Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:

Часть 2

- И об этом тоже, - сказал он, и Гиль-Галад понял, что его мысли слишком понятны для проницательного уроженца Валинора. – Но и о том, - продолжал Ингвион, - что вы были смелы и решительны. Отважились противостоять самому страшному из того, что встретилось нам в Арде. Мы… мы ведь тоже сохранили легенды о Черном Всаднике, хотя и не любим вспоминать их.

- Теперь я вижу, - Ингвион говорил, пока Гиль-Галад смотрел ему прямо в лицо, пытаясь лучше понять собеседника, - что эта черная тень распростерла крыла едва ли не над половиной мира. И если она еще не совсем захватила его, то во многом это ваша заслуга.

Гиль-Галад лишь горько усмехнулся.

- И все, что осталось от наших былых заслуг – этот маленький бедный остров.

- И все равно, - Ингвион смотрел внимательно и серьезно, - все равно вы смогли вырвать из его власти хотя бы немногих Младших. Если бы Враг завладел всеми Вторыми – сколько зла он смог бы причинить! А так, они могут быть спасены для новой, лучшей доли.

- Мы не могли оставить вас здесь в беде, - продолжал он, - хотя нет ничего отвратительней для нас, чем убийства и разрушения. Мой отец не смог… да, не смог и не захотел прийти сюда сам, слишком уж противна ему сама мысль о войне. Он помнит те, давние времена, времена смятения и страха, и не хочет к ним возвращаться. Хотя если бы Валар приказали ему, он бы пошел. Но они редко повелевают, а лишь просят. Они слишком уважают нашу свободу.

- Когда-то мои родичи думали иначе, - сказал Гиль-Галад, - и сейчас почти все они обитают в Мандосе. Вот чем обернулась для них мысль о свободе от воли Валар.

- Это верно, - Ингвион смотрел на него ясным взглядом – он не захотел смягчать свою правоту. – Но верно и то, о чем я говорил раньше. Ваша смелость и решимость не были напрасны.

- Это утешение? – немного вскинулся Гиль-Галад.

- Это правда, - спокойно ответил принц эльдар.

Какое-то время они молчали. Солнце, рано встающее в эти летние дни, уже готовилось выплыть из-за края земли. Эарендиль немного поблек в этом разгорающемся свете, но все же был еще виден. Волны мерно накатывали на берег, ветер с моря свистел в камышах.

– Вы хотели бы отправиться в Валинор?

Не то чтобы этот вопрос был неожиданным для Гиль-Галада и не то чтобы он не обдумывал ответ на него. С самого детства он слышал рассказы, песни, видел в скульптурах и картинах, в гобеленах и витражах, в видениях, сотканных мастерами иллюзий, картины Благословенного Края. Он был недостижим, но был и близок, ведь многие в Нарготронде прибыли оттуда и хорошо его помнили. Отец всегда отзывался о своей родине с восторгом и печалью. Как-то Гиль-Галад спросил его: хотел бы он вернуться? Ородрет просто кивнул, но говорить об этом не стал, и сын его больше не спрашивал.

- Да, - сказал Гиль-Галад. – И нет, - добавил он несколько мгновений спустя.

- Почему «да» – мне внятно, - Ингвион смотрел прямо на собеседника, хотя тот устремил взгляд на Запад. – Но почему «нет»?

Гиль-Галад помолчал еще немного.

- Многие здесь, - сказал он, наконец, - мечтают вернуться. Но они именно возвращаются. Стремятся туда, где родились. Я родился здесь. Я люблю Средиземье. Я хотел бы увидеть Благую Землю – о, да! Но я хотел бы потом вернуться сюда.

- Да и многие, - продолжал он, - полюбили эти земли. Здесь мы стали смелее, сильнее… если не счастливее. Так говорят, - он немного смутился, - я не могу знать, ведь я родился здесь и другого не знаю.

- Валар, - сказал Ингвион серьезно, - могут не дозволить отплыть в Валинор, а потом вернуться.

- Я думал об этом, - Гиль-Галад вздохнул. – Приходится делать выбор.

- Приходится, - кивнул Ингвион.

- Я… - Гиль-Галад немного смутился, ему не хотелось, чтобы собеседник счел его хвастуном, но все же он продолжил: - я остался почти один из всего нашего рода. Не считая Обездоленных – но никто не знает точно, где они – сестры моего отца, Галадриэли, как называют ее здесь, да сыновей Эарендиля. Я один, по праву, могу считаться королем нашего народа. Я не кичусь этим, - он посмотрел на Ингвиона и тот кивнул, - но если многие не захотят вернуться, я должен остаться с ними.

- Понимаю, - Ингвион снова кивнул. – Вы ответственны за них.

- Да, - Гиль-Галад обернулся, посмотрел на видневшийся вдали материк, - и я все равно люблю Средиземье. Оно прекрасно.

- Я согласен с вами, - Ингвион теперь смотрел туда, куда и его собеседник. – И я рад, что увидел его.

***

Они собирались недолго: воины Валар были готовы для битвы и им не нужен был отдых, а жителей Балара, желающих присоединиться к ним, было немного. Не потому, что они не желали этого или боялись Моргота, а потому, что воинов, не раненых и не калек, среди них осталось совсем мало. Кроме мужчин, хотели вступить в войско и некоторые женщины, хотя обычно они чурались сражений и крови. Но некоторые потеряли в войнах всю семью и желали отомстить, другие не хотели разлучаться с мужьями и сыновьями. Некоторые шли не сражаться, а исцелять. И все равно их было очень мало, жалкие остатки некогда могучих народов. Так тяжело далась война с Морготом жителям Средиземья.

Через два дня они отплыли на северо-запад.

Воины Балара разместились на белых кораблях, где было достаточно места. Гиль-Галад и его лучшие воины – нолдор, синдар и эдайн – оказались на корабле Финарфина. Финарфин преподнес внуку подарок: посеребренные кольчугу и шлем, которые сияли на солнце ярким блеском. Это не могло и сравниться с его прежними, не самыми лучшими доспехами, и Гиль-Галад, облачившись в новую кольчугу, не смог сдержать счастливой улыбки. Теперь-то уже не малая, едва теплящаяся надежда светила им издалека, нет, она стала яркой и видимой всем, как стала куда ярче звезда Эарендиля, который приближался к восточному берегу.

В войске Валар были майяр, хотя все они были слабее Эонвэ, своего командира. Но их было немного. Финарфин объяснил внуку: это потому, что Валар страшатся вреда для Средиземья, когда столкнутся в сражении Моргот и его слуги и воины Валар. Слишком уж много разрушений случилось некогда в Битве Стихий. Гиль-Галад кивнул: об этом рассказывали и мудрые Средиземья.

На второе утро плаванья они приблизились к Эгларесту. Погода испортилась, на море поднялся ветер, тучи закрыли небо, с которого срывались тугие холодные капли дождя. Но белые корабли легко выдерживали непогоду.

Они приближались к серой песчаной полосе берега. Раньше у Эглареста была деревянная пристань, но она давно уже была разрушена злобными слугами Моргота, которые не терпели моря. От прибрежной городской стены остались лишь разбросанные во все стороны камни: когда-то здесь применили свое жуткое чародейство мастера огня, посланные Морготом. Они смогли пробить бреши в стене, выстроенной когда-то нолдор, и так ворвались в город сразу с двух сторон. Воинам Кирдана пришлось тогда совсем плохо, большинство из них погибли, а немногие уцелевшие смогли прорваться на корабли и, отплывая, с ужасом и тоской смотрели, как гибнет их белокаменная гавань.

Когда до берега оставалось пол-лиги, над камнями развалин вдруг поднялась крупная воронья стая, не меньше сотни птиц взвились в воздух. Они резко и громко закаркали и понеслись на север.

- Похоже, нас ждет здесь неласковая встреча, - сказал Финарфин подошедшему к нему Гиль-Галаду.

- Да, проклятые кребайн видели нас, - вздохнул тот. – Теперь нас ждет битва**.

Так оно и вышло: когда с большим трудом подведя корабли к берегу, высадились на сушу воины с первых пяти из них, из развалин в них полетели черные стрелы. Они не причинили вреда, бессильно отскакивая от блестящих кольчуг ваниар, но остальным пришлось быть куда осторожнее. За стрелами полетели и камни, оказалось, что у орков остались старые осадные машины, которые не были увезены на север. Камни были опаснее стрел, они ломали борта и дырявили паруса, было ранено несколько воинов. Отряд из двух десятков бойцов смог подойти к развалинам, откуда стреляли, и перебить часть орков, остальные в страхе бежали. Но, взобравшись на остатки одной из сторожевых башен, воины принесли плохие вести: с севера приближалось большое войско.

- Да, нас ждет битва, - повторил король Финарфин слова своего внука. – И мы не отступим!

***

Моряки Кирдана хорошо знали свой прежний город, но и орки за десятки лет успели возвести немало собственных укреплений на месте прежних. Надо было захватить их, прежде чем встретить большое войско. Фалатрим и ваниар выкуривали орков из их укрывищ, почти не неся потерь, и вскоре уже заняли весь город. Но войско с севера, предупрежденное крылатыми шпионами Моргота, теперь было совсем близко. Эонвэ приказал держать оборону в самом городе, стены и дома, хоть и разрушенные, давали защиту лучшую, чем окрестные поля. Немало помогла им и река, орки побаивались всякой воды, а эльфийский мост через Неннинг давно уже был разрушен. Так что атаки с запада и окружения с трех сторон они могли не опасаться.

Кирдан посоветовал командирам занять две полуразрушенные башни, которые когда-то защищали северную стену города. Они были самыми высокими и крепкими в Эгларесте и всем чародеям Моргота не удалось их разрушить больше, чем наполовину. В правой башне поместился Эонвэ, Ингвион и Кирдан, который должен был помогать полководцам Валар своими знаниями о городе. В левой – Финарфин, его друг и помощник Ангахеро, сын Махтана, Гиль-Галад и один из старых друзей и главных советников Кирдана, эльф по имени Эарниль, помнивший еще времена до Солнца и Луны.

Перед башнями расстилались остатки городской стены, которая тоже была разрушена не полностью. Но теперь она возвышалась не больше чем на полфатома в высоту, а кое-где зияли широкие бреши. Отряды ваниар, нолдор и фалатрим, как смогли, укрылись за этой стеной, кое-где спешно надстраивая ее разбросанными вокруг камнями. Едва они успели это сделать, как передовые отряды Моргота подошли на расстояние выстрела и принялись осыпать укрепления черными стрелами. Многие из них перелетали через невысокую стену и попадали в укрывшихся за ней воинов. Но доспехи и шлемы пока спасали их, и никто не был даже ранен. В свою очередь фалатрим и ваниар ответили залпом белых стрел, которые нашли в черных рядах свои жертвы. Орки с воем и визгом падали, уцелевшие сыпали проклятиями на искаженном синдарине и выкрикивали оскорбления воинам Запада. Но те не обращали на их крики внимания, продолжая посылать стрелу за стрелой.

В конце концов, когда перед стеной лежало уже несколько десятков черных тел, а среди защитников оказалось лишь несколько легкораненых, орки решили идти на приступ. Визжа и воя, размахивая черными ятаганами, топорами и боевыми молотами, вздымая черные копья, они помчались к белой стене. Защитники почти перестали стрелять, и, приготовив копья и мечи, стали ждать атакующих. Ваниар по большей части предпочитали копья, с которыми ловко и споро управлялись, нолдор – мечи, а фалатрим были вооружены и тем, и другим.

Через десяток мгновений, заплатив эльфийским лукам кровавую дань, волна атакующих докатилась до стены. Орки устремились к брешам, желая прорваться там, но защитники сгрудились в проломах, встретив их сияющей аманской сталью. Черный прилив разбился о белые стены и откатился назад.

Гиль-Галад с горящими глазами смотрел на это сверху, порываясь спуститься и принять участие в битве. Финарфин удерживал его, говоря, что пока их личное участие не требуется, воины внизу и сами прекрасно справляются. Эарниль же достал из какой-то потайной ниши большой арбалет, который, сработанный на совесть мастерами нолдор, не испортился за несколько десятков лет. Нашелся и запас больших стальных стрел для него. Они подтащили арбалет к бойнице – и вовремя, потому что за орками шли медлительные, но высокие, сильные и свирепые тролли. Даже их шкуру пробивала не всякая стрела и не всякий клинок, а тролли из войск Моргота обычно были облачены в крепкие доспехи.

Зарядив стальную стрелу, трое эльфов натянули большой ворот арбалета до упора и выпустили острое жало в медленно бредущую к стене фигуру тролля. Они хорошо прицелились и стрела попала прямо в морду чудовища, которое не было защищено забралом. Страшно взревев, тролль взмахнул лапами и обрушился вниз, придавив несколько мелких орков. Другие орки вокруг него, пораженные гибелью могучего сотоварища, замедлили шаг и стали растерянно оглядываться. Кое-кто даже повернул назад, что было встречено радостными кликами защитников.

- Вот и получил! – обрадовано сказал Эарниль, хлопнув в ладоши после удачного выстрела. – Вон еще один! – он указал на другого тролля, который медленно шел вперед, утыканный стрелами, которые причиняли ему вред немногим больший, чем осенние мухи.

Они повернули арбалет в сторону другого тролля, но этот выстрел был не так удачен, стрела попала троллю в грудь и его доспех выдержал. Тролль приблизился к стене и перегнулся через нее, пытаясь достать защитников своим огромным молотом. Ему это удалось: голова одного из фалатрим превратилась в кровавую кашу – не спас и железный шлем. Его товарищи принялись бить тролля мечами и копьями, уворачиваясь от молота. Гиль-Галад и Эарниль лихорадочно крутили ворот, заряжая еще одну стрелу, а Финарфин устанавливал прицел поточнее.

Выстрел! Он оказался удачнее и тролль заревел, откинувшись назад, стрела пробила плечо. В это время один из ваниар изловчился и ткнул копьем в бок тролля, где пластины доспеха разошлись. Удар был удачен и из раны хлынула темная кровь. Другие воины начали бить тролля по ногам и в конце концов он свалился на землю, где его добили ударами мечей.

Теперь убитые были уже и среди эльфов, хотя их было и немного. Некоторым оркам удалось прорваться за стену, где они нападали на защитников сзади. Бой кипел повсюду, а несколько десятков орков обошли город с востока и проникли в него через проломы в стенах, где защитников было не очень много. Теперь битва выплеснулась на улицы.

- Но там, за городом, их осталась там не так уж много, - сказал Финарфин, осторожно выглядывая наружу. – Если обойти их сбоку и сзади, напасть на них и прижать к городу… - он задумался на несколько мгновений. – Что скажете? – обратился он к товарищам.

- Можно попробовать, - осторожно сказал Эарниль.

- Я – за! – пылко воскликнул Гиль-Галад, которому не терпелось вступить в сражение.

- Я тоже! – решительно сказал Ангахеро, чьи глаза сверкали, а сильные руки кузнеца сжались в кулаки.

- Хорошо! – кивнул Финарфин. – Надо лишь предупредить господина Эонвэ и Ингвиона…

Ангахеро отправился в правую башню и вскоре вернулся с ответом, что Эонвэ одобрил план, добавив, что другой отряд должен обойти орков с другой стороны и зажать их в клещи, а потом их погонят к городу и перебьют между стенами. Ингвион и Кирдан должны были командовать вторым отрядом.

- Что же, за дело! – сказал Финарфин решительно и сжал руку на рукояти меча.

***

Рог Финарфина созвал его дружинников из тех, кто занимал другие башни Эглареста, и вскоре к ним собрались две сотни эльфов, в основном, нолдор. Среди них были те, кто никогда не покидал Тириона, и те, кто с Финарфином вернулся обратно, услышав речи Мандоса. Но и те, и другие хотели отомстить Морготу и освободить Средиземье.

Эарниль и несколько его товарищей-фалатрим вели отряд на восток среди пустынных развалин. Несколько раз в небо поднимались черные вороны, но меткие лучники убивали их в воздухе. Ни один шпион не должен был рассказать о них воинам Моргота.

Они шли быстро и осторожно, стараясь оставаться под прикрытием стен, и Гиль-Галад с тоской и отвращением замечал следы присутствия орков в городе. Статуи были разбиты, фонтаны осквернены, деревья вырублены или сожжены. Отвратительные рисунки покрывали белые стены, везде валялся мусор, кое-где можно было заметить кости и черепа – животных, самих орков, которых товарищи раздели, ограбили и не стали хоронить, а иногда и эльфов. Последних, правда, было немного, потому что эльфийские тела быстро разлагались во прах и возвращались в материю Арды, из которой вышли. Но Гиль-Галад помнил, сколько погибших и тяжелораненых осталось в Гавани, когда они отступили, и иногда слезы наворачивались у него на глаза. Эгларест стал для него вторым домом, после Нарготронда, и страшно было ступать по этому разрушенному и оскверненному дому, который он помнил прекрасным и чистым.

Домов становилось все меньше и наконец они подошли к городской стене, здесь пострадавшей несколько меньше, чем на севере, где когда-то шел основной бой. Здесь сохранились даже остатки ворот, хотя теперь они не смогли бы никого удержать, толстые деревянные створки были разбиты в щепы таранами и топорами. Эльфы вышли за город, и Финарфин выслал вперед несколько разведчиков-фалатрим. Те вскоре вернулись, рассказав, что орки заняты боем и, кажется, не ожидают нападения сбоку.

К счастью для эльфов, Эгларест окружали невысокие холмы, среди которых и пробирался отряд Финарфина. Наконец они вышли к последнему из них, за которым скрывалась долина, где собрались орки, напавшие на город. Они стояли, сгрудившись в кучу, глазея на бой, кипящий в полулиге от них, завывая и визжа от ненависти, потрясая оружием и ожидая своей очереди броситься вперед.

- Наверх! – скомандовал Финарфин. – Оттуда будет удобнее атаковать, - объяснил он, перехватив вопросительный взгляд Гиль-Галада. Тот кивнул. Это было хорошо задумано – если отряд Ингвиона уже подошел с другой стороны и они одновременно ударят… то, скорее всего, пройдет немного времени, как все будет кончено, и Эгларест вновь перейдет в руки эльдар.

Они вскарабкались на вершину холма, еще никем не замеченные, и зоркие глаза Гиль-Галада различили вдали серебристое сияние – то был отряд Ингвиона. Все шло, как и было задумано. Скоро, очень скоро, черные отряды будут сметены белым морским приливом…

Финарфин тоже заметил товарищей и поднес к губам рог. Чистая высокая нота перекрыла визг и рев орков, и они на несколько мгновений умолкли, высматривая, откуда идет звук. Тут же раздался другой рог – Ингвион ответил. И они бросились вниз.

Гиль-Галад бежал, чувствуя закипающую в крови ярость битвы. Это было не первое его сражение, хотя стычки, в которых он раньше сражался, были помельче. Но ненависть в нем и тогда горела ярым огнем. Даже один орк вызывал у него такой гнев, что он был готов изрубить его на куски и втоптать в землю. За отца, за сестру, за Нарготронд, за всех его друзей и родичей, за всех эльдар!

Они обрушились на орков и те не смогли удержать напора. Гиль-Галад колол и рубил, вертясь на месте, как юла, ощущая злое веселье сражения. Каждый его удар находил свою цель, каждое движение было выверенным и точным. Они медленно и неотвратимо продавливали орочье войско, и орки подавались под их натиском.

Но орков было много, и скоро они оправились от первого изумления и испуга. Рыча и визжа, они отражали удары эльфов и наносили свои, и не все из них были неудачны. Гиль-Галад видел, как рядом с ним падали, обливаясь кровью его товарищи – старые и новые, и каждое такое падение отзывалось болью в его сердце, но он только и мог, что сам бить и пытаться защитить себя и тех, кто рядом.

Но вдруг в небе вспышками загорелся яркий свет, что на мгновения становился ярче даже света солнца, что сейчас клонилось к закату. Орки вокруг Гиль-Галада завыли от страха и дрогнули, некоторые просто остановились, другие бросали оружие, прикрывали голову руками и валились ничком на землю, не в силах выдержать нового света. А эльдар разразились ликующими криками.

- Орлы! Орлы летят!

Гиль-Галад закинул голову. В небе и правда летели Великие Орлы, первым из них был огромный орел с размахом крыльев в добрых полнеба, с которых били в землю молнии, знаки гнева Валар, поражавшие орков. Он кружил над полем битвы, пока остальные орлы преследовали бегущих врагов, и вскоре ни одного черного солдата не осталось в окрестностях Эглареста. И эльфы запели, запели победную песнь, первую в этой войне, но не последнюю.

Орел приземлился на одну из башен Гавани и вновь обрел облик эльда. То был сам Эонвэ, и над Эгларестом взвилось его белое знамя.

Так началась Война Гнева.

*Гиль-Галад здесь – сын Ородрета и брат Финдуилас и родился в Нарготронде. Незадолго до Дагор Браголлах, когда он был совсем еще мал, предчувствуя грядущие беды, Ородрет отослал его с матерью из Нарготронда на юг, к Кирдану. Это – самая поздняя версия Толкина о происхождении Гиль-Галада.

**Хотя весь ход битвы в Эгларесте выдуман автором, таковое сражение отмечено у Толкина и названо первым сражением в Войне Гнева.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Перевод из "Природы Средиземья"

    Смерть Этот машинописный текст занимает пять оборотных страниц экзаменационных работ кандидатов из Университетского колледжа Корк, Ирландия, где…

  • (без теми)

    На холиварке встретила удивительное: "Увы, натренировать высотную выносливость толком нельзя, поэтому умные люди, забираясь на высоту, делают это с…

  • (без теми)

    Прочитала про Гитлера и Габсбургов, весьма интересно. Не подозревала, что у них были такие запутанные взаимоотношения... Детей эрцгерцога…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments