Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Category:

Луи и Птица

Итак, из прошлого поста становится довольно понятным, почему товарищ Птица так сильно заинтересовался Луи Замперини и почему сразу его невзлюбил. Луи был офицером - раз, Луи был успешен и знаменит в мирной жизни - два, Луи явно не желал подчиняться - три. Четвертая причина, ничем не подтвержденная, является лишь догадкой, впрочем,догадкой обоснованной. Известно, что Ватанабе присылали особо строптивых пленных на "воспитание". Не было ли такого приказа и относительно Замперини? Попытка его вербовки в пропагандисты была осуществлена через несколько недель после попадания в Омори, возможно, это время отводилось на его "обработку" Птицей, чтобы не особо упрямился. Впрочем, подобная догадка ничем не подтверждается, кроме того, заметно (что и подтверждает Ватанабе в своем интервью после амнистии), что в отношении Луи у него были "личные чувства" (чувства зависти и особой неприязни, видимо). Так что даже если такой приказ и был, то все равно причиной такой лютой ненависти и желания сломать был не только он.

Фото Луи Замперини военного времени. Бравый летчик



Да, и, конечно, то, что происходило в реальности, было намного жестче и хуже того, что нам показали в фильме. Избиения происходили каждый день. Или через день. С редкими более длинными перерывами. Иногда пара ударов, иногда - избиение до бесчувствия. Иногда это происходило ночью. Как говорил позже один военнопленный, Птица бил Луи, "просто чтобы размяться". Луи пытался спрятаться, затеряться среди других, но Птица неизменно его находил. Если он пытался сопротивляться или даже просто закрывался руками, Птица свирепел еще больше. Внутри Луи все кипело, он сжимал кулаки - и это еще больше раззадоривало Птицу. Луи старался не падать, хотя это, конечно, не всегда удавалось.

Интересно, что поговорить с Луи "по душам" о французской литературе Птица не пытался и на "чайные вечеринки" его приходить не обязывал.

Вот история с избиением пряжкой. Тут я немного подробнее скажу, потому что это интересно с психологической точки зрения.

Однажды Птица придрался к Луи, что тот, якобы, поднялся по стойке "смирно" последним. Он снял с себя ремень (у ремня была тяжелая латунная пряжка, длиной в несколько дюймов) и ударил Луи пряжкой прямо в ухо. От резкой боли ноги у Луи стали ватными и он упал на пол. Из виска лилась кровь. Тут Птица склонился над ним, издавая сочувственный, чуть ли не материнский возглас: "О-о-о!" Он вытащил из кармана туалетную бумагу и осторожно вложил ее в руку Луи. Луи прижал бумагу к виску.

"Кровь остановился, да-а-а?" - тихо сказал Птица.

Луи поднялся. Птица ждал, пока он придет в себя. "Все-таки есть что-то хорошее в этом человеке", - подумал Луи с облегчением.

И тут Птица ударил его снова ремнем в то же самое место.

Можете себе представить, в каком физическом и психическом состоянии будет находиться человек, с которым так обращаются. К этому надо прибавить болезни и травмы - голодное истощение (еще со времени дрейфа на плоту, да и потом кормили очень плохо), дизентерию с периодически повышающейся до 39-40 градусов температурой, начинающуюся бери-бери, травму ноги от падения, из-за которой Луи едва ковылял (к счастью, это произошло уже незадолго до конца войны). Короче, можно только изумляться, что только может выдержать человек, и особо удивляться, что этот человек не согласился на все, что угодно, лишь бы избавиться от таких ужасов. Но не согласился же! Поразительно.

Однако Луи Замперини был удивительно жизнерадостным, веселым и деятельным человеком. Даже в подобной ситуации он умудрялся находить поводы посмеяться, а также, когда было необходимо, развивал весьма бурную деятельность. В фильме его показали чересчур "замороженным", с постоянно "мученическим" лицом (видимо, подобным выражением лица надо было компенсировать слишком цветущий внешний вид, а то надо же показать, что человеку очень паршиво и он не в санатории) и довольно пассивным. На самом деле, все выглядело несколько по-другому. Например, когда Луи находился в карантине (Птица уже с ним "познакомился" парой ударов по лицу), он вовсе не нянчил разбитый нос, а для спасения от холода себя и других... развел костерок. Без спичек, да, с помощью шнурков. На запах дыма явился Птица и Луи снова досталось.

Или взять, например, крыс (они были в Наоэцу и их нам не показали, а зря, имхо, очень прибавило бы колорита). Цитирую воспоминания самого Замперини: "А еще нам приходилось искать повод для смеха в лагере для военнопленных – мы делали что угодно, лишь бы хоть ненадолго забыть о страхе.

Лагерь 4-B в Наоэцу, на северо-западе Японии, так и кишел крысами, иногда сопоставимыми по размеру с кроликами. Казалось, они вообще ничего не боялись. Я спал на верхнем ярусе, но иногда ночью чувствовал их присутствие: они бегали по моему животу, останавливались и бежали дальше. Если их пытались отпихнуть, они кусали.

Однажды мое терпение лопнуло. Я склепал небольшую лопатку и спал с ней, держа прямо у горла. Как-то ночью появилась огромная жирная крыса. Она пробежала прямо по моему животу и замерла. Я схватил лопатку и как врезал ей! Звук удара слышали все – а также громкий, удивленный писк, последовавший за ним. Через секунду раздался всеобщий смех. Я не убил крысу, но, должно быть, сильно ее огорошил, потому что она с трудом нашла дорогу обратно. Мы окрестили этот случай «один-ноль в нашу пользу». Ощущение было потрясающим.

Конечно, совсем не смешно, когда по тебе бегают крысы, но это была неотвратимая истина. Лучшие шутки всегда основаны на правде, когда мы вынуждены признать пикантные или неприличные, но при этом часто случающиеся ситуации. Юмор помогает расслабиться, пусть и на мгновение.

А кроме того, принимая во внимание ситуацию, не думаю, что крысам жилось намного лучше, чем нам. Может, они так же смеялись над тем безумием, которому все мы были свидетелями" (с).


О шуточке с бритьем охранника и о краже газет я уже рассказывала, кроме того, Луи принимал самое деятельное участие в воровстве еды, где только можно. Один раз ему удалось стащить за раз целых десять фунтов риса (с помощью острой бамбуковой палки он проткнул мешок с рисом, а потом засыпал его себе в штанины, подвязанные снизу веревками).

Или взять спектакль "Золушка"... Да, это тоже было, как ни удивительно, причем еще забавнее, чем показали в фильме. Например, Доброй Феей был высоченный солдат, наряженный в балетную пачку и колготы. А Тинкер (который был оперным тенором) спел за принца. И там были леди Диа Риере и Гонна Риере (для понимания шутки прочтите эти имена, как одно слово. Я вот не сразу сообразила :)) Луи считал, что это была самая смешная пьеса, которую ему когда-либо приходилось видеть. Японцам тоже понравилось (им переводил переводчик).

Из Омори в Наоэцу перевели вовсе не всех, а только 15 человек, и это примечательный факт. 14 человек имели за душой историю, которая делали их "полезными" - один был старшим по званию офицером, другой работал при кухне, третий был начальником барака и т.д. Единственным, у которого подобного прошлого не было, был Луи. И единственной причиной, по которой его могли выписать к Птице - это то, что Птица хотел снова заполучить свою "живую игрушку" в полную свою власть. (О боже мой... От сознания, что такие люди реальны, мне просто нехорошо делается). И да, при виде Птицы Луи действительно упал от потрясения, настолько эта встреча была для него ужасной, а он-то уже считал, что избавился от мучителя! Птица же был в чрезвычайно хорошем настроении и был искренне рад увидеть "друзей".

Мысль об "игре" вообще постоянно появляется. Например все эти противоречивые указания "смотреть на меня - не смотреть на меня", все это происходило в реальности. Причем Птица явно не хотел смерти кого-то из своих "друзей" (ну или пока не хотел). Например, однажды он столкнулся с Луи рядом с колодой с водой и заявил: "Я тебя завтра здесь утоплю!" Луи с ужасом ожидал завтрашнего дня, назавтра Птица, как обычно, на него набросился, избил, но заявил так: "Я передумал. Завтра тебя утоплю". И удалился в самом приятном расположении духа (и так и не пытался позже выполнить свою угрозу, я так понимаю, ему просто нравилось пугать и держать своих жертв в постоянном напряжении).

Время, проведенное в Наоэцу (а это около шести месяцев), было самое жуткое для Луи (впрочем, как и для остальных) время. Наоэцу была отдаленной деревней в горах, туда сроду не заглядывали никакие высокие проверяющие и охрана могла делать все, что только пожелает. Ватанабе опять не был ни начальником, ни старшим по званию, но ему снова никто не препятствовал. Возле Наоэцу были предприятия тяжелой промышленности, горнодобыча, то есть самое место для тяжелого рабского труда (а на Женевскую конвенцию японцы плевали практически повсеместно). Причем в фильме показали довольно лайтовую версию происходящего, в реальности, например, надо было взбираться на баржи по очень ненадежным веревочным мостам, и кое-кто падал вниз и получал травмы или вовсе тонул. Еще грузили промышленную соль, а от нее на теле появлялись глубокие язвы. Офицеры сначала работали на окрестных фермах (утаскивая оттуда всякие овощи), но с апреля 1945 года их тоже направили на разгрузку угля, заводы и т.д., то есть на тяжелый физический труд.

В Наоэцу уже больше двух лет находилось несколько сотен австралийцев, захваченных в плен в 1942, из них 60 уже умерли от болезней и травм. Милая деталь: умерших кремировали и ящики с прахом ставили прямо в барак, и из ящиков этот прах периодически высыпался, то есть живым приходилось буквально жить в окружении своих мертвых товарищей (после освобождения эти ящики доставили в Австралию и захоронили там). Про крыс я уже говорила, еще везде были вши и блохи. Кроме того, зимой в бараках было очень холодно (а зима в горах Японии обычно весьма холодная). Короче, это было чрезвычайно приятное для жизни место.

Именно здесь произошла сцена с массовым избиением заключенными друг друга. Вообще, такое в японских лагерях практиковалось нередко, надо полагать, так охранники развлекались, да и сами меньше сил тратили. Однако предыстория и некоторые детали ее несколько иные, чем в фильме. Я уже говорила, что в лагере процветало воровство еды (что, разумеется, очень понятно и никак не может быть поставлено голодным людям в вину). Пленные тащили еду везде, где ее только находили, крали на рабочих местах, на складах, на кухне у охранников. Однажды, будучи на сталилитейном заводе, пленные украли у охраны приготовленную для нее рыбу и съели ее. По возвращении в лагерь об этом было доложено Птице. Под угрозой всеобщего жестокого избиения те, кто украл рыбу, вышли вперед. Но Птица этим не удовлетворился. Он вытащил из строя еще Замперини и его друзей - Тинкера и Уэйда (тоже офицеров, которых Птица так ненавидел) и заявил, что они тоже причастны к краже, они, мол, вдохновляли солдат на кражи (хотя в данном случае никто из троих не был виновен именно в этой краже). Теперь солдаты должны были выстроиться напротив шестерых виновных и ударить их каждый по разу в лицо. Солдат было около двух сотен. Позже Уэйд скажет, что они выдержали не менее двухсот двадцати ударов каждый. Сначала солдаты старались ударить легко или отказывались. Но это приводило только к худшему: Птица и его подручные били тех, кто отказался, били и наказанных сами, пока не добивались сильного удара. В конце концов Луи стал шептать каждому солдату, чтобы тот бил со всей силой. Некоторые извинялись перед ударом. Экзекуция продолжалась два часа и после этого избитых пришлось уносить в бараки, несколько дней Луи с трудом мог открыть рот.

Однажды заключенные пожаловались, что у них в пище практически нет белка. Охранники убили последнюю в деревне собаку и на следующий день подали ее в пищу, а голову собаки посадили на кол и выставили во дворе.

Не могу здесь не процитировать истории о еще двух животных: хряке и сереньком козлике. Несмотря на отвратительные подробности, не могу здесь сдержать улыбки; как часто бывает в жизни, грубая комедия перемешивается с высокой трагедией.

Про хряка. После того, как Луи травмировал ногу, он довольно долго не мог грузить уголь, а это означало лишение половины рациона и так весьма скудного. "От безысходности он отправился к Птице и стал умолять дать ему работу.

Птица наслаждался его мольбами. С этого момента, сказал он, Луи будет отвечать за свинью, которая находилась на территории лагеря. Работа обеспечит ему полный рацион, но в этом был подвох: при чистке хлева Луи запрещалось пользоваться инструментами. Он должен будет делать это голыми руками.

Всю свою жизнь Луи был требователен к чистоте и даже брезглив настолько, что, будучи студентом, всегда хранил в бардачке автомобиля "Листрин" (антисептический ополаскиватель для рта), чтобы прополоскать рот после поцелуев с девушкой. Теперь же он ползал по мерзкому свиному хлеву и подбирал руками испражнения хряка, а чтобы не умереть с голоду, вынужден был набивать рот тем, чем кормили животное. Из всех жестоких и гнусных издевательств Птицы над Луи это было самым ужасным и почти полностью деморализовало его. "Если что-нибудь убьет меня, - думал Луи, - то точно это". Больной и изголодавшийся, с подорванной волей, Луи жил лишь слабой надеждой на то, что война закончится и его спасут". (с)


Черт, можете бросать в меня гнилые помидоры, но от воображения этой сцены не могу пару раз не хихикнуть. Представляю, какое у него в это время было выражение лица!

Про серого козлика. Хряка, разумеется, съели (японцы), теперь у Луи снова не было работы и он снова голодал. Пришлось опять отправиться к Птице за новым заданием. Тот был только рад такому унижению своего врага и откуда-то привел серого козлика, едва живого, которого и поручил заботам Луи.

"Сдохнет козел - сдохнешь и ты", - сказал Птица.

Луи пытался выполнить задание, но все было бессмысленно. Козлик как-то отвязался от столба (а скорее, кто-то его отвязал), добрался до зерна, объелся и все-таки сдох. Обнаружив это, Луи в ужасе спрятался, но его дизентерия изрядно обострилась и ему пришлось выйти из укрытия и отправиться к лагерному врачу, у которого были хоть какие-то лекарства. По дороге он встретил Птицу, который издевательски спросил, получил ли Луи разрешение на посещение врача, на что Луи ответил отрицательно.

Вот тут-то Птица и придумал задание с бревном. Луи с больной ногой, с температурой, голодный и замученный до полусмерти, поднял это бревно над головой и держал его. Птица взобрался на сарай неподалеку, улегся на крыше и начал потешаться над его мучениями, указывая на него проходящим японцам. Но Луи не сдавался, хотя состояние у него было предобморочное. Как он это выдержал, он и сам не мог потом объяснить. Прошло 37 минут (один из его товарищей засек время по лагерным часам). Птица перестал смеяться. Он пришел в бешенство, что этот полумертвец все-таки не сдается. Он подошел к Луи и ударил его в живот, от чего Луи упал, а бревно ударило его по голове. Когда он очнулся, Птицы рядом не было.

Это не была их последняя встреча, но это был переломный момент. И в любом случае Луи так и не сдался до самого конца.

О заговоре

На самом деле, попытки убийства или хотя бы нанесения вреда Птице все же были (вообще довольно странно, если бы их не было, при таком-то его поведении!) Его пытались заразить дизентерией, подбавляя ему в еду зараженные фекалии (удачно, но хорошее здоровье и лекарства помогли Птице справиться с болезнью), отравить медикаментами (не получилось, потому что он, что-то подозревая, спрятал лекарства под замок) и убить, выбросив из окна с камнем на шее в реку. Последнее было задумано уже в самом конце, когда в Наоэцу прибыло большое количество пленных из других лагерей. Они очень удивились поведению Птицы и не пожелали это терпеть. Возник заговор: заключенные должны были подстеречь Птицу одного, наброситься на него, накинуть на шею камень и выкинуть в реку. Луи, кстати, принимал в заговоре самое деятельное участие, что неудивительно. Однако осуществить задуманное не удалось: то Птица был не один, то еще что-то мешало, а потом он сбежал.
Tags: Несломленный
Subscribe

  • (no subject)

    И снова... Примечание автора: По одной из версий Толкина, Келебримбор был потомком Даэрона. В каноне надпись на вратах Мории сделана тенгваром.…

  • (no subject)

    Прогулка Артанис распахнула глаза, удивленная странным голубым светом за окном – не золото Лаурелин, не серебро Тельпериона… Ах да, она же не дома,…

  • Фанфик

    Жить в песне - Мастер… мастер Дернхельм! Вы не ранены? Кровь… на седле. Эовин стремительно обернулась на голос Мерри. И верно! На седле было…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments