Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:

Вторжение японцев на Гавайские острова

Каждый, кто хотя бы поверхностно знает историю Второй мировой войны на Тихом океане, скажет, что никакого вторжения японцев на Гавайские острова не было. И окажется неправ. Вторжение на один из островов все же состоялось. Но эпизод этот малоизвестен, хотя история весьма интересна и поучительна, местами – забавна, а местами – страшна. И хотя в ней участвовало всего двадцать с небольшим человек, среди них нашлось место и агрессивному и хитрому захватчику, и отважным и умным защитникам, и даже подлому предателю.

Ниихау – крошечный островок в Гавайском архипелаге. Его площадь всего 70 квадратных километров, но там есть все, что необходимо для простой жизни. До войны на острове не было электричества и телефона, хотя и было несколько радиоприемников (но не радиопередатчиков). Остров принадлежал (и принадлежит сейчас) семье Робинсон. В 1941 году там жили мистер Робинсон, его жена и дети – это были единственные белые на острове. Также там была деревня туземцев-гавайцев – около двадцати взрослых жителей обоего пола, которые, в основном, работали на ранчо Робинсона, и еще больше детей. Было там и трое японцев: одинокий пожилой пчеловод Синтани, заведовавший пасекой, и молодой управляющий Робинсона Харада с женой. Харада нанялся к Робинсону больше года назад, работал хорошо и не вызывал нареканий.

7 декабря 1941 года (день нападения Японии на Перл-Харбор) было воскресенье. Робинсон с семьей рано утром (еще до нападения) на лодке отправились в Гонолулу – по делам и за рождественскими покупками. Так никого из европейцев на острове не осталось.

Гавайцы собрались около церкви на службу (все они были христианами), как вдруг увидели два самолета, один из которых был явно сильно поврежден. Поврежденный самолет стал снижаться и сел на Ниихау, перевернувшись при посадке, а второй улетел.

На самолете были красные круги. Гавайцы читали газеты и иногда слушали радио, они поняли, что самолет японский. Из газет они знали о напряженных отношениях между США и Японией, так что заподозрили неладное.

Самолет сел рядом с домом одного туземца, Хавилы Калеохано. Калеохано помог пилоту выбраться и убедился, что это японец. Японец сорвал кислородную маску и тут же схватился за пистолет, но Калеохано был начеку. Он сумел отобрать пистолет. Тогда летчик схватился за планшет с документами, который попытался уничтожить, но и планшет Калеохано тоже забрал. Японец не понимал гавайского, а также притворился, что не понимает английского (хотя это было не так). Калеохано знаками велел ему поднять руки и идти в дом. Он позвал соседей и те стали охранять японца, хотя вели себя дружелюбно. Пистолет и планшет Калеохано спрятал.

Гавайцы – дружелюбный и открытый народ, но если их разозлить, то могут быть опасными врагами. Они рослые и сильные, а японец был невысоким и коренастым. Он понимал, что ему одному, особенно без оружия, не справиться с туземцами, поэтому подчинился всем их требованиям.

Туземцы решили позвать местных японцев, чтобы те объяснились с пленником. Сначала пришел Синтани, но он не особо хотел вмешиваться в дело, которое считал хлопотным и опасным, поэтому, перекинувшись с летчиком несколькими фразами, удалился. Потом явились Харада с женой. Харада согласился переводить и быть посредником. Летчик сначала пытался уверить, что сел на Ниихау из-за технической неполадки, но ему не поверили – гавайцы увидели на самолете следы от пуль. Но японец стоял на своем. В конце концов решили дождаться мистера Робинсона, а пока стеречь пленного. Ему дали есть и пить, а потом заперли в одном сарае, попросив Хараду и его жену присматривать за ним, носить ему еду и все необходимое для жизни. Кроме того, у сарая дежурил охранник-гаваец. Но напрасно ждали лодку – никто не подплывал к острову (во-первых, власти запретили гражданским судам курсировать между островами, во-вторых, Робинсон с семьей решили, что на больших островах, под охраной армии, безопаснее, поэтому и сами не хотели возвращаться). Так прошло несколько дней.

Пленный летчик же тем временем придумал коварный план. Он дружелюбно разговаривал с Харадой, а однажды признался – да, все верно, он один из солдат армии вторжения. Японцы уничтожили все корабли и самолеты на Гавайях и уже почти захватили острова. Скоро они явятся и сюда. Если Харада, рожденный в Японии, окажется верным слугой Императора, то его ждет награда, а если нет – то им с женой может не поздоровиться.

Эти слова упали на благодатную почву. Харада испугался. Кроме того, награда Императора показалась ему более заманчивой, чем работа на американца. Он решил действовать заодно с летчиком и помочь ему захватить остров.

У туземцев не было оружия. В доме Робинсона хранилось ружье и два пистолета. Харада зашел в дом (поскольку он был управляющим, это никого не удивило), взял оружие к себе домой, а потом, ночью, взял пистолеты и подошел к охраннику-гавайцу. Тот не ожидал нападения и Хараде легко удалось его одолеть и связать под угрозой пистолета.

Он освободил летчика. Потом они залегли в засаду у дороги, утром остановили конную повозку и заставили возницу везти их с оружием в деревню, до которой было несколько километров. Там они двинулись к дому Калеохано – летчик хотел забрать свой пистолет и планшет.

Но Калеохано заметил, что они идут с оружием, и сразу понял, что происходит. Он получше спрятал пистолет с планшетом, предупредил соседей и все они скрылись в зарослях.

Харада долго звал сначала Калеохано, потом – других, но никто не отзывался. Они с летчиком обыскали дом, но ничего не нашли. Они забрались в самолет и сняли оттуда четыре пулемета. Пулеметы поставили и зарядили. Потом Харада обыскал всю деревню и нашел одну старуху, которая из-за болезни никуда не пошла, считая, что взять с нее нечего. Он велел старухе найти мужчин и передать: остров перешел под власть Японии. Туземцы должны вернуть имущество японского летчика и продолжать работать – теперь на Императора. Если они этого не сделают, то летчик и Харада сначала уничтожат все дома, а потом начнут охотиться на жителей.

Старуха ушла и все передала, но гавайцы не собирались так легко сдаваться, хотя и были безоружны. Они разозлились и решили, что не будут выполнять никаких требований. Также решили взять лодку и плыть на соседний остров, чтобы вызвать помощь (у них не было ни телефона, ни радиопередатчика). На лодке отправился Калеохано и еще двое мужчин. Женщин и детей скрыли в самых труднодоступных местах, а мужчины остались неподалеку от деревни. Впрочем, многие женщины, особенно из молодых, остались рядом с мужьями.

Так прошел еще один день. В его середине гавайцы устроили вылазку, желая взять японцев в плен. Но те были начеку и стали угрожать нападающим оружием. Гавайцы отступили, а японцы бросились за ними. Другие гавайцы, увидев это, кинулись к пулеметам и забрали все четыре вместе с патронами. Стрелять из них гавайцы не умели, но, по крайней мере, теперь и японцы лишились самого опасного оружия.

Харада и летчик вернулись ни с чем и увидели пропажу пулеметов. Разозлившись, японцы начали приводить угрозы в исполнение. Они стали крушить дома островитян, начав с дома Калеохано, который подожгли. Так прошло два дня.

Увидев это, гавайцы пришли в ярость. Особенно неистовствовали гавайянки. Не в силах смотреть на уничтожение своей любимой кухонной утвари и другого добра, они набросились на мужей, призывая их что-то сделать. Разъяренные жены оказались страшнее японцев с пистолетами. Вожак гавайцев, самый сильный и рослый из них, стригаль овец по имени Бени Канахали, решил действовать.

Он вместе с несколькими мужчинами опять двинулся к японцам. За ними пошла и жена Бени. Мужчины отстали, но Бени с женой все так же двигались вперед. Японцы как раз крушили их дом. Подобравшись сзади, Бени крикнул Хараде:

- Быстро забери у него пистолет и давай ружье!

Харада на мгновение заколебался и этого оказалось достаточно. Бени прыгнул на него и повалил. Летчик кинулся к нему на выручку, но на него бросилась жена Бени (она превосходила японцев ростом и весом). Летчик схватился с ней и Бени пришел к жене на выручку. Летчик стал стрелять. Пуля попала Бени в бедро, но это его не остановило. Харада побежал на помощь летчику (он не стрелял, видимо, опасаясь повредить товарищу), но женщина подставила ему подножку и он упал. Тем временем Бени схватил летчика и изо всех сил бросил его на землю. Летчик ударился затылком и затих (травма головы оказалась для него смертельной).

Харада встал, огляделся и все понял. Он поступил истинно по-японски – сунул пистолет в рот и выстрелил.

Так закончилась власть Японии на Гавайских островах (все это заняло 6 дней – с 7 по 13 декабря). Когда Калеохано и другие вернулись с подмогой, им осталось только похоронить двух японцев – захватчика и предателя. Оружие и самолет забрали позже.

Калеохано и Канахали наградили. Синтани допросили, а потом забрали в лагерь для интернированных японцев, ничего не вменив ему в вину. Жену Харады тоже забрали и она провела почти три года в лагере, но и ей не предъявили обвинений. Намного позже, уже в 90-х, давая журналистам интервью об этом событии, она призналась, что искренне поддерживала мужа и ей хотелось, чтобы он и прилетевший летчик одержали победу.

Так-то. Жена Бени мне особенно нравится. Какая героическая женщина! :) Мужики-то остались позади, а она бесстрашно кинулась спасать любимые кастрюли :)
Subscribe

  • (no subject)

    На холиварке встретила удивительное: "Увы, натренировать высотную выносливость толком нельзя, поэтому умные люди, забираясь на высоту, делают это с…

  • (no subject)

    Прочитала про Гитлера и Габсбургов, весьма интересно. Не подозревала, что у них были такие запутанные взаимоотношения... Детей эрцгерцога…

  • (no subject)

    Знаете, я ни разу не поклонник BLM, мне не нравятся все эти движухи с "покаянием", но вот это вот - какая-то отвратительная пакость и дикость.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments

  • (no subject)

    На холиварке встретила удивительное: "Увы, натренировать высотную выносливость толком нельзя, поэтому умные люди, забираясь на высоту, делают это с…

  • (no subject)

    Прочитала про Гитлера и Габсбургов, весьма интересно. Не подозревала, что у них были такие запутанные взаимоотношения... Детей эрцгерцога…

  • (no subject)

    Знаете, я ни разу не поклонник BLM, мне не нравятся все эти движухи с "покаянием", но вот это вот - какая-то отвратительная пакость и дикость.…