Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Эстель



- Опасна дорога в Аннуминас, - усмехнулся Эльрохир, смотря, как Арагорн стирает кровь со своего меча. Десятку орков, которые встретили Арагорна и сыновей Эльронда, не повезло – теперь они валялись мертвыми на обочине старого Зеленопутья.

Арагорн посмотрел на Эльрохира довольно угрюмо, но ничего не ответил. Элладан подошел к нему и положил руку на плечо, ободряя, потом повернулся к брату:

- Не смущай Эстеля, брат. Если бы вдруг Имладрис пал под натиском тьмы, мы бы тоже захотели вернуться и увидеть его – пусть даже там остались бы одни развалины. Арагорн должен увидеть древнюю цитадель своего рода – теперь, когда он узнал, кто он и откуда.

- Я и не думаю смеяться или упрекать кого-то, - Эльрохир покаянно наклонил голову. – Прости, Эстель.

- Мне нечего прощать братьям, - улыбнулся Арагорн. Он закончил вытирать меч и вложил его в ножны. – Вы оба правы… но увидеть Аннуминас я должен. Имладрис – дом мне, но теперь, когда Эльронд открыл мне правду, я хочу увидеть и город людей, откуда происходит наш род.

- Что же, пусть будет так, - сказал Эльрохир. – Но я должен предупредить тебя – там может встретиться нечто пострашнее орков.

- Ничего, - ответил Элладан, - не первую тысячу лет ходим мы по этим землям – пройдем и сейчас!

- Спасибо, братья, - Арагорн снова улыбнулся. – Спасибо.

***

Трое следопытов шли на север по широкой равнине Дикоземья. Равнина была почти голой, только кое-где встречались купы деревьев, сейчас, в конце весны, они были густо покрыты зеленью, а некоторые цвели. Цветы ложились и под ноги путникам, и воздух поздним утром был напоен сладким ароматом. Можно было забыть об опасностях и трудах и наслаждаться прогулкой под ясным небом… можно было бы, но не стоило. Дикоземье было опасным, и это сыновья Эльронда и их юный родич знали хорошо.

Наконец, посреди равнины им встретился небольшой холм. Трое братьев взобрались на него, озирая окрестности. Эльрохир показал рукой вдаль:

- Видишь те холмы, Эстель? За ними кроется озеро Эвендим, чьи воды навевают приятные грезы. Там, на вершине одного из холмов, и построили когда-то Аннуминас… И сейчас еще отсюда можно увидеть развалины его башен.

Арагорн всмотрелся вдаль и увидел далекие руины. Но что скрывалось за ними в тени времени?

Как будто прочитав его мысли, Эльрохир спросил:

- Хочешь увидеть, что было здесь три тысячи лет назад, Эстель?

Арагорн кивнул, и Эльрохир, сосредоточившись, передал ему свое воспоминание.

Город из белого и светло-серого камня. Дома стоят недалеко друг от друга, каждый окружен зелеными деревьями. Дом короля больше других и рядом с ним стоит королевская башня – огромный мраморный столп, упирающийся, кажется, в самое небо.

Вымощенные белым камнем улицы, фонтаны и колодцы, небольшая пристань у тихих вод Эвендима…

Прекрасное видение померкло, и тем мрачнее показались темные руины вдалеке.

- Аннуминас помогали строить эльфы Линдона, - тихо сказал Эльрохир. – Недаром его называют «Крепость-дар», это подарок от короля Гиль-Галада своему другу, королю Элендилю.

- Но в Средиземье прекрасное слишком часто подвергается опасности, - Элладан заговорил вместо молчащего брата. – Не так много лет прошло - по меркам эльдар, как город был разорен врагом с Севера.

- Ангмаром, - кивнул Арагорн, и в глазах его зажегся мрачный огонь.

- Ангмаром, - подтвердил Элладан, глядя на юношу. – Слуги Темного Владыки не могли допустить, чтобы люди, непокорные их господину, жили на этой земле. Король-Чародей привел войско на берега Эвендима, и тихие воды озера окрасились кровью.

- Мы тоже были там, - сказал Эльрохир. – Ты хочешь видеть и это?

Арагорн вновь кивнул.

Отвратительные темнокожие орки, кривляющиеся и вопящие. Высокие бледные мрачные люди, с ног до головы закованные в железо. Волки и другие звери, в глазах которых тлеет свирепый огонь.

А перед ними…

Перед ними - черный всадник на черном коне. Он тоже закован в железные доспехи, в руках у него щит и огромная булава, на шлеме – корона. А под шлемом – пустота. Пустота, в которой горят две алые точки. Силой и ужасом веет от этой фигуры.

Они накинулись на белые стены города, точно ураган, точно лесной пожар, точно нашествие саранчи. Хоть и доблестны защитники, но не так уж их много, и уступают они, пядь за пядью, дом за домом, улицу за улицей – уступают они не только силе и клинку, но и призрачному ужасу Короля-Чародея.

Вскоре все кончено. Орки с хохотом волокут окорока и бочки с вином, люди везут домой окровавленные ожерелья и кольца, а Король-Чародей упивается ужасом и смертью – ему не надо иной добычи. Разрушен город, повержена королевская башня, и больше не осталось никого на берегах тихого озера Эвендим.

От последней сцены воспоминания Арагорн прикрывает рукой глаза. Слишком много горя и боли…

Элладан подходит к юноше и кладет ему руку на плечо, спрашивает мягко:

- Мы продолжаем путь?

- Да, - голос Арагорна тверд. – Да.

***

Они отправились дальше, и Элладан начал рассказывать Арагорну о последней войне с Ангмаром, указывая, где давным-давно разразилась битва.

- А вот здесь, - сказал он, показывая небольшой холмик, - Король-Чародей бросил вызов принцу Эарнуру… Глорфиндель удержал принца, но он все-таки ответил на вызов – через много лиг и много лет. И не вернулся.

Арагорн кивнул, сказав:

- Нельзя было подвергать опасности целое королевство ради ложной чести.

Элладан ответил со смехом:

- Ответ не юноши, а седобородого мужа. Неужели ты спокойно отнесся бы к такому вызову, Эстель?

Арагорн только передернул плечами:

- К счастью, здесь нет Кольцепризраков.

Они подошли к холмам со всеми предосторожностями, но лишь ветер свистел между руин. Печальное это было зрелище – стоячие белые камни торчали из земли, будто обломанные кости, мостовая была разбита, колодцы и фонтаны давно пересохли, и в них чернела лишь грязь. Арагорн, шедший первым, смотрел на руины с мучительной тоской. Элладан нагнал юношу, обнял его за плечи:

- Подожди, я покажу тебе, что было здесь.

Он снова сосредоточился на грезе-воспоминании, и теперь над обломанными останками поднялись ввысь башни и стены. Но они колебались в воздухе, и видеть сквозь них лишь жалкие остатки было мучительно. Арагорн покачал головой:

- Не надо.

Теперь они снова шли между разрушенными домами и башнями. Вокруг стояла тишина, даже ветер прекратился. Солнце уже давно клонилось к западу, от руин протянулись длинные вечерние тени. Сыновья Эльронда шли осторожно, внимательно оглядывая развалины, но ничто не нарушало мертвенной тишины. Элладан посмотрел направо и поднял руку, указывая брату:

- Эльрохир, помнишь этот дом? Мы зашли сюда по приглашению его хозяина после коронации Эльдакара. У хозяина было три красивые дочки, такие милые…

- Помню, - Эльрохир подошел к полуразрушенной стене, заглянул через пролом внутрь. – Как жаль, что все разрушено врагами и безжалостным временем. Но смотри, – он нагнулся и поднял небольшой камень, счистил с него пыль и грязь – и показался вырезанный на камне красивый цветок, - не все исчезло... Надо показать Эстелю. Эстель!

Он крикнул, но ему ответило только эхо. Эльрохир огляделся, но Арагорна не было видно. Братья переглянулись, их лица были тревожны.

Они бросились туда, где видели Арагорна последний раз. На камнях мало что можно было увидеть, но опытные следопыты все же заметили – там и сям камни были сдвинуты с привычного места, под ними обнажился мох и влажная земля. Эти приметы указывали вдоль по широкой улице, туда, где невдалеке виднелись остатки королевской башни.

Сыновья Эльронда быстро, но осторожно шли по улице, в сердцах их нарастала тревога. Шаги их замедлились, сердце гулко застучало в груди, дыхание перехватывало, а в горле пересохло. Воздух как будто сгустился, им очень не хотелось идти вперед…

- Стой! – Элладан вдруг остановился, прижав руку к вспотевшему лбу. – Тут что-то странное. Страх… ты тоже это чувствуешь?

- Да, - Эльрохир озирался по сторонам, схватившись за рукоять меча. – Мне это не нравится. Это не простой страх. Быть может, это чары… Где же Эстель?

- Эстель! – во весь голос позвал Элладан и внезапно налетевший порыв северного ветра вдруг принес далекий голос.

- Туда, быстрее! – Элладан указал на север, и братья, не обращая внимания на усиливающийся ужас, помчались к развалинам башни, на бегу вытаскивая мечи.

Когда они выбежали на площадь перед башней, то в сгущающихся сумерках увидели две фигуры. Одна, огромная, черная, в кольчуге, шлеме и черном плаще стояла к ним спиной. В правой руке она держала поднятым длинный меч – не сияющий блеском металла, но бледно-серый, тусклый. Напротив черной фигуры стоял Арагорн. Лицо его было бледным, но решительным, а в руке он стиснул свой меч из оружейной Эльронда.

Не успели братья ничего предпринять, как черный воин ринулся на Арагорна. Бледный меч скрестился с серебристым – и серебристое лезвие вдруг почернело и разлетелось на куски. Черный воин захохотал и вновь поднял свой меч, намереваясь нанести последний удар.

- Стой! – братья закричали одновременно и бросились на черную фигуру. Она обернулась, и у обоих перехватило дыхание – вместо лица у воина был черный провал, в глубине которого тлели два красных огня.

Меч Эльрохира разрубил кольчугу и правое плечо противника, глубоко уйдя в тело, но не встретил особого сопротивления, а воин, казалось, даже не заметил тяжелой раны. Он развернулся и шагнул к сыновьям Эльронда…

- Эльберет! – воскликнул Элладан, в свою очередь ударив врага. Тот дрогнул. Из раны в боку, нанесенной Элладаном, потянулась вверх струйка дыма. Воин закричал – боль и злоба слышались в его голосе.

- Чары! – Элладан отпрыгнул от противника, стараясь выиграть хоть немного времени. – Воззовем к Эльберет, брат!

Не успел черный воин вновь поднять бледный меч, как сыновья Эльронда запели древний гимн к Эльберет, сочиненный, как гласило предание, еще в Дориате. Они бросились на врага – и теперь с каждым ударом он кричал от боли, все больше отступая назад. Наконец алое пламя глаз воина потускнело, он вдруг повернулся к врагам спиной. Не успели сыновья Эльронда и Арагорн последовать за ним, как увидели вместо воина черный вихрь, быстро уносящийся на север и растворившийся в тенях близкой ночи.

- Что здесь произошло, Эстель? – Эльрохир взял Арагорна за правую руку, которая была холодна как лед и слегка дрожала. Арагорн справился с дрожью и лишь затем ответил:

- Я шел к башне, когда меня вдруг охватил страх. Но ведь негоже воину отступать! Я пошел дальше, вышел на площадь и увидел… это. Я попытался заговорить – но он молчал. Я крикнул: «Свет со мной!» и приготовился к схватке… Мне было очень страшно, страшнее, чем перед сотней орков, но я не хотел отступать.

- Да, - медленно произнес Эльрохир, - я и не думал, что слуги Саурона вновь посетили Аннуминас… Как бы это был не Кольцепризрак… Не Король-Чародей, но один из его свиты… Хорошо, что Саурон еще слаб и его слуги – тоже. Его можно прогнать всего лишь эльфийской песней… Идемте. Думаю, ночевать лучше за пределами города.

Они отправились обратно на юг, туда, где вошли в разрушенный город. Стемнело, на небе высыпали звезды и взошла луна, но теперь, когда призрак был изгнан, руины навевали лишь печаль, а не страх. После долгого молчания Арагорн сказал:

- Когда я стоял напротив призрака и готовился уже к смерти, вдруг, на мгновение, я увидел здесь не развалины, а живой город. Целые дома и улицы, высокую королевскую башню… Но не совсем такой, как вы мне показывали, а немного другой, новый. Теперь я думаю… может быть, может быть, мне суждено это увидеть и воочию? Как бы я хотел, чтобы Саурон и его слуги были изгнаны из Средиземья, дунэдайн вышли из своих убежищ и вновь отстроили свой город. Как бы я этого хотел…

Голос Арагорна утих. Эльрохир взял его за руку – она снова была теплой.

- Знаешь, наш отец недаром дал тебе такое имя, Эстель. Может быть, тебе суждено увидеть живой Аннуминас не в грезе, а под светом яркого солнца. Может быть…

Примечание автора: На самом деле Королем-Чародеем был взят Форност, столица Артедайна. Что случилось с Аннуминасом, не очень понятно, он был покинут, но когда и по какой причине, Толкин не уточняет. Я взяла на себя смелость "соединить" обе столицы в одну для лучшего сюжета.
Subscribe

  • Последние времена

    Последние времена настают.  Вот, правда, последние. Ишь, чего удумали - охотиться они больше не хотят! Копье метать не умеют! Из лука стреляют…

  • Всемирная пандемия глупости

    На работе - сотрудница уверяет, что "коронавирус придумали, чтобы сократить население Земли". Мама уверяет, что подростков будут прививать и у них…

  • (no subject)

    Температура еще есть (38), но чувствую себя намного лучше, слабость почти ушла. Ночь прошла нормально.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments