Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:

Мост через реку Квай

Пьер Буль, французский фантаст, кроме известной "Планеты обезьян" написал также роман "Мост через реку Квай". Интересное положение, когда многие знают эти два названия, знают и сюжеты, но иногда даже не подозревают, что их придумал один и тот же человек, да еще и не англоязычный (честно говоря, в доинтернетную эпоху я об этом понятия не имела, хотя оба названия слышала, а "Планету обезьян" читала и перечитывала еще подростком, книга мне очень нравилась). Потому что обе книги были экранизированы, и экранизации оказались очень удачными, особенно во втором случае. Другие книги Буля (а написал он немало), не имеют такой известности. Таким образом, он оказался автором не одной (как бывает), а двух хороших и талантливых, но при этом очень разноплановых книг.

Пьер Буль имел бурную молодость. Во время войны он подвизался на Дальнем Востоке, был противником нацистов и потому примкнул к союзникам в рамках движения "Свободная Франция". Буль оказался среди разведчиков и диверсантов, так что о работе британской разведки знал не понаслышке. Во время одного из заданий был схвачен японцами и угодил в тюрьму, откуда ему посчастливилось бежать в конце 1944 года.

После войны на материале собственного опыта и рассказов других он написал книгу "Мост через реку Квай". В ней ехидный француз изрядно прошелся по "заклятым друзьям"-англичанам, по работе разведки и вообще по происходящему во время войны безумию. В результате получился не пафосно-патриотический военный роман, а антивоенная книга-сатира. Впрочем, наверное, каждая хорошая военная книга (или фильм) обязана быть антивоенной.

Очень интересная и забавная цитата про работу английской разведки:

"... великая и неповторимая Интеллидженс сервис [Британская разведка. (Примеч. пер.)]. Считая себя вседержительницей таинств, она систематически отказывалась сотрудничать с исполнителями. Замкнувшись в «башне из слоновой кости», она не допускала к самым ценным своим документам никого, кто бы мог извлечь из них пользу. И все это под тем предлогом, что содержащиеся там сведения слишком секретны, а поэтому их немедленно надлежит спрятать в сейф. Там они и лежали, накапливаясь годами, до тех пор, пока становились абсолютно ненужными, вернее до тех пор, пока много-много времени спустя после войны их не брал кто-нибудь из высших чинов разведки, надумавших перед смертью написать мемуары. Надо же поведать потомству и потрясенной публике, как, в какое время и при каких обстоятельствах разведка сумела хитростью завладеть оперативными планами врага; как загодя и с большой точностью были установлены место и время его наступления. Эти сведения в точности соответствовали действительности, поскольку означенный противник действительно успешно нанес тогда удар в нужном ему месте". (с)

Книга эта не основывается на реальных событиях, хотя герои ее, в частности полковник Николсон, имеют реальных прототипов. Интересно, что книга имеет довольно большие расхождения с фильмом, хотя основная идея осталась нетронутой.

Ширз в книге вовсе не американец, а англичанин-разведчик-диверсант и глава той самой диверсионной группы, что отправляется разрушить мост. Таким образом вся линия хитрого солдата-жизнелюба (не "офицера" и "не джентельмена", как и говорится в фильме), которого едва не силой заставляют участвовать в задании, в книге отсутствует. Нет и противопоставления "англичане-американцы", которое есть в фильме. Джойс также не канадец, а англичанин, и не бухгалтер, а инженер. Вместо сверки цифр он два года в конторе рисует одну деталь моста, чтобы сэкономить своим работодателям деньги. Откуда и сбегает на войну.

Буль был реалистом и как писатель имел больше свободы, чем это возможно в фильме (особенно того времени). Поэтому в книге описано, что до своей уступки полковник Сайто прибегает к террору и солдаты за саботаж и медлительность в работе страдают точно так же, как их офицеры. Это приводит к интересному эффекту. Цитата:

"Комендант изводил пленных: во-первых, он чувствовал полную безнаказанность, а во-вторых, его толкал страх быть уволенным за неспособность. Уличенных в «безделье» или «саботаже» привязывали к дереву и хлестали по голому телу колючими ветвями. Залитых кровью солдат держали целый день на тропическом солнце рядом с муравейником. Вечером товарищи приносили их Клип-тону в лазарет — с ободранной спиной, в жару. Но разлеживаться Сайто им не давал. Он не забывал про наказанных. Если провинившиеся начинали двигаться, их отправляли на стройку, где конвоирам было велено не спускать с них глаз.

Выдержка этих строптивцев трогала Клиптона иногда до слез. Врач поражался, как они еще могли таскать ноги. Когда наказанных приносили в лазарет, они были едва в состоянии разомкнуть веки и прошептать на языке, бытовавшем среди пленных в лагерях Бирмы и Таиланда:

— Они не построят свой сучий мост, доктор… И сучий поезд их сучьего императора не пройдет по нему… Наш сучий полковник прав, он знает, что делает. Если увидите его, передайте, что мы с ним, все до единого… И этой сучьей образине не удастся поставить на колени английскую армию!

Жесточайшие меры не давали никаких результатов. Пленные сжились с террором. Пример полковника Никольсона кружил голову почище давно забытых виски и пива. Когда одного из солдат избивали так, что он не мог больше выдержать, на его место заступал другой. Саботаж не прекращался ни на минуту. Все посулы и обещания Сайто отвергались. В часы отчаяния комендант с испугом думал, что исчерпал весь известный ему запас мучений и пыток". (с)

Когда Джойс в бинокль наблюдает за работающими военнопленными, он отмечает их плохое состояние.

В фильме много говорится о цивилизации и варварстве, но, честно говоря, еще неизвестно, кого здесь можно назвать дикарем и варваром. Японцы жестоки, японцы не уважают международные законы, японские инженеры не в силах спроектировать и построить мост. Но вот показывают праздник по поводу окончания строительства моста. Полковник Сайто пишет каллиграфическое письмо в стихах своей жене (или любовнице). Полковник Николсон сотоварищи искренне смеется над довольно глупым и грубым юмором в солдатском представлении. Ну и кто же здесь "дикарь и варвар"? :)

Что же можно сказать об основной идее книги (и фильма), а также о самом интересном и неоднозначном персонаже - полковнике Николсоне?

Николсон поначалу кажется совсем сумасшедшим и очень странно себя ведет. Ну, правда же, странно помогать врагу искренне (не будучи при этом предателем и не выгадывая для себя каких-то поблажек, не боясь мучений - Николсон показывает, что прекрасно может выдержать довольно жесткий нажим). Он просто "выполняет правила". Если ему приказали сдаться - он сдается. Если при этом его солдаты должны работать на врага - они будут работать и будут работать хорошо.

Но это еще не все. Полковник Николсон, этот старый солдат, служака, который, казалось бы, только и должен думать об уничтожении и разрушении, оказывается созидателем. Он не разрушает, а строит, при этом строит на века. Неважно, что это будет мост, по которому японские войска двинутся на Индию, важно, что это будет дело человеческих рук, которое послужит человеку и после войны (так думает сам полковник). И именно поэтому он ведет себя так, как ведет, и с этой точки зрения его поступки совершенно нормальны. Кроме того, он действительно неплохо понимает психологию солдат - в романе отмечено, что когда они перестали разрушать и портить, а стали работать "по-настоящему", их "моральное состояние" улучшилось.

Также интересное наблюдение: мне встречалось мнение, что "великие дела" можно совершать только с помощью насилия. Здесь же "великое дело" делается на энтузиазме и доброй воле людей: Николсон хочет построить мост, зараженные его идеей, подкрепленные его волей, его офицеры и солдаты ему помогают: им удается сделать это лучше, чем удалось бы полковнику Сайто с его пытками, расстрелами и угрозами.

В книге Буль добрее (или злее?) к своему герою. Николсон до последней минуты жизни не усомнился в своей правоте. Благодаря его усилиям мост остается стоять (Уордену удается лишь немного его повредить, повреждения будут исправлены в ближайшее время).

Однако, война все переворачивает с ног на голову: построенный мост служит злому делу, а хорошие и приятные люди, Ширз сотоварищи, вынуждены убивать и разрушать. Поэтому я назвала роман антивоенным.

Интересна еще речь Уордена, которую он произносит уже добравшись до своих, эта речь, фактически, подытоживает весь роман:

"Старый осел с голубыми глазами, наверное, всю жизнь мечтал построить что-нибудь на века. Раз уж не довелось построить город или собор, он взялся за мост! И вы хотели бы, чтобы он позволил разрушить его!.. Не на того напали. Это британский полковник старой закалки, сэр! Абсолютно уверен, что с ранней юности знает назубок всего Киплинга — нашу национальную гордость, сэр! Держу пари, что когда он смотрел на мост, в его воспаленном мозгу плясали готовые фразы: «Твоя — вся земля и все, что в ней, и все, что вокруг. Ты станешь мужчиной, сын мой!» Я прямо слышу их! Человек с сильно развитым чувством долга и любовью к хорошо исполненной работе… Любовь к делу, как у всех нас, сэр!.. Дурацкое поклонение абстрактному делу, захватившее всех нас — от начинающей машинистки до полководцев! Не знаю, то ли я говорю, но вот уже месяц, сэр, как это не выходит у меня из головы. А может, безумный болван Никольсон в самом деле достоин уважения? Может, подлинную ценность представляет как раз его идеал, не менее священный, чем наш? Тот же, что и наш? Может, фантастическая абракадабра его миражей родилась из того же источника, что и символы, вдохновляющие нас? О, эта таинственная область клокочущих страстей, взывающих к действию! Может, поэтому сам «результат» действия уже не имеет значения и только качество исполнения обретает смысл? Такой образ мыслей, словно игра дьявола, наделяет человека уверенностью в самоценности любого действия и губит его, заставляя лицезреть мерзкие результаты своих начинаний… Я уже месяц думаю над этим, сэр". (с)


Интересные факты

Сам Пьер Буль (к его счастью) на строительстве ТБЖД не был и основывался только на рассказах других. И потому ошибся, приняв за реку Квай совсем другую реку, Меконг (через которую и перекинули тот самый мост). Так что роман и фильм следовало назвать "Мост через реку Меконг". После оглушительного успеха фильма туристы (особенно европейские и американские) приезжали в Таиланд и просили показать знаменитый мост через реку Квай. Местные жители приходили в недоумение, царила неразбериха, пока власти не приняли радикальное, но единственно верное решение: переименовали реку. Таким образом, мост через реку Квай оказался перекинут через реку Квай :) Так литература и кино влияют на реальную жизнь.

Как вариант, Буль не ошибся, а специально дал другое название реке: то ли намекая на нереальность описанных событий, то ли название "Квай" показалось ему более запоминающимся и благозвучным.

Английский генерал Персиваль (тот самый, что сдал японцам Сингапур и просидел в плену до конца войны) настолько был возмущен книгой и фильмом, что добился того, чтобы в аннотации фильма специально оговаривалось, что фильм не основывается на реальных событиях :)

ТБЖД, потребовавшая таких больших жертв, была разбомблена союзниками в конце войны. От нее осталось совсем немного (в том числе знаменитый мост), таким образом весь труд и все жертвы оказались практически напрасными, а сейчас железные дороги не имеют такого большого значения. Тем не менее, современный Таиланд обрел пользу от этого памятника войны и жестокости: он стал туристическим объектом и немало экскурсий сейчас отправляются смотреть знаменитый мост через реку Квай. Около него находится музей ТБЖД, где очень долго подвизался тот самый бурно раскаявшийся японский переводчик Такаси Ногасэ, о котором я говорила в одном из предыдущих постов.

Эрик Ломакс посмотрел фильм "Мост через реку Квай" и со свойственной ему иронией отметил: "Интересно, где они видели таких раскормленных военнопленных?"

Алистер Уркварт, еще один шотландец-военнопленный, написавший книгу-автобиографию "Забытый горец", строил этот самый знаменитый мост. Он посвятил несколько абзацев в книге фильму, указывая, что пленные находились в гораздо более плохом и жалком состоянии, чем это показано в фильме, так что фильм очень сильно расходится с реальностью. Впрочем, подобные претензии можно предъявить буквально к любому фильму о концлагерях, особенно к более старым версиям (современные режиссеры делают больший упор на реализм, впрочем и они не настолько жестоки, чтобы заставлять актеров голодать до правдоподобного состояния :))

Американские сценаристы, написавшие сценарий к фильму, после его выхода оказались в "черных списках" неугодных властям, поскольку были коммунистами. Из-за этого Оскар за лучший сценарий получили не они, а все тот же Пьер Буль, который никакого сценария не писал (хотя и написал роман). Буль за Оскаром не приехал (хотя и не отказался от него), а его получил другой человек, потом передавший документы и статуэтку писателю.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Прочитала про Гитлера и Габсбургов, весьма интересно. Не подозревала, что у них были такие запутанные взаимоотношения... Детей эрцгерцога…

  • (no subject)

    Знаете, я ни разу не поклонник BLM, мне не нравятся все эти движухи с "покаянием", но вот это вот - какая-то отвратительная пакость и дикость.…

  • Киплинг и "Звездные войны"

    Как связан Киплинг и фильм «Звездные войны»? Через одно рукопожатие. Есть у Киплинга одно стихотворение, хорошее (как большинство его стихов), про…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments