Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:

О вербовке в пропагандисты

Тут снова книга дает интересные подробности и объяснения, которые стоит привести.

Как позже выяснил Луи (из разговора с японским офицером с острова Кваджалейн во время его возвращения в Японию после войны), именно намерение завербовать его как пропагандиста, с одной стороны, спасло им с Филом жизнь еще в начале плена, а с другой - привела ко всякого рода неприятностям. Посмотрев на двух полумертвых доходяг после плота (ну кто же знал, что оба окажутся на редкость живучими!) и выяснив, что ничего особо интересного в плане военных тайн они не знают, офицеры Кваджалейна решили их казнить (как казнили до того еще десятерых летчиков, попавших в плен). Тем более, что они и так выглядели находящимися на пороге смерти и вряд ли могли быть полезны Японии. Однако, зная имя Луи Замперини и найдя у него в бумажнике вырезку из газетной статьи, один офицер понял, что имеет дело с человеком, довольно известным в США. Он и убедил других пощадить обоих пленных (потому что казнь друга вряд ли сподвигла бы Луи на сотрудничество, скорее, наоборот) и попытаться завербовать Луи в пропагандисты на радио. Если известный спортсмен будет озвучивать прояпонскую пропаганду, это будет куда действеннее, чем когда говорят неизвестные почти никому люди.

Именно поэтому обоих заслали сначала в секретную тюрьму Офуну и не внесли в официальные списки военнопленных (из-за чего в США их сочли погибшими, о чем официально известили семьи). Именно поэтому обоих не допрашивали в Офуне с "пристрастием" и долго не отправляли в другие лагеря. Хорошенько помариновав Луи в Офуне (чтобы прочувствовал все прелести лагерной жизни да и, наверняка, руки не сразу до него дошли), его отправили в Омори, где он, на свое несчастье, познакомился с Птицей.

Так прошло еще несколько месяцев, когда на токийском радио вышла первая передаче с информацией о Луи Замперини. Процитировали короткий текст, якобы написанный им самим (хотя Луи обо всем этом даже не знал). Потом двое продюсеров токийского радио явились в лагерь и предложили Луи сделать радиозапись с сообщением, что он жив. Сначала Луи им не поверил и отказался. Ему дали день на размышление. Он посоветовался с товарищем и тот сказал, что если Луи скажет то, что напишет сам, то ничего страшного не будет. Тогда Луи согласился на запись к радости токийцев.

Луи специально сочинил радиообращение так, чтобы было понятно, что говорит именно он, например, включил туда кое-какие подробности из своей юности, о которых японцам неоткуда было узнать (о его ружьях и охоте на кроликов). Он ничего не сказал о том, что с ним плохо обращаются. Кроме того, он включил в свое сообщение имена некоторых своих товарищей, чтобы и их семьи знали, что они живы (ага, вот я, когда смотрела фильм, думала, почему он только о себе говорит - а о других хотя бы сообщить, что они живы, не надо? Оказывается, в реальности так и было).

И да, семья Замперини радиопередачи не слышала. Ее не транслировали на все США, нужно было специально ловить волну. Эта сцена прослушивания радиопередачи в фильме, одна из немногих, отсутствовала в реальной жизни. Однако, довольно много людей слушали передачу, даже один родственник Замперини, а также хорошая знакомая Луи по Калифорнийскому университету. Люди, услышавшие имя известного спортсмена, считавшегося мертвым, стали писать его семье о том, что он жив. Так семья Замперини узнала, что Луи жив, а подробности о ружьях убедили их, что это именно Луи, да и его голос кое-кто узнал. Радость их от этого сообщения можно себе представить.

У Луи же дела шли не так радужно. Продюсеры вернулись к нему и предложили снова прочитать текст. Сначала Луи думал, что ему снова дадут сочинять самому, но не тут-то было. Текст уже был составлен. Он сохранился (одну копию Луи стащил, когда продюсеры вышли, и потом хранил среди личных вещей) и интересно прочитать его до конца:

"Хотите верьте, хотите нет... Я думаю, я один из тех счастливчиков или, может быть, не знаю, мне вовсе и не повезло... В любом случае.. Говорю я, Луис Замперини, 27 лет, родился в Лос-Анджелесе, Калифорния, парень из Соединенных Штатов. Что я подразумеваю, говоря, что я счастливчик - то, что я все еще жив и здоров. Да, забавно... Я слышал и собственными глазами видел, что обо мне сообщили, будто я погиб в бою... Да, я якобы один из тех, кто погиб смертью храбрых за идею. Думаю, официальное сообщение выглядело примерно так: "Первый лейтенант Луис. С. Замперини, обладатель национального межшкольного рекорда в забеге на милю, военным министерством зарегистрирован в качестве погибшего... Бывший бегун на милю от университета Южной Калифорнии был объявлен пропавшим без вести в бою в Тихоокеанском регионе в мае 1943 года..." Господи... Что за чушь! Тут я живее всех живых... Но меня считают погибшим.. Да, все это напоминает мне о другом моем товарище, с которым мы в одинаковом положении или были в одинаковом положении... В любом случае, он мне сказал, что официально его признали погибшим в бою, а на самом деле он военнопленный... Через несколько месяцев он получил от своей жены письмо, в котором она сообщала, что так как считала его погибшим, то вышла замуж за другого. Конечно, она удивилась, узнав, что он жив и его держат в лагере для военнопленных... Она его однако же успокоила, что готова развестись и снова выйти за него, когда он вернется домой... О господи, мне действительно жаль таких парней... и винить надо того, кто позволил сделать такие недостоверные сообчения (sic)... В конце концов они хоть могут сообщить домой, где парни теперь находятся...

Да, о чем это я? Это не моя забота, но я надеюсь, моих родных предупредили о том, что я жив и умирать не собираюсь... Что за поганый мир, в котором парням не разрешают побыть живыми, я имею в виду, когда от парней избавляются при помощи так называемых официальных сообщений... Вот этого я в толк взять не могу..." (с)

Удивительно наглая ложь, учитывая, что сами же японцы не включали людей в списки военнопленных, а потом сваливали свою собственную вину на американские власти (которые вполне логично заключали, что если военный нигде не выплыл и не оказался в списках военнопленных, то он погиб). Но, положа руку на сердце, я ничего чересчур ужасного в тексте не вижу. Чай, не призыв всем сдаться и перейти под власть японского императора, не призыв свергнуть правительство, которое продолжает войну или что-то подобное. Да и сомнительно, чтобы подобные тексты как-то там сильно подрывали боевой дух (тем более, что их и не слушали особо). И это не приказ стрелять по своим (типа РОА), не служба полицаем и не выдача военных тайн, что привело бы к гибели людей. Тем более достойно выглядит дальнейшее поведение Луи.

Он наотрез отказался читать это вранье. Продюсеры повели его в кафе и угостили вкусной едой (это после почти полутора лет на рисе с червяками и водорослях, да), потом представили группе американцев и австралийцев, которые "помогают делать радиопередачи". Те выглядели хотя и сытыми, но совершенно деморализованными и избегали смотреть в глаза. Видимо, им было очень стыдно.

Луи снова отказался. Ему дали подумать еще. Все равно отказался. Он совершенно не представлял, что будет читать такое и потом сможет нормально жить (пусть даже ему и сохранят жизнь). Это было предательство, а предателем он быть не собирался.

"Ну что ж", - сказал один из продюсеров, - "полагаю, вы отправитесь в карательный лагерь".

На самом деле, тут Луи подумал, что избавится от товарища Птицы и тогда любой "карательный лагерь" будет вполне сносным (хотя что такое "карательный лагерь" можно себе представить, в любом случае это был явно не курорт). Но его отвезли обратно в Омори, где Птица возобновил избиения с удвоенным пылом, видимо, мстя за отказ сотрудничать (да, кстати, сцена с массовым избиением своими же товарищами хоть и была в действительности, но случилась позже и по другому поводу, впрочем, об этом позже). Тем не менее, ничего хорошего Луи явно не ждало...
Tags: Несломленный
Subscribe

  • Часть 1

    Глава 15 Не все старые солдаты уходят вдаль Если бы можно было жить только за счет любви родных, друзей и покоя в душе, что это был бы за…

  • Часть 2

    Например, когда я рассказал Драггану, о том, как Птица заставил меня держать деревянную балку, он спросил: - А кто еще это видел? Большинство моих…

  • Часть 1

    Глава 14 Прощение После моего первого выступления в Модесто предложения посыпались будто из рога изобилия. Я понял, что мой путь – из юного…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment