никого нет, хотя заметны следы недавней стоянки. И вряд ли это были слуги Моринготто, ибо они нашли несколько забытых вещей, которые явно принадлежали эльдар и более того – были сделаны в Валиноре. Неужели здесь были Фэанаро и его народ? Но куда они ушли и почему? Заставили их отступить враги или… они боялись нас?

Король Нолофинвэ решил, что лучшего места для отдыха нам не найти и повелел всем расположиться на берегу озера и отдыхать. Мы поставили свою палатку на берегу и занесли туда Тьелперона на носилках. Эарниль ушел узнать новости, а я осталась с братом.

Я села у входа в палатку, наслаждаясь лучами нового светила и вдруг услышала слабый голос Тьелперона.

-Ильвэн, Ильвэн…
Я сразу кинулась к нему.

-Чего ты хочешь? Пить?

-Нет, пока не надо. Помоги мне выбраться на свет.

Я аккуратно подтащила носилки ко входу так, чтобы брат мог видеть свет, но лучи не падали бы ему на лицо и подложила под голову еще один меховой плащ, чтобы он мог полусидеть. Первый раз после несчастья Тьелперон улыбнулся и сказал мне:

- А все-таки мама была права. Валар нашли способ вновь зажечь свет. И подарили его нам – нам, которые отказались от всех их даров… И как бы мы могли зажечь такой свет – даже если бы Сильмарили вновь были у нас?

- Не знаю. Фэанаро – великий мастер, но ему неподвластны небеса. Валар милостивы к нам.

- Да, милостивы. Я теперь жалею, что последовал за Фэанаро. Нет, не из-за увечья. Я понял теперь, каким я был самонадеянным и неблагодарным глупцом! А ныне я вижу, к чему может привести наш поспешный поход - ведь из-за гнева Валар можем пострадать не только мы, но и все жители Эндорэ!

Он помолчал немного, потом добавил.

- Но вы с Эарнилем можете теперь не бояться, что я по своей воле уйду в Чертоги Мандоса. Там нет света, а я не хочу вновь очутиться во тьме.

Я поцеловала брата в лоб и мы сидели молча до прихода Эарниля. Он вскоре вернулся и принес ворох новостей. Оказывается, как только мы расположились на берегу озера Митрим, к королю Нолофинвэ пришел посланец от местных жителей. Он говорил на непонятном нам языке, хотя и родственном квэнья – со времен Великого Похода прошло немало времени и языки эльфов Валинора и Эндорэ стали сильно отличаться друг от друга. Но он знал немного и квэнья, и поэтому с ним удалось объясниться. Фэанаро и его народ достигли берегов Эндорэ за год до нас. Она поселились на северном беругу озера, но не успели даже укрепить лагерь, как на них напал Моринготто. Разгорелась великая битва, однако нолдор удалось победить, уничтожив почти все вражье войско. После этого они жили здесь до тех пор, пока не пришли слухи о нашем воинстве. Тогда они передвинули лагерь на южный берег озера. Причины этого посланец не понимал. (Зато мы хорошо поняли. Народ Фэанаро все-таки испугался нас). Местные жители (это были синдар или Серые Эльфы) считали нас посланцами Валар и связывали появление Луны и Солнца с нашим появлением. Посланец также указал, что крепость Моринготто находится на севере и что они не видели ни единого вражеского воина с тех самых пор, как появилось новое серебряное светило. Король Нолофинвэ отпустил посланца с богатыми подарками, заверив его в том, что нолдор всегда будут друзьями синдар и союзниками в борьбе с Моринготто, но ничего не рассказал ему ни о Сильмарилях, ни о пожаре в Лосгаре, ни о пути через Хэлькараксэ. После этого король решил воспользоваться благоприятным моментом и атаковать врага, пока тот не оправился от сокрушительного поражения и страха перед новым светом. Все женщины, дети и ослабевшие останутся здесь с небольшим отрядом для охраны, а король поведет войско на крепость Моринготто. Эарниль тоже уходил с войском, поскольку чувствовал в себе достаточно сил и считал, что не вправе оставаться в стороне, пока остальные будут рисковать жизнью в битве. Он взял лук и кинжал, поцеловал нас с Тьелпероном на прощание и ушел.

*Конечно, это название мы узнали впоследствии от местных жителей.
** Хотя и он, увы, был также испорчен ядом Унголиант.

Продолжение следует…
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Всемирная пандемия глупости

    На работе - сотрудница уверяет, что "коронавирус придумали, чтобы сократить население Земли". Мама уверяет, что подростков будут прививать и у них…

  • (no subject)

    Температура еще есть (38), но чувствую себя намного лучше, слабость почти ушла. Ночь прошла нормально.

  • (no subject)

    Сделала прививку сегодня в 11 часов (ну, ту самую, с чипом, ха-ха). Буквально часа через три меня накрыло такой слабостью, что я едва досидела на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments