Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:

Квэнта

Мои воспоминания о жизни в Валиноре и Нарготронде
Записки пробудившегося арфинга

Предыдущие части смотреть по тэгу «записки арфинга».

Мы остались ожидать отца. Вскоре он появился.

- Король сказал, что незачем собираться в гавани всем и отрядил туда только часть лучших лучников, а остальным предложил расходиться по домам. А что в Тирионе? Нет, о речах Фэанаро я уже знаю, как и о том, что Валар не одобряют этот поход, так что об этом можете не говорить.


Тьелперон рассказал ему о том, что происходит в доме принца Финарфина и о том, что похоже, все дети Финвэ и их семьи решили уходить. Отец помрачнел.

- Ведь это против воли Валар… А они – знают, что говорят. Если они запрещают уход, то только ради нашего блага. Но судя по всему, нолдор уйдут и без разрешения – Фэанаро слишком хорошо всех убедил. А вы?

- Да, - сказали мы хором.

Вот так, оказывается я уже приняла решение – оно только ожидало прямого вопроса. Новые земли, уход почти всех друзей и всех принцев, тьма в Валиноре, речи Фэанаро – все это говорило за то, чтобы уйти.

- А Валар?

Тьелперон ответил за нас всех.

- Мы уже не дети. Пора уходить из-под опеки Валар – не вечно же нам жить у их ног! Да и, вполне вероятно, что они ошибаются, не отпуская нас – ведь не всегда они понимают нас и не могут знать наших пределов… А если мы промедлим – Моринготто укрепится в Эндорэ и тогда победить его будет гораздо сложнее. И чем ныне Аман лучше Внешних Земель?

- Я не верю, что Валар не найдут способ вновь осветить Аман, - сказала мать.

- Но мы отвоюем Сильмарили и тогда будем владеть единственным незапятнанным светом, оставшимся в Арде. И раз Валар не хотят преследовать Моринготто и мстить ему – мы сделаем это сами.

-Что же, - сказал отец. Я вижу, вы приняли твердое решение и вас не переубедить. Вы уже не дети и удержать вас я не могу и не имею права, хотя мне и горько сознавать, что вы покидаете нас. Мы же останемся здесь и поможем Валар сделать эту землю вновь такой же прекрасной. Возможно, ваш поход тоже послужит добру – ведь промыслением Единого все обратится ко благу.

- Мы вернемся с Сильмарилями, - сказал Тьелперон.

На этом разговор был окончен. Братья и я отправились собираться.

Сборы продолжались неделю – хотя тогда трудно было судить о времени, ибо не было у нас более Древ по которым отсчитывали мы часы, дни, годы… Фэанаро всех торопил – может быть, он боялся, что многие передумают. Кроме вещей, нужных в дороге, я взяла с собой три вышивки – на одной были изображены наши родители, на другой – мы втроем на фоне кораблей, а на третьей – Лаурэлин и Тельперион. Если у нас больше нет живых Древ – то мы можем взять с собой их изображения, как память и утешение вдали от родины. Тьелперон тоже взял несколько собственных любимых украшений, а Эарниль – небольшой кораблик. Братья также взяли свои луки – они неплохо стреляли в цель, хотя на охоту ездить не любили, ибо не хотели лишать жизни зверей и птиц без нужды. Я же почти не умела стрелять и лука у меня не было. Мама только смотрела на нас печальными глазами и помогала собираться, но ни она, ни отец не пытались нас отговорить. Однажды я попыталась утешить ее.

- Мама, мы вернемся. С победой.

- Не знаю, Ильвэн, не знаю. Мне кажется я увижу вас очень нескоро и вас ждет много трудностей и испытаний…

Наконец, мы были готовы. Все уходящие собирались в Тирионе, ибо именно оттуда Фэаноро собирался начать поход. Из Альквалондэ мало кто уходил – лишь живущие там нолдор, или потомки от смешанных браков, вроде нас. Тэлери не желали иного дома, чем побережье Эльдамара. Ваниар тоже не собирались покидать Аман – они слишком почитали Валар, чтобы нарушить их волю.

От Альквалондэ до Тириона было шесть часов пути. Все уходящие собрались на главной площади города, на вершине Туны. Мы тут же принялись искать наших друзей – детей Арафинвэ. Они были невеселы – и потому, что не так уж хотели расставаться с родиной, и потому, что их мать – леди Эарвен – твердо отказалась уходить, и потому, что вновь начались трениям между принцем Фэанаро и принцем Нолофинвэ. Фэанаро теперь именовал себя королем, но отнюдь не все жители Тириона были с этим согласны. Большая их часть провозглашала своим королем Нолофинвэ, хотя он и обещал следовать за братом. Ситуация складывалась весьма неопределенно. Если бы спросили меня – я бы тоже высказалась за короля Нолофинвэ – он был гораздо спокойнее и менее высокомерен, чем брат, Фэанаро же пугал меня своим гневом и излишне скорыми решениями, которые могли оказаться безрассудными. Пугала нас и Клятва именем Эру, которую принесли Фэанаро и его сыновья – из-за нее братья чуть опять не поссорились. Что же будет в Эндорэ, если они будут ссориться? Эарниль склонялся на мою сторону, Тьелперон же стоял за Фэанаро. Все нолдор же горели решимостью уйти – в Тирионе остались немногие – едва ли десятая часть.

Пока все мы предавались невеселым размышлениям, запели трубы у врат Тириона и все двинулись вперед. Но оказалось, что это еще не все. Валар в последний раз решили переубедить нас и послали Эонвэ, герольда Манвэ к Фэанаро.

- Глупости Фэанаро могу я противопоставить лишь совет. Не уходите! Настал недобрый час, и путь ваш ведет к скорби, коей вам не дано предвидеть. В этом походе Валар не станут помогать вам, но не станут они и удерживать вас, ибо как вольны вы были прийти сюда, так вольны и уйти. Ты же Фэанаро, сын Финвэ, клятвой своей изгнал себя сам. В гневе не распознал ты лжи Мелькора. Он – Вала, сказал ты. Тогда клятва твоя неисполнима, ибо никого из Валар не одолеть тебе – ни теперь и никогда впредь в чертогах Эа, пусть даже Эру, коего ты призывал, сделает тебя втрое сильнее, чем ты есть.

Но Фэанаро рассмеялся и обратился не ко Эонвэ, но к нам.

-Так! Значит сей доблестный народ отпустит наследника своего короля в изгнание одного, лишь с сыновьями, сам же вернется в оковы? Но если кто и пойдет со мной – вот что скажу я им: вам предрекли скорбь? Но мы познали ее в Амане. В Амане низверглись мы от блаженства к скорби. Попытаемся же теперь взойти через скорбь к радости, или хотя бы к свободе.

И обращаясь к Эонвэ сказал он:

- Так скажи Манвэ Сулимо, Высокому Королю Арды: если Фэанаро не сможет низвергнуть Моринготто, он, во всяком случае, не будет откладывать погони и медлить, скорбя. И быть может, Эру вложил в меня пламя куда большее, нежели ведаешь ты. Такую рану нанесу я врагу Валар, что даже могучие в Кольце Судьбы удивятся, узнав о том. О, да, в конце они пойдут за мною. Прощайте!

И столь могуч и властен был в тот час голос Фэанаро, что даже посланец Манвэ поклонился ему, словно получил достойный ответ и ушел.

И мы продолжили наш путь. Дом Фэанаро вырвался далеко вперед и обогнал нас на несколько часов. Дом Арафинвэ шел в самом конце и часто мы оглядывались на луч серебряного светильника в башне Миндон Эльдалиэва, пока он не скрылся из глаз…

Конечно же, целый народ двигался медленнее, чем мы проделывали этот путь одни. Не меньше 10 часов прошло, прежде чем мы достигли Альквалондэ. Но что это? Кажется, в городе было неспокойно – мы слышали ужасный шум, крики, даже стоны… Мы ускорили шаг и бежали почти бегом. Страшное предчувствие сжало мне сердце. Мы влетели в гавани… Ужасная картина предстала нашему взгляду. Плакали женщины, растерянно бродили мужчины, кое-где виднелись пятна крови и лежали мертвые тела эльфов… Ни одного корабля не было в гавани, а на море разыгралась сильная буря.

- Слуги Моринготто! – закричала я…

Tags: записки арфинга
Subscribe

  • (no subject)

    На холиварке встретила удивительное: "Увы, натренировать высотную выносливость толком нельзя, поэтому умные люди, забираясь на высоту, делают это с…

  • (no subject)

    Прочитала про Гитлера и Габсбургов, весьма интересно. Не подозревала, что у них были такие запутанные взаимоотношения... Детей эрцгерцога…

  • (no subject)

    Знаете, я ни разу не поклонник BLM, мне не нравятся все эти движухи с "покаянием", но вот это вот - какая-то отвратительная пакость и дикость.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments