Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:

Нарготронд и Гондолин: град земной и град небесный

Эти два «тайных» эльфийских города в Белерианде с одной стороны, весьма похожи, с другой – имеют кардинальные отличия друг от друга, вплоть до полной противоположности. Об этом я и хочу поговорить здесь.

Совершим небольшой экскурс в литературную историю этих городов. Гондолин появился в легендариуме с самого начала, еще в «Книге Утраченных Сказаний». В главе «Падение Гондолина» описывается величественный и прекрасный эльфийский город, стоящий на высоком холме, и его могучий и благородный владыка. В тексте имеются красочные и подробные описания города, фактически, это единственный случай, когда эльфийский город описывается достаточно подробно, например, именно там упоминаются городские «рынки», а также названия улиц и площадей. Надо сказать, что город «наполнен» водой, постоянно говорится о ручьях, фонтанах, прудах и источниках, причем вода играет роль и в сюжете, например, балрог Готмог был утоплен Эктелионом именно в глубоком «королевском фонтане» (хотя интересно, что, несмотря на большое количество ручьев и источников, ни одной большой реки в долине Тумладен нет). Также упоминается высокая белая башня, возвышающаяся над королевским дворцом. Вообще образ «белой башни» - часто встречающийся у Толкина образ, он обычно символизирует нечто прекрасное, благородное, высокое – в прямом и переносном смысле, часто башни стоят на берегу моря – хотя и не в случае гондолинской башни.

Итак, в «Книге Утраченных Сказаний» имеется красочное и подробное описание Гондолина. К великому сожалению, в дальнейшем, хотя Гондолин часто упоминается, вплоть до упоминаний в опубликованных при жизни Толкина «Хоббите» и «Властелине Колец», никаких других подробных описаний этого города не осталось. Можно было бы ожидать великолепного описания самого города в том тексте, который нам известен под названием «О приходе Туора в Гондолин», но он обрывается как раз именно на приходе Туора в Гондолин, и Толкин так и не успел его дописать. Разве что из этого текста нам становится известно, что в Гондолине росли маллорны. Еще в поздних текстах говорится, что Гондолин сильно напоминал Тирион-на-Туне, город нолдор в Валиноре. Также интересно упомянуть, что и в раннем «Падении Гондолина» и в самом позднем (довольно кратком) описании Гондолина в «Поздней Квэнте Сильмариллион» говорится о подобиях Древ Валинора, которые сам Тургон сделал из золота и серебра, причем эти золотое и серебряное деревья еще и светились. Как это было сделано – неизвестно, остается лишь предполагать, что эти металлические деревья ловили и накапливали лучи Солнца и Луны, а потом испускали их. Интересно также, что в позднем тексте «О Туоре и его приходе в Гондолин» очень подробно описаны ворота города (точнее, ворота, закрывающие расселину в горах, которая ведет в тайную долину), то, что первым видят входящие в него путники.

История Гондолина от самых ранних текстов до более поздних менялась мало, разве изменилась дата основания города – в ранних текстах он был основан после Битвы Бессчетных Слез, а в поздних – еще во времена Долгого Мира и задолго до Дагор Браголлах. Название также никогда не менялось, как не менялся и основатель и король города – Тургон. Кроме того, Толкин подробно разработал историю сестры Тургона Арэдели и ее сына Маэглина. Хотя, надо сказать, Маэглин еще в самых ранних версиях был племянником Тургона и предателем. А также в поздних версиях появились первые «гости» Гондолина – Хурин и Хуор, и позже история Хурина переплелась с историей Гондолина, фактически, именно из-за Гондолина Моргот и мучил Хурина, и проклял его вместе с его родом. Так что Гондолин, можно сказать, был причиной возникновения еще одной «людской» истории «Сильмариллиона» - истории о Хурине и Турине.

Если же брать Нарготронд, то его текстовая история более запутанна. В «Книге Утраченных Сказаний» существуют лишь безымянные «Пещеры родотлим», которыми правит Ородрет (еще не родственник ни Финвэ, ни Тургону) и это хотя и не маленькое поселение, но ему далеко до прекрасного Гондолина. В других легендах отмечено, что родотлим не отличались большой искусностью в ремеслах и их сокровища – золото и драгоценности – были «грубо обработаны». Контраст с более поздним Нарготрондом разителен.

Нарготронд обретает свое имя и уже более привычную нам историю в поэтической «Лэ о детях Хурина». Здесь же имеется некое описание города, хотя оно намного скромнее, чем описание Гондолина (вообще любопытно, что в тексте Нарготронд возникает именно в истории о Хурине и Турине, а не о Берене и Лутиэн, хотя читатели больше связывают его именно с Береном и Финродом). И эта история завершается падением Нарготронда, а вот причины этого падения с течением времени становятся более сложными, чем просто проклятие рода Хурина. Первоначально и Нарготронд был основан после Битвы Бессчетных Слез, как и Гондолин, а основали его Келегорм и Куруфин, как «оплот против злобы Бауглира». Потом Келегорм и Куруфин покинули Нарготронд и им стал править Ородрет (почему так произошло, не уточняется, Ородрет пока тоже никак не связан с родом Финвэ). Жаль, что поэма не была окончена, если бы Толкин ее дописал, мы бы получили впечатляющие и подробные описания гибели Нарготронда.

В поэме «Лэ о Лэйтиан» Нарготронд занимает свое привычное место в легенде о Берене и Лутиэн, хотя его история еще далека до версии «Сильмариллиона». В черновиках поэмы город был основан Келегормом и Куруфином и правит им к приходу Берена именно Келегорм. Когда-то отец Берена спас Келегорма в битве Дагор Браголлах и именно Келегорм дал клятву помощи Барахиру и его роду. И вот к нему и приходит за помощью Берен. Келегорм находится под воздействием двух противоречивых клятв (Клятва Феанора заставляет его ненавидеть и преследовать всех, кто посягнет на Сильмарили, клятва Барахиру заставляет помогать Берену добыть Сильмариль для его передачи Тинголу). Келегорм пытается разрешить этот конфликт, дав Берену «волшебный нож» и эльфов-проводников. Однако позже, делая наброски сюжета поэмы, Толкин, видимо, понял, что «конфликт клятв» слишком сложен для разрешения (и уж, скорее, король-Келегорм попросту убьет Берена или заключит в темницу, чем поможет ему), поэтому решил, что Берен пришел вовсе не к Келегорму. Однако и не к Ородрету (почему Толкина не устроил и Ородрет, неясно). И был придуман третий, совершенно новый персонаж король Нарготронда по имени «Фелагунд». Кстати, интересно, что Фелагунд (будущий Финрод Фелагунд) как бы «унаследовал» золотой цвет волос, похоже, именно от Келегорма. Ну то есть Берен приходит к королю Нарготронда, который златовласый… это уже не Келегорм, значит, новый король Фелагунд будет тоже златовласый. И оттуда же пошел весь «золотой дом» Финарфина… Я не то чтобы настаиваю на этой догадке, текстовым образом она не подтверждается, но вполне возможно, так и было. Финрод и Ородрет здесь уже являются потомками Финвэ и родичами Келегорма и Куруфина, что придает истории дополнительный драматизм и глубину.

Итак, вернемся к Нарготронду. В этой версии его основали Фелагунд и Ородрет после поражения в Дагор Браголлах, и им помогали Келегорм и Куруфин, которые также живут в городе и на момент прихода Берена. История уже совсем близка к окончательному варианту и я ее не буду здесь пересказывать, все уже и так знают. И как раз здесь-то и объясняется, почему Келегорм и Куруфин покидают Нарготронд и им остается править Ородрет. Который и встречает Турина через несколько десятков лет в качестве короля города.

В одном из следующих текстов, «Квэнта» четвертого тома, основателем Нарготронда называется один Фелагунд, но он его строит опять же после поражения в Дагор Браголлах. Потом в Нарготронд приходят Ородрет и Келегорм с Куруфином, бегущие с севера от победивших войск Моргота.

В «Ранних Анналах Белерианда» существует некий «гибридный» вариант текста о постройке Нарготронда. Фелагунд еще до Дагор Браголлах строит на берегу Нарога какие-то «оружейни», но не живет там сам. И только после поражения в Дагор Браголлах он вместе с Ородретом, Келегормом и Куруфином отступает на юг и возводит на месте «оружеен» величественный город-крепость.

Ну и наконец история Нарготронда приходит к окончательному варианту. Далее я уже буду рассматривать именно этот окончательный вариант «Сильмариллиона», не возвращаясь к текстовой истории. В окончательном варианте Финрод и Тургон становятся не только двоюродными братьями, но и близкими друзьями. Однажды они пускаются в путешествие вниз по Сириону, и на берегу Ульмо посылает им сны, где показывает грядущие поражения и побуждает к строительству тайных убежищ. Интересно, что друзья, проснувшись, не говорят друг с другом о снах. Тайна должна быть сохранена даже от ближайшего друга. И заметим, что, видимо, уже, видимо, достаточно сознательно Толкин начинает выстраивать историю тайных городов как бы двумя параллелями, где, с одной стороны, эти города похожи, с другой – являются двумя противоположностями.

Финрод, взявшись за строительство тайного города, ищет помощь на земле и под землей. Вмешательства свыше уже нет, Финрод просто просит совета у своего старшего родича, у Тингола, и тот рассказывает ему о пещерах Нарога. Потом Финрод ищет помощи у гномов и платит им валинорскими сокровищами. Гномы строят тайный город по своему обыкновению: под землей. Точнее, в пещерах нагорья. Вход перекрывается крепкими воротами, которые и называют Вратами Фелагунда. Они довольно подробно описываются в «Лэ о детях Хурина»: «Врата высокие темнели в горном склоне; огромные створы, столбы высокие из камня крепкого. Заперты были». После прохода за ворота путников ждали «пещеры темные». И здесь тоже есть вода. “Вода текла там, быстрый поток извивался… водопад высотою в пятьдесят фатомов… отражались в нем факелы и падал он к ногам короля на каменном троне».

Как видно из описания, и в Нарготронде много воды, только в отличие от Гондолина, она не на поверхности, а под землей. Есть и еще одно отличие: рядом с Нарготрондом протекает большая река, «бурный Нарог», который защищает город от врагов. Если в Гондолине в фонтане гибнет вражеский полководец Готмог, то и Нарог является весьма значимой преградой, трудно- или даже вовсе непреодолимой. Так что значение воды для двух городов огромно, что, конечно, увязывается с тем, что они были построены при побуждении Владыки Вод, Ульмо.

Также отмечу, что строительство Нарготронда сразу же связано с трагедией: Великие Гномы встретили в пещерах Нарога Малых Гномов, изгоев из гномских поселений и, без особых раздумий, попросту перебили и изгнали их. Нет никаких сведений о том, участвовали ли в этом и сами эльфы и участвовал ли или вообще знал об этом лично Финрод. Возможно, что и участвовали, но были введены в заблуждение теми сведениями, что Малые Гномы, якобы, вообще полуживотные и служат Морготу. А может быть, Великие Гномы сделали это сами. Но как бы то ни было, строительство города уже было запятнано кровью и из этого не могло выйти ничего хорошего.

Что касается Гондолина, то для него место нашли вовсе не земные жители, а как раз сам Ульмо. В «Поздней Квэнта Сильмариллион» об этом говорится следующее: «А Тургон в то время все вспоминал Град на Холме, Тирион Прекрасный с его Башней и Древом, и не нашел он того, что искал, и вернулся в Ниврост, и пребывал в покое в Виньямаре на побережье. Там через три года явился ему сам Ульмо и повелел вновь идти одному в Долину Сириона; и Тургон отправился туда, и под водительством Ульмо отыскал скрытую долину Тумладен в кольце гор, посреди коей высился каменный холм. Об этом он никому не сказал до поры, но вернулся в Ниврост и там принялся втайне составлять план прекрасного города…» Тургон из-за тайны города не привлекает к строительству гномов, а вся постройка идет силами самих эльфов.

То есть, как можно заметить, если Нарготронд основан с помощью сугубо «земных» средств и с помощью «подземных» гномов, то Гондолин, наоборот, строится в том месте, которое указал лично Ульмо и строят его сами эльфы. Почему так происходит, не совсем понятно, возможно, играет роль предвидение Ульмо, который больше надежд связывает с Гондолином. Хотя и Нарготронд важен, особенно в истории Берена и Лутиэн.

Итак, как мы видим, если изначально Гондолин и Нарготронд похожи – одинаковые побуждения их строителей, покровительство Ульмо, «водная защита» и вообще большое количество воды рядом, а также окутывающая их тайна, то уже есть и различия, даже противоположности: Нарготронд – подземный город, Гондолин – город на холме, «высокий», тянущийся к небу город. Кроме того, Нарготронд сооружен по подобию Менегрота, города Белерианда, а Гондолин – по подобию Тириона, города Валинора.

В дальнейшей истории двух городов мы снова обнаруживаем сходство. В обоих городах жили два брата-гостя, спасшиеся от войны. В Нарготронде – Келегорм и Куруфин, в Гондолине – Хурин и Хуор. Интересно, что дальнейший крах и гибель обоих городов связан именно с этими братьями, хотя они ведут себя совсем по-разному: Келегорм и Куруфин предают короля Финрода, Хурин настолько верен Тургону, что даже беды его семьи и гибель детей не может заставить его нарушить эту верность.

Что касается тайны местоположения города и доступа в него чужаков, то у Нарготронда и Гондолина политика в этом отношении различна. Где находится Нарготронд более или менее известно, другой вопрос, что войти в него непросто, не зная тайных ходов. Пришельца могут не пустить в город, могут даже попытаться его убить, но потом отпускают невозбранно. Нарготронд настолько хорошо защищен Нарогом и естественными стенами своих пещер, что знания о месте его расположения врагу ничего не дает. Другое дело – Гондолин. Здесь тайна хранится так крепко, что по закону Тургона пришельцу нельзя покидать города и наказание за это – смерть. Этот закон трижды нарушается (Арэдель, Хурин и Хуор, Маэглин) и это, действительно, приводит к обнаружению города Морготом и к его гибели.

Оба города лишены своих королев. У Финрода вовсе нет жены (хотя изначально она была, а почему исчезла – об этом будет сказано в другом моем докладе, как раз о семейном положении нашего Фелагунда :)) и нет детей, зато есть младший брат. А вот у Тургона жена погибла, но есть дочь-принцесса. Но в любом случае, оба города лишены «женской руки», некоей сакральной женской власти королевы. Вообще, с наличием этих самых королев плохо практически во всех владениях нолдор, здравствующая жена худо-бедно есть только у Ородрета и то, неизвестно, куда она девается ко времени прихода Турина, да еще есть жена у Фингона, если принять версию о том, что Гиль-Галад – его сын.

Нарготронд и Гондолин тесно связаны с людьми, в обоих городах люди живут. В Нарготронде живет Беор, в Гондолине некоторое время живут Хурин и Хуор. Потом в оба города приходит один человек: в Нарготронд – Берен, в Гондолин – Туор. И с этого начинаются такие события, которые приводят к краху и поражению обоих городов, но при этом и приближают победу над Морготом. Берен не был посланцем Валар, но его, как говорится в тексте, «вела судьба». Он не желал поселиться в Нарготронде, но ждал от него помощи. Но из-за вмешательства Келегорма и Куруфина он получил помощь только от Финрода и десяти эльфов. Город предал своего короля и король покинул город. Более слабый Ородрет позже не сумел справиться с влиянием Турина, второго человека в Нарготронде, построил мост через Нарог и лишился «защиты воды», не послушал (опять же, из-за Турина) посланцев Ульмо и не разрушил мост, и Нарготронд пал. В Гондолин приходит Туор, посланник Ульмо. Но здесь король Тургон наоборот, не желает покидать города. Народ его, впрочем, поддерживает, здесь предательства короля не происходит. Тем не менее, Рок и здесь вершит свою работу: излишняя привязанность Тургона к городу, его промедление, ведет к тому, что большинство жителей города погибает. И только тайный ход Туора и Идриль позволяет спастись немногим. Но в их числе был Эарендиль, который, получив позже Сильмариль Берена и Лутиэн, стал «Звездой Надежды».

И в конце концов, оба города пали, подтверждая постулат, что ни к чему материальному привязываться в этом мире нельзя. Причиной краха в обоих случаях было предательство: в Нарготронде – Келегорма и Куруфина, в Гондолине – Маэглина (согласно Пророчеству Намо о предательстве, как причине бед нолдор). Несмотря на самое ярое сопротивление жителей, их героизм, отважных и сильных командиров – эльфов и в Нарготронде, и в Гондолине ждало поражение. В целом, здесь нет ничего удивительного: справиться с Морготом ни самим эльфам, ни эльфам в союзе с людьми и другими народами Средиземья было невозможно. «Тайные города» мыслились их вдохновителем Ульмо только как временные убежища для сохранения всего «прекрасного и удивительного», что создали эльфы, а также для защиты самого народа эльфов, а не как крепости, которые навеки устоят перед натиском Моргота. В конце концов Эарендиль должен был выйти из Гондолина, чтобы добраться до Валинора. Хотя по замыслу Ульмо он должен был выйти вместе со всеми остальными жителями Гондолина. Но в любом случае это происходит, а Сильмариль, добытый при помощи короля Нарготронда Финрода, открывает Эарендилю путь в Валинор. Таким образом, оба «тайных города» играют важнейшую роль в войнах эльфов и людей с Морготом и в победе над ним.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Посмотрела фильм «Девятаев». Честно говоря, увиденным довольна. После воплей в Инете ожидала чего-то худшего, а оказалось, все вполне достойно. Итак,…

  • (no subject)

    Г. Свиридов "Время, вперед!" Просмотрите видео и без чтения сопроводительной информации скажите, что это за страна показана. А вот честно тоже…

  • (no subject)

    Люди не перестают меня удивлять своими странностями. Вот та самая пресловутая Женевская конвенция, которую так любят поминать в спорах о ВМВ и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 32 comments

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Посмотрела фильм «Девятаев». Честно говоря, увиденным довольна. После воплей в Инете ожидала чего-то худшего, а оказалось, все вполне достойно. Итак,…

  • (no subject)

    Г. Свиридов "Время, вперед!" Просмотрите видео и без чтения сопроводительной информации скажите, что это за страна показана. А вот честно тоже…

  • (no subject)

    Люди не перестают меня удивлять своими странностями. Вот та самая пресловутая Женевская конвенция, которую так любят поминать в спорах о ВМВ и…