Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Category:
О Горлиме.

То есть о спектакле.

Вообще "Блистательную Кибитку" смотрела только один раз - "Возвращение Беортхнота". То есть Толкин, но не Средиземье. Было интересно, хотя и темно a).

Но вот "Горлим". Сцена из Лэйтиан с этической дилеммой, очень напряженная трагедия. Начинается весьма интересно: Эйлинель (как мы знаем - призрак) ходит по своему дому и сетует: надо белье снять, а то гроза, надо хлеба испечь, а то Горлим давно его не ел... Такая хозяйка-хозяйка, но что-то странно: мука прогоркла и вообще, мысли путаются. Холодным сквозняком в этот монолог "хлопотливой домохозяйки" вклиниваются слова про боль, про крик. Понятно (нам, читавшим Сильм), что женщину убили, а это призрак, мятущийся призрак, все еще ждущий Горлима. И Горлим приходит. Тут его хватают орки. Эйлинэли кричат: "Не нужна больше!" То есть, как я понимаю, это не просто "призрак, созданный Сауроном", это некий "отпечаток" души Эйлинэли (которая - настоящая - ушла за пределы Арды, как и положено людям), который Саурон как-то подчинил себе и держит под своим контролем. Очень интересный момент, классно сделано, хорошо сыграно.

Потом Горлим привязан к "паутине". Сильный образ, намекает на паучьи сети из легендариума Толкина, но еще и "уловление людей" Сауроном (опять же в сети). Тут же разговаривают два орка - "старший" и "младший". "Старший" среди прочего рассказывает про эльфов в плену, в частности про Маэдроса. Типа "даже Самому не покорился" (хотя вот если смотреть на текст Сильма и сопутствующие тексты, там совсем неясно - хотел ли Моргот вообще Маэдроса сломать? Или нет? Но ладно, это к делу не относится). Несчастный пленный Горлим все дергается, выслушивая все эти подробности в том числе про Саурона, у которого "все люди" ломаются.

Приходит Саурон - довольно невыразительный и "безликий". Горлим "библейски" сетует, проклиная "день, в который я родился", но в конце предсказуемо ломается на теме Эйлинэли. Очень хорошо тоже сыграно, понравилось.

Показывают Барахира, Берена и Барагунда. Разговор о Горлиме и "любви на войне". Барахир считает, что любовь и войну надо разделять, "запереть сердце" и думать на войне только о войне. Он вот свою жену тоже любит, но долг их разделил и теперь каждый из них выполняет свой. Берен ему возражает, что любовь забывать нельзя и все такое (тут сердце правоверного толкиниста радостно подпрыгивает: все мы знаем, что Берен не забудет о любви на войне и это приведет к самой светлой легенде Белерианда и в конце - к падению Моргота). Это тоже очень крутой момент. Барахир - не прав, хотя в данном случае любовь привела Горлима к предательству.

Нападение орков. Барахир и его товарищи гибнут.

Берен видит призрак Горлима. Кроме рассказа о своем предательстве, призрак сообщает следующее: Барахир и остальные "заперли" перед ним двери, ведущие за Круги Мира и он не может уйти. Это его страшно мучает. Берен, хотя и потрясенный новостью, весь в горе от смерти отца, находит в себе достаточно сил, чтобы "отпустить" Горлима. Очень такой вдохновенный момент, прямо евангельский[MORE=читать дальше] (я хоть и атеист, а понимаю),[/MORE] круто.

Тут спектакль кончается, но кончается только первый. Оказывается, это был Арменелосский королевский театр! Который представляет "сюжеты из древней истории". И сейчас актеры говорят о том, что спектакль был последний. Потому что времена изменились. И сам Первый Советник почтил спектакль своим присутствием. Какой это Советник - всем ясно. После некоторой дискуссии приходит Посланец. Просит последовать за собой "Горлима" (старшего труппы), автора пьесы (а это - орк! Тут я чуть не подпрыгнула, не ожидала, думала, сам Горлим - автор и есть. А что это "орк" - это концепт интересный) и "Саурона". Тут и становится понятно, почему Саурон такой "блеклый" был - ну вы представьте, играть театрального "Люцифера" под взглядом самого настоящего Князя Тьмы. (Хотя я этот момент не просекла, потом объяснили). А остальных "просят" проследовать в Роменну. Мол, там и найдете зрителей для своих устаревших пьес. Берен тут же выскакивает вперед - и меня тоже? С вызовом таким. Но ему говорят "с вами Первому Советнику говорить не о чем". Потому что настоящий Саурон не боится этого театрального Берена? Потому что "времена древних легенд" прошли? Потому что второй Лутиэн и второго Хуана уж точно не найдется, а ведь именно они победили Саурона когда-то? Интересный момент. А ведь "Берен"-актер тоже смел, как и его герой.

Актеры понимают, что их товарищей, похоже, уводят навсегда (тут я понимаю, что Горлим и Эйлинэль и в реальности - муж и жена, смотреть на их второе страшное расставание - мучительно и ужасно. А Берен - похоже, их сын). Актеры обсуждают, что делать дальше. Переквалифицироваться в рыбаков, используя паутину-сеть из театрального реквизита? (Аллюзия на евангельских апостолов, что ли?) Но решают "играть дальше". Берен становится Горлимом. Барахир - Сауроном. А нового Берена - нет. Нет среди актеров. Нет больше надежды, только ужас и тоска. Это конец.

Но я не согласна с тем, что надежды нет. Если уж даже в таких условиях люди продолжают играть "запрещенный спектакль", то надежда есть. И Берен - Берены - есть среди зрителей. Они сядут на корабли, идущие в Средиземье, а не в Валинор. Они не спасут "материальный" Нуменор, но спасут "духовный", унеся его в своих сердцах в Средиземье. И все будет не напрасно. А Саурон будет повержен.

Круто очень, понравилось.
Subscribe

  • ЗиОЭ и авари

    Вот тут некоторые интересуются - как авари справлялись с проблемой "вторых браков". Договорились до того, что у каждого аваро - по гарему (интересно,…

  • О троллях Арды

    Итак, тролли. Всем известно, что эти существа, несомненно злые и весьма сильные, присутствуют в легендариуме Толкина. Интересно отметить, что в…

  • Имена вождей халадинов

    Имена у владык халадинов, как мне кажется, "составные" - начало у них на одном языке (языке Народа Халет), а конец - на другом (синдарине).…

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments