Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:

Квэнта

Мои воспоминания о жизни в Валиноре и Нарготронде.
Записки пробудившегося арфинга

Предыдущие части смотреть по тегу «записки арфинга»


7. Луна. Лосгар.

И вот, наконец, после мучительного пути, отмеченного смертями и горем, мы ступили на землю долгожданного Эндорэ. И в этот миг случилось чудо – далеко на западе в небе появился большой серебряный шар, осветивший все вокруг слабым призрачным светом. Но для нас, уже привыкших к почти полной тьме и этот свет казался ослепительным. Вокруг раздались радостные возгласы: «Это новое творение Валар! Они не забыли нас! Смотрите, это же свет Тельпериона!» И правда, свет чудесного шара был похож на свет старшего из Дерев, хотя и был тусклее и менее ясным. Как мы узнали позже, это действительно был цветок Тельпериона, помещенный в небесную ладью, хотя свет его был отравлен ядом проклятой твари – помощницы Моринготто. Увы, незапятнанный свет Дерев остался ныне лишь в звездах Владычицы Варды и Камнях Фэанаро, но первые были слишком малы, а вторые находились во власти Черного Врага… И тут раздался звук множества серебряных труб – король Нолофинвэ приказал трубить в них в честь нового светила. Эльфы вокруг радостно кричали, обнимались, а многие плакали одновременно от счастья и от горя – ведь столь многие из нас так и не увидели этого нового чуда, а другие так ослабели, что даже радость не придала им сил. Мы с Эарнилем тоже закричали вместе со всеми, а потом обнялись, и я вновь заплакала на плече у брата. Тьелперон же, несмотря на шум вокруг, не проснулся.

И вновь мы отправились в путь. Мы дошли до Эндорэ – но эта земля была слишком негостеприимна, чтобы установить хотя бы временный лагерь. Земля была покрыта довольно толстым слоем снега, только кое-где виднелись голые черные скалы. С моря дул сильный холодный ветер. Фактически, эти места почти не отличались от Хэлькараксэ, разве что теперь не было опасности провалиться в полынью. Но мы уже радовались хотя бы тому, что самая страшная часть пути, похоже, осталась позади. Мы шли в таком же порядке – Эарниль и еще кто-нибудь несли носилки с искалеченным братом, я шла позади. Серебряная Луна* двигалась по небу – первый раз она взошла на Западе, со стороны Валинора, но потом на некоторое время исчезла на востоке (кое-кто даже испугался, что больше мы ее не увидим). Тем не менее, через некоторое время она вновь появилась на востоке, а опустилась на западе. И двигалась она неровным шагом – то ускоряя, то замедляя свой ход.

Наконец, через два дня пути местность стала меняться. Снега стало значительно меньше, появилась голая черная земля, а на ней - небольшие чахлые кустики и трава. Появились даже карликовые деревья. Мы уже отвыкли от зелени – сколько времени мы видели только белый и черный цвет вокруг себя – белый снег, белый туман, черное море, черное небо…Как мы радовались возможности разжечь костер! Но мы старались не губить деревья зря и зажигали только маленькие костерки. Судя по изменению местности, скоро мы придем в места, где топливо можно будет не экономить. Я мечтала о том, как разожгу костер и буду сидеть около него и греться, греться, греться, пока весь холод Ледяных Клыков не покинет меня, оставшись лишь в памяти. Но забыть его я не смогу, память – дар и проклятие эльфов.

На юге виднелись какие-то горы. Король Нолофинвэ решил идти пока вдоль побережья к ним, на юго-восток, ибо всем необходимо было отдохнуть, а сделать это в пустынных и холодных землях севера Эндорэ, где было мало топлива и пищи, нам бы не удалось.

Тьелперону становилось лучше, во всяком случае это можно было сказать о здоровье его тела. Сердце билось ровно, боль в обрубке постепенно утихала. Иногда он просыпался, но разговаривал мало – только просил пить. Тогда я поила и кормила его – теперь можно было и сварить бульон, и можно было не слишком экономить лембас – и я давала ему половину лепешки, а не четверть, как раньше. Но что касается его духа – я не знала, о чем он думает, только видела в глазах его тоску и уныние. Иногда я боялась, что он перестанет цепляться за жизнь и все-таки уйдет в Мандос – не от раны, а по собственной воле, не желая жить. Поэтому я старалась его развлечь – пела ему песенки или рассказывала какие-то забавные случаи. Но он быстро уставал и засыпал или уходил в грезы. Однажды мы с Эарнилем говорили о брате, когда он спал.

- Что же теперь будет с ним? – cпросила я.

Эарниль помолчал, затем ответил.

- Хорошо еще, что нам повезло, - он горько усмехнулся на слове «повезло» - и это…несчастье произошло в конце пути, а не в начале или середине. Тогда мы потеряли бы его наверняка.

«А ему, может, и не повезло», - подумала я. «Что лучше – жить калекой или уйти в Мандос? Но смерть всегда страшна, и неизвестно, когда выпустят из Мандоса тех, кто нарушил волю Валар.»

- А ты помнишь, как он хотел отомстить Моринготто? – cпросила я. – Теперь он не сможет сражаться.

- Да, - ответил Эарниль. - Но может, это и к лучшему – он не сможет сражаться и с Фэанаро.

Да, многие из эльфов ненавидели Фэанаро и его сыновей, почитая их виновниками всех несчастий, и многие, потерявшие друзей и близких, говорили о мести предателям. Неужели нас ждет второе Убийство Родичей? Конечно, так думали не все, некоторые (в том числе и мы с братом, и дети принца Арафинвэ – все, кроме Артанис) считали, что мы сами виноваты в том, что ответили на безумный призыв Фэанаро, а потом не вернулись в Валинор. Незачем перекладывать всю вину на него, мы ведь сами решали за себя. Вероятно, Фэанаро думал, что мы все вернемся, ведь Хэлькараксэ считался непроходимым. В любом случае – лучше простить предательство, оставив Мандосу право судить предателей, чем устроить вторую битву между эльфами!

Мы шли на юго-восток уже четыре дня, когда подошли к горам вплотную. Но перейти их мы не могли – в них не было ни прохода, ни перевала. Король Нолофинвэ решил двигаться на юг и искать проход в горах или идти, пока горный хребет не закончится. Пока еще нам не встретилось ни одного живого существа, кроме птиц, и здесь не было даже следов пребывания кого-то разумного. Теперь мы шли осторожно, король приказал выставлять на ночь стражу и высылать вперед разведчиков – ведь кроме наших родичей, не покидавших Эндоре, и народа Фэанаро здесь могли быть и слуги Моринготто**. Но разведчики, возвращаясь, говорили, что никого вокруг нет. На шестой день мы подошли вплотную к какому то большому заливу, который, кажется, делил горную цепь на две части. Разведчики доложили, что вдоль залива, который шел точно на восток, горы снижаются, переходя в холмы. Решив, что лучше зайти внутрь этой горной страны, чем идти вдоль горного хребта, который мог оказаться слишком длинным, и отдохнуть под защитой гор, король Нолофинвэ приказал поворачивать на восток. Через несколько часов мы приблизились к устью залива, и там нашему взору открылось огромное пепелище…
Так вот где горел тот громадный пожар, чьи отсветы дошли даже до Арамана!

*Конечно, это название появилось позднее.
** Нам повезло – как выяснилось впоследствии, Моринготто и его слуги все спрятались под землей, испугавшись нового света.
Tags: записки арфинга
Subscribe

  • Всемирная пандемия глупости

    На работе - сотрудница уверяет, что "коронавирус придумали, чтобы сократить население Земли". Мама уверяет, что подростков будут прививать и у них…

  • (no subject)

    Температура еще есть (38), но чувствую себя намного лучше, слабость почти ушла. Ночь прошла нормально.

  • (no subject)

    Сделала прививку сегодня в 11 часов (ну, ту самую, с чипом, ха-ха). Буквально часа через три меня накрыло такой слабостью, что я едва досидела на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments