Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:

О Сильмарилях: история, свойства, смысл. Часть 2

Вернемся немного назад – к истории создания Сильмарилей. Фэанор утверждает, что будет убит, если Сильмарили будут разрушены. По моему мнения – это всего лишь слишком сильная эмоциональная связь, «алчная любовь» - и более ничего. В Сильмарилях не было какой-то силы, которая заставляла бы владельца жаждать обладать ими (так действовало Единое Кольцо). Все это зависело лишь от самого владельца, а не от Сильмарилей. И не мог Фэанор «вложить душу» в Сильмарили в другом смысле, нежели иносказательный (как любой творец «вкладывает душу» в творение). И если бы он нашел в себе силы отказаться от Сильмарилей – он бы не умер.

Еще один момент. Утверждается, что Йаванна боялась, что Сильмарили будут проглочены Унголиант и «канут в ничто». Смогла бы Унголиант «переварить» Сильмарили, как это происходило с любым светом, ею проглоченным? И как это увязать с утверждением, что ничто в Арде не может разрушить Сильмарили? Можно объяснить это так: проглотив Сильмарили, она бы не смогла их переварить, но и не извергла бы наружу – то есть, они бы остались в ней навсегда (до Конца Арды). Жечь они ее должны были обязательно – но, вероятно, Унголиант смогла бы терпеть это жжение.

Итак, далее. Из-за Сильмарилей была произнесена «ужасная» и «кощунственная» Клятва, из-за них произошло Убийство Родичей в Альквалондэ. Нолдор прибыли в Средиземье. Любопытно, что в Серых Анналах утверждается: нолдор долго не знали ничего о судьбе Сильмарилей (ведь говоря Маэдросу о возвращении Сильмариля Моргот мог и лгать, и нолдор могли предположить, что у него нет Камней). Однако же от бежавших пленных (что интересно – не от Маэдроса (!), а позже) нолдор все же узнали, что Сильмарили у Моргота и вставлены в Железную Корону. Синдар же долго ничего не знали, пока Галадриэль не рассказала о них Мэлиан, а та – Тинголу. Мэлиан тоже утверждала, что Сильмарили очень важны и что в них заключена судьба Арды. Она же предсказала, что до самого разрушения мира Сильмарили не будут отобраны у Моргот и что не во власти эльдар сделать это. Не очень ясное пророчество, учитывая, что один Сильмариль все же был вырван еще Войны Гнева и что Войну Гнева вели, в основном, те же эльдар из Амана. Или подразумевается, что именно ВСЕ Сильмарили не будут отобраны до этих пор? И что эльдар Амана все же действовали не самостоятельно, а значит, просто надо читать как «ОДНИХ эльдар»?

К несчастью или счастью, но мысль о Сильмарилях, видимо, крепко запала в голову Тинголу. И когда явился «наглый смертный», требующий руки его дочери, Тингол посылает его именно за Сильмарилем. Любопытно, что Берен, видимо, прекрасно знает историю Сильмарилей – он называет их «рукотворными», похоже, он знал и остальное – о Клятве Фэанора, о Проклятии, о том, что в Сильмарилях заключены судьбы Арды… Однако, любопытно – значит, он должен был знать и о невозможность прикоснуться к Сильмарилям «смертной плоти»? Как же он тогда надеялся взять Камень, если, паче чаяния, он сможет до него добраться? Неясно. То ли просто не особо надеялся добраться, то ли считал, что там уже, на месте, разберется, то ли надеялся на судьбу… Может, он от Мэлиан получил уверенность, что ему будет дозволено взять Сильмариль (они напоследок ведь обменялись взглядами)? Мэлиан ведь знала, что тот, кто прошел ее Завесу, ведом великой судьбой… Но в данном случае можно строить лишь догадки. Берен идет к Финроду. Любопытно, что Финрод называет Камни «проклятыми клятвой ненависти». Это единственный раз, когда Сильмарили так называются, и это загадочно, ибо во всех остальных случаях они «благословенные», «благие», «священные» - но никак не проклятые! Думаю, это «проклятие» связано не с Сильмарилями, а исключительно с Клятвой. Сильмарили не навлекали проклятия на владельца – это делала Клятва и Проклятие Мандоса. Еще любопытно, в «Серых Анналах» Финрод в разговоре с Келегормом предсказывает ему, что этот Камень будет добыт в походе, но Сыновья Фэанора его никогда не получат.

При входе в тронный зал Моргота Лутиэн и Берена, Камни, как бы приветствуя их, вспыхивают белым пламенем (надо полагать, это знак судьбы). И голова Моргота под тяжестью короны и самоцветов начинает клониться вниз, что, несомненно помогает Лутиэн его усыпить. Берен не может взять всю корону (она слишком тяжела), поэтому вырезает один Камень. Он хочет вырезать и два других, но они не даются ему в руки – «не такова была судьба Камней Фэанора». Как мы видим, судьба (читай, Эру), четко разделяет три Камня – для воздуха, воды и земли. Камень Берена – Сильмариль Воздуха. Рука Берена (смертная плоть, но незапятнанная злом, ибо сам Берен – достоен Сильмариля) касается Камня и не испытывает ожога. Несомненно, это была воля Эру, который желал, чтобы именно этот Сильмариль был освобожден Береном и с его помощью попал бы на небеса. Как я полагаю, это – несомненный признак права Берена на Сильмариль, права, которого был лишен Первый Дом уже после Альквалондэ. Не будь это в воле Эру – Берену не удалось бы достать даже одного Камня, а если бы и удалось – он бы обжегся.

При выходе из Ангбанда путь Берену и Лутиэн преграждает Кархарот. У Берена нет оружия и он сразу же грозит Кархароту Сильмарилем (первый раз Сильмариль используется как оружие против «зла»). «Беги, сокройся!» - закричал он, «ибо здесь есть свет, что сожжет тебя и всех лихих тварей». Это еще одно дополнительное доказательство, что Берен прекрасно знал и об освящении Сильмарилей, раз уж он знает об их воздействии на «лихих тварей». Тем не менее, Кархарот пугается лишь на мгновение, а потом откусывает Берену руку с Сильмарилем. Но несмотря на это несчастье, все же, как оказывается, мысль Берена была удачной, поскольку Сильмариль сразу же обжигает волка изнутри и тот убегает, не убив Берена и Лутиэн. Это второй случай воздействия Сильмариля на «зло».

Любопытно, что именно «сила Сильмариля» придает безумию Кархарот самое разрушительное действие («изо всех зол, что пали на Белерианд до сокрушения Ангбанда, безумие Кархарота было самым ужасным, ибо в нем была сокрыта сила Сильмариля») и именно она позволяет ему пересечь Завесу Мэлиан. Таким образом, Сильмариль выступает и как предмет, «преодолевающий чары». С этим мы еще столкнемся в дальнейшем. К сожалению, здесь, как и в дальнейшем (хотя и не всегда), Сильмариль выступает как причина «зла и бедствий». Очень нестандартное действие «благого», «освященного» предмета, обычно так действуют предметы «проклятые». И если битвы между эльфами еще можно объяснить «ужасной» Клятвой (т.е., не сам Сильмариль выступает их причиной), то здесь подобное воздействие «благословенного» предмета представляется мне загадочным и мне неясно, почему по замыслу Толкина Сильмариль действовал именно так.

Кархарота, все-таки убили, хотя при этом погиб Хуан и был смертельно ранен Берен. И тогда произошло еще одно чудо – в брюхе у волка была найдена рука Берена, сохранившаяся «неизменной», а в ней – Сильмариль. Но при попытке прикоснуться к ней рука «обратилась в ничто» (некоторые переводят как «рассыпалась в прах»). Самым дословным переводом будет «и руки уже не было». Как я считаю – это свидетельство еще одного чуда Эру, который дал увидеть, что добыча Камня Береном угодна ему, и Берен имеет право распоряжаться Сильмарилем по своему усмотрению. Камень Берена не жег, и свидетели (в данном случае, Маблунг) должны были убедиться, что рука его осталась необожженной. Маблунг передал Сильмариль Берену и тот, лежащий при смерти в полузабытьи, был «пробужден прикосновением Сильмариля», поднял его и передал Тинголу с предложением принять требуемый «выкуп» за Лутиэн. Это первый случай, когда Сильмариль был отдан добровольно. Хотя Берен и слишком мало им владел до этого, и неизвестно, как бы Сильмариль подействовал, если бы он владел им долго – но все же, полагаю, что Берену сам Сильмариль был не нужен и он не стал бы любить его «алчною любовью» и при нужде отдал бы его тем, кто мог бы распорядиться Сильмарилем лучше.

Сильмариль, таким образом, поступил в распоряжение Тингола. Некоторые полагают, что у Тингола тоже были «нечистые руки» - из-за того, что он послал Берена на смерть и не собирался выполнять своего обещания. Тем не менее, Сильмариль Тингола не жег и я думаю, вот почему: Тингол, хоть и поступил не слишком красиво, все же, не творил преступлений вроде Резни в Альквалондэ или сожжения кораблей в Лосгаре. В конце концов, Берен мог бы и не соглашаться на его условие. Кроме того, Тингол в конце (когда Берен пришел к нему БЕЗ Сильмариля), все же дал разрешение на свадьбу – таким образом, исправив свое поведение в начале. Тингол мог бы формально придраться – Камень ведь не был ему отдан! – но не стал этого делать. Таким образом, я полагаю, что считать руки Тингола «нечистыми» нельзя и Сильмариль его жечь не должен.

Но все же Тингол был очарован Камнем и чем больше глядел на него, тем больше проникался к нему той же «алчной любовью», что и Фэанор. И это было одной из причин, почему он, вопреки совету Мэлиан, не отдал его феанорингам. Поэтому он захотел носить Сильмариль всегда при себе, вставив его в Наугламир, и для этого пригласил гномов. Гномы, возжаждав обладать чудесным самоцветом, в ссоре убили Тингола и бежали с Сильмарилем. Интересно, что и здесь «алчная любовь» (как и в случае с Фэанором) служит причиной утраты Камня. И хотя здесь есть еще два примера излишней привязанности к Сильмарилю, я все-таки не думаю, что причиной этого был сам Сильмариль. Все же, я считаю, что причиной были склонности владельцев. Кто хотел завладеть Сильмарилем единолично и только для себя – тот и заболевал «алчной любовью» к нему. Если же этого не было – владелец мог легко с ним расстаться. С другой стороны я не могу согласиться с тем, что Тингол должен был отдать Камень феанорингам. Феаноринги в те времена еще менее были достойны владеть Сильмарилем, поскольку к Резне и сожжению кораблей прибавили предательство Финрода, похищение и попытку убить Лутиэн, почти смертельное ранение Берена. Вот если бы Валар просили отдать у Тингола Камень, а он бы не отдал – тогда бы я сказала, что он вел себя не лучше Фэанора. Но нам неизвестно, как бы повел себя Тингол в этом случае и я не могу сделать уверенных предположений на этот счет. По моему мнению, вероятность добровольной передачи Тинголом Сильмариля Валар – 50 на 50.

Хотя ничего не сказано о том, обжигал ли Сильмариль гномов – можно с достаточной уверенностью сказать – да, обжигал. По двум причинам – смертная плоть и нечистые руки. Но поскольку гномы уносили Сильмариль с Наугламиром – вероятно, им было легче не прикасаться к самому Камню и поэтому они могли просто сунуть ожерелье в мешок и уйти, не испытывая особых неудобств. Можно, однако предположить, что Сильмариль не действовал на гномов из-за их особой стойкости к чарам (вот, например, Кольца на них действовали очень мало), но тогда получится, что гномы в этом отношении круче Мелькора, а это маловероятно. В общем, я за вариант – да, жег, но в тексте это просто не описано.

После битвы с гномами Камень вновь попадает к Берену и Лутиэн. В данном случае он не жжет и Лутиэн, ставшую смертной. Я полагаю, что это опять случай особого благоволения Эру и дозволения Берену и Лутиэн владеть Сильмарилем. Здесь же описывается воздействие Сильмариля на земли, в которых он находился: «и на некоторое время Земля Живущих Мертвых стала подобием земли Валар, и не было с той поры края столь прекрасного, столь плодоносного и наполненного светом». К этому воздействию Сильмариля на окружающий мир мы еще вернемся. Сама Лутиэн, носящая Наугламир с Сильмарилем, также стала еще прекраснее. Но Камень, несмотря ни на что, все же опасен для смертных. «Но мудрые говорили, что это Сильмариль ускорил их (Берена и Лутиэн) конец, ибо пламя красы Лутиэн было слишком ярким для смертных земель». Да, Берен и Лутиэн умирают около 503 г. Первой Эпохи, Берену в то время было 60 с небольшим лет (Лутиэн, вероятно, стала такого же возраста по смертным меркам). Таким образом, видно, что для естественной смерти людей той эпохи – действительно, рановато. Видимо, проявляется та же опасность для смертной плоти, о которой говорилось в начале.
Любопытно, что феаноринги даже не пытались выступить против Берена и Лутиэн, хотя и знали, где камень. Очевидно, остатки совести и явное благоволение судьбы (Эру) к этой паре остановило их.

После смерти Берена и Лутиэн вождь Зеленых Эльфов передает Камень их сыну, Диору. (Это второй случай добровольной передачи – эльф даже не думает присвоить Сильмариль себе, хотя, возможно, шкатулка была передана ему закрытой и он не смотрел на Камень… Но тут можно строить только предположения). Диор надевает Наугламир и также становится «прекраснейшим из всех детей мира» (из-за Наугламира и Сильмариля). Узнав об этом, феаноринги предлагают Диору сначала добровольно отдать Камень. Но он отказывается – при этом особая любовь его к Сильмарилю не указывается и неясно, могла ли она быть причиной отказа. Феаноринги разоряют Дориат и убивают Диора и всю его семью, кроме дочери Эльвинг, которая и ускользает от них с Сильмарилем.

В Гаванях Сириона, куда прибывает Эльвинг с Сильмарилем, он также оказывает воздействие на окружающие земли. Земли вокруг Гаваней расцветают, а корабли – не тонут, в чем жители Гаваней усматривают действие Сильмариля. Нет однозначного подтверждения этой догадки – но сравнивая это с расцветом Земли Живущих Мертвых, мы можем сказать, что она была близка к истине. Это же служит одной из причин отказа Эльвинг и жителей отдать Сильмариль феанорингам. Феаноринги нападают на Гавани в отсутствие Эарендиля, находящегося в плавании и разоряют их. Эльвинг с Наугламиром на груди бросается в море, но милостью Ульмо не гибнет, а превращается в птицу и улетает. Таким образом, Сильмариль Берена и Лутиэн, Сильмариль Воздуха уходит от феанорингов навсегда, как и было предсказано им в пророчестве Мандоса и предсказании Финрода.

Эльвинг в образе птицы догоняет корабль своего мужа Эарендиля и опускается на него, вновь превратившись в женщину. Так Сильмариль попадает к Эарендилю. Он, не видя больше надежд в Средиземье, поворачивает на запад, к Валинору. И именно Сильмариль помогает ему преодолеть чары на этом пути и миновать Зачарованные Острова. Таким образом, Сильмариль вновь выступает как предмет «преодолевающий чары». Вообще-то, трудно сказать, было ли это качество присуще самому Сильмарилю изначально, благодаря свету Дерев, или все-таки надо усматривать в этом действии «перст судьбы». Не могу привести твердых доказательств ни одной из этих гипотез.

Хотя это и понятно по умолчанию, но все же уточню, что Сильмариль не жжет ни Диора, ни Эльвинг, ни Эарендиля, хотя они все на тот момент являются смертными. Либо это происходит из-за того, что все они – полуэльфы (естественно, все они также являются «достойными», «незапятнанными»), либо это – знак особого благоволения Эру к ним всем и признак, что они все делают правильно (как в случае с Береном). Возможно, действуют обе эти причины.

Итак, благодаря Сильмарилю Эарендиль попадает в Валинор, и там ему предлагают выбрать народ, к которому он хочет принадлежать. Из-за Эльвинг он выбирает участь эльфов, и Валар возносят его корабль Вингилот в небеса. Сильмариль у него на челе теперь превращается в звезду (аналог Венеры на Земле). Теперь он – Сильмариль Воздуха, Сильмариль Неба. Очевидно, что свет его является очень ярким – так что виден с большого расстояния – но явно это происходит только оттого, что он помещен в небеса. Вряд ли на земле он был виден так далеко. Восход новой звезды замечают и в Средиземье и называют ее Гиль-Эстель, Звезда Надежды. Маэдрос и Маглор сразу узнают, что это свет Сильмариля (вероятно, это понимают и другие). Интересно, что Маглор, несмотря на Клятву, радуется, что Сильмариль ушел от Моргота и сияет в небесах – хотя теперь он точно недоступен для феанорингов.

Любопытно, что при рассказе о Войне Гнева говорится, что Эарендиль вступил в битву с драконами, «сияя белым светом». Нетрудно догадаться, что это говорится о Сильмариле. Можно также предположить, что благодаря этому опасному для «злых тварей» свету Эарендиль сразил Анкалагона, самого могучего дракона. Так снова Сильмариль оказывается оружием против зла.

Два других Сильмариля были отобраны у Моргота в Войне Гнева. Некоторое время они хранились в шатре Эонвэ и он считал, что они должны уйти в Валинор, где был создан их свет. Но Маэдрос и Маглор крадут Сильмарили и бегут с ними. Сильмарили начинают жечь им руки непереносимой болью – ибо из-за «многих злых деяний, а особенно – убийства Диора и разорения Гаваней»- они стали «нечистыми». Право на Сильмарили – утрачено, ибо недостойные не могут владеть ими, утрачено, как я полагаю, еще с Убийства Родичей в Альквалондэ, так что все деяния феанорингов по исполнению Клятвы – напрасны. «Нечистые» руки не могут удержать «священных» самоцветов. И Маэдрос бросается с Сильмарилем в огненную пропасть, а Маглор бросает свой Сильмариль в море (вариант – тоже бросается в море с Сильмарилем). Сильмариль Маэдроса – Сильмариль Земли, а Маглора – Сильмариль Воды.
«И так случилось, что Сильмарили обрели свои долго чаямые дома: один в воздухе небес, один – в огне сердца мира, и один – в глубоких водах».

И эти Сильмарили не будут найдены или собраны вместе – до самого Конца Арды, до Дагор Дагоррат.

Таким образом, судьба Сильмарилей такова, чтобы оказаться в воздухе, земле (огне) и воде. Четыре стихии, составляющие весь мир, как думали раньше… Любопытно, что Сильмариля – три, а стихии – четыре, один из Сильмарилей одновременно «отвечает» за землю и огонь. Почему именно такова была судьба Сильмарилей? Надеюсь ответить на этот вопрос позже.

Итак, зачем вообще были нужны Сильмарили и почему в них заключены «судьбы» мира?
1) Они сохраняют первозданный «незапятнанный» свет (для этого, собственно они и делались Фэанором).
2) Они служат оружием против зла
3) Они являются «этическим индикатором» и «символом владычества».

Но 2 и 3 пункт – скорее дополнения… А вот первый… Но зачем было сохранять первозданный свет, зачем он нужен? И тут я приведу интереснейшую фразу из «Преображенных мифов».

«Одним из назначений Древ (как позже - Камней) стало исцеление вреда, нанесенного Мелкором…»

Как я полагаю – речь идет ни много, ни мало – об Искажении Мелькора! Итак, Сильмарили могут исправлять Искажение! Подтверждение этому мы видим в Сильмариллионе – расцвет Земли Живущих Мертвых, расцвет Гаваней, красота Лутиэн и Диора, непереносимость Сильмарилей для зла…
Теперь ясно, для чего они предназначались и почему в них заключены судьбы Арды. Ведь Арда из Искаженной должна стать Исцеленной, Искажение должно быть преодолено. А значит – Сильмарили должны это сделать. Каким образом? Обратимся к пророчеству Мандоса о Дагор Дагоррат (Квэнта Сильмариллион, 5 том).

«После этого (после Дагор Дагоррат и окончательного поражения Моргота) земля будет разрушена и воссоздана вновь, и Сильмарили будут возвращены из Воздуха, Земли и Моря; ибо Эарендель спустится и отдаст пламя, что было дано ему на хранение. Тогда Фэанора возмет Три Самоцвета и отдаст их Йаванне Палуриэн; и она разобьет их и с помощью их огня зажжет вновь Два Древа, и возгорится великий свет. И Горы Валинора разрушат и сровняют с землей, так что свет будет освещать весь мир. В том свете Боги (Валар) вновь станут юными, и эльфы пробудятся, а все их мертвые – воскреснут, и в их отношении замысел Илуватара исполнится полностью» (с).

Таким образом, Сильмарили станут источником воссоздания Древ, а с помощью Древ будет исцелено всякое Искажение и Арда Искаженная превратится в Арду Исцеленную, где есть место лишь первозданному, незапятнанному свету. Может быть, без Сильмарилей достигнуть Арды Исцеленной будет невозможно, и именно поэтому в них заключены «судьбы Арды».

Почему Сильмарили не собираются раньше Конца Мира? У меня есть две гипотезы:

1)Сильмарили своим присутствием подготавливают землю, воздух и воду для исцеления – и именно поэтому они так распределены, и они должны «работать» до Конца Арды.

2) Исцелить Искажение без окончательного поражения Моргота – невозможно, поэтому Сильмарили просто «хранятся» в воде, земле и воздухе, дабы ни у кого не было соблазна их присвоить и вновь начать проливать кровь – ведь даже Валинор, как оказалось, не может быть достаточно огражден от такой возможности.

Безусловно, однозначные доказательства из текста я здесь привести не могу – но мне эти предположения кажутся логичными и отвечающими на многие вопросы.

Интересно, что Сильмариль Воздуха «работает» на благо жителей Средиземья и после вознесения на небеса. Во-первых, он дал надежду народам Средиземья в конце Первой Эпохи, а во-вторых, помог повергнуть Саурона (фиал Галадриэли). «Великие истории никогда не заканчиваются»…
Tags: Толкин, размышления
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    На холиварке встретила удивительное: "Увы, натренировать высотную выносливость толком нельзя, поэтому умные люди, забираясь на высоту, делают это с…

  • (no subject)

    Прочитала про Гитлера и Габсбургов, весьма интересно. Не подозревала, что у них были такие запутанные взаимоотношения... Детей эрцгерцога…

  • (no subject)

    Знаете, я ни разу не поклонник BLM, мне не нравятся все эти движухи с "покаянием", но вот это вот - какая-то отвратительная пакость и дикость.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    На холиварке встретила удивительное: "Увы, натренировать высотную выносливость толком нельзя, поэтому умные люди, забираясь на высоту, делают это с…

  • (no subject)

    Прочитала про Гитлера и Габсбургов, весьма интересно. Не подозревала, что у них были такие запутанные взаимоотношения... Детей эрцгерцога…

  • (no subject)

    Знаете, я ни разу не поклонник BLM, мне не нравятся все эти движухи с "покаянием", но вот это вот - какая-то отвратительная пакость и дикость.…