Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:
Воины

Богдан с отвращением взглянул на бормочущий телевизор. Новости! Ничего хорошего в последнее время. Нет, начиналось все, вроде бы, неплохо. Мятеж против «вора» и «тирана» кончился полной удачей вопреки пословице – трусливый бывший президент сбежал, сформировалось новое революционное правительство, теперь-то уж никто не помешает строить новую счастливую жизнь… Но все снова пошло наперекосяк. Жизнь становилась хуже с каждым днем. Цены росли, горячую воду давали с перебоями – а ведь не так далеко и холода, и жить с едва теплыми батареями будет не так уж весело… Эх… Нет, он ни капли не жалел – но что-то пошло не так. Особенно после того, как начались беспорядки в восточных областях. Богдан выключил телевизор. Хватит. Лучше уж лечь спать. Может, что хорошее приснится.

Уже лежа в постели, он невольно вспоминал прочитанное в Интернете. А ведь не какие-нибудь подкупленные журналисты писали, простые люди, его друзья… Виртуальные друзья, по крайней мере. Раньше им было так хорошо вместе! А теперь… они такое говорят! Нет, граница теперь стала совсем непрозрачной, они на самом деле другие! Другие и…

…говорят сплошь глупости. Раннивэ потянулся, потер глаза. Ну и сон ему послал Владыка Ирмо! Не иначе, пошутить решил. Странный сон, необычный. Квадратный палантир передавал не только изображение, но и звук (очень удобно, кстати, хорошо бы, и наяву так было!) Но и остальное было такое же странное и причудливое. Дома-горы со множеством окон, самодвижущиеся железные коробки на дорогах, шумные и вонючие… Экая ерунда приснилась! И его самого как-то странно звали – что-то вроде «Дар Единого». Но друзья, с которыми он разговаривал в том странном мире с помощью тенгв, были такие же глупые, как его собственные друзья-тэлери в Альквалондэ. Толкуешь им, толкуешь, что нужно исследовать новые земли на востоке, что нужно отвернуться от Валар и стать самостоятельными, а они все: «Нам и тут хорошо, а Валар мы премного довольны…». Глупцы, как есть! То ли дело принц Феанаро! Вот он дело говорил! Хотя сейчас-то его в Тирионе нет, засудили и выслали на север… Но когда он вернется!.. Ох, то ли еще будет! Так, нужно пойти на площадь, узнать последние новости… Праздник Урожая близко, но время ли праздновать? Народу нолдор не праздновать надо, а к уходу готовиться. К уходу на Восток…

… мы идем на Запад семимильными шагами, как заявил новый премьер-министр…» Богдан привстал на кровати, нащупал под боком что-то твердое. Так и есть – не убрал подальше пульт от телевизора, лег на него во сне, и ящик включился. Снова новости. Рассказывают, как идем на Запад семимильными шагами. М-да. Шагать еще и шагать…

Чистя зубы, Богдан припоминал ночной сон. Фентезюхи перечитал в последнее время, что ли – все какое-то средневековье снится. Плащи, мечи, лошади на улицах вместо привычных машин… И никаких телевизоров! Правда, во сне на площади тоже кто-то толкал речь и тоже пафосную и пламенную, прямо как на недавних митингах. Что-то про гнет властей, про новую жизнь… Нет, ну надо же! Определенно, надо поменьше смотреть ящик и новости в Инете.

Но от новостей в «интересные времена» не скроешься. Богдану подробно пересказали их прямо на работе, и еще хорошо, что он не курил – а то и из курилки слышались все те же пересказы, да на повышенных тонах. Впрочем, несогласных было немного. Только женщины постарше робко возражали: «Как бы хуже-то не было…» Но молодежь быстро их перекричала. И то – хватит уже, пожили уже под тенью восточного «большого брата», пора жить…

…своим умом! Хватит оглядываться на Валар! – нолдо Урундиль, один из учеников Феанаро, оставшийся в Тирионе, горячо говорил перед небольшой группой эльдар, стоявших перед ним на Королевской площади. Раннивэ подошел поближе, хотя все эти пламенные речи ему немного надоели. Но надо ведь быть в курсе событий!

Возражений почти не было. Мужчины горячо поддержали Урундиля, женщины тоже – только некоторые, постарше, возражали, что в Валиноре совсем неплохо жить, а Валар – друзья и союзники, а вовсе не тираны, как говорит Феанаро. Но их быстро перекричали и переспорили, и теперь слышались только согласные голоса.

Раннивэ подошел поближе к Урундилю, которого хорошо знал по кузнице Феанаро, и тот, заметив знакомого, кивнул. Закончив свою речь, Урундиль подошел к Раннивэ и, взяв его за руку, негромко сказал:

- Ты ведь с нами, правда? Знаешь о… о новом изобретении, мечах? – на последнем слове Урундиль совсем понизил голос.

Раннивэ медленно кивнул. О мечах он уже слышал, слышал и зачем они нужны… не очень-то по нраву ему были эти слухи. Хотя… защищать себя и то, что тебе принадлежит, конечно, надо. Не отдавать же все так легко!

- Завтра, – продолжал Урундиль, – наши собираются за пределами города, в лесу. Хотим потренироваться. Придешь?

Раннивэ снова кивнул. Хочешь – не хочешь…


- … а идти надо. – Сергей, сотрудник и хороший знакомый Богдана, показал ему сероватую дешевую бумагу с синей гербовой печатью – повестку из военкомата. – Явиться на сборный пункт… А у тебя нету еще?

- Пока нет, – ответил Богдан, которого пробрал холодок. Он слышал новость о мобилизации, но пока не хотел об этом думать. Не то, чтобы трусил – иногда, особенно еще подростком или юношей, он даже мечтал побывать на войне. Бить врагов, как дед – который сражался и с фашистами, и с советскими нкаведешниками. Но одно дело – юношеские мечты, другое – явь на серой бумаге. И потом… Не фашисты ведь там, и даже не солдаты «большого брата» – свои же. Немножко другие – но свои. Правда, как же они посмели против законных властей выступить?

- Эх, не хочется, – тоскливо продолжал Сергей. – У меня в Донецке два брата двоюродных живут. Мы, правда, поругались с ними крепко, они-то против всего были… Не разговариваем теперь, где они, что они – не знаю, может, за этих, за сепаратистов. Но одно дело – не разговаривать, ну, даже морду набить. А другое – стрелять в них. Не хочется…

Сергей скривился, отошел к рабочему месту, сел. Богдан еще несколько раз смотрел на него – Сергей отвернулся к окну, но левая рука то сжималась в кулак, то разжималась. Наконец, Богдан и сам отвернулся – надо было работать.

В перерыв он снова думал о войне. Как же все-таки…

… бить? Бить разумного, говорящего – да еще не просто чужого, а друга, брата. Раннивэ, сжимая доставшийся ему меч, все никак не мог поднять его для удара. Рука не поднималась, как будто меч весил не три фунта, а все триста.

- Ну, что же ты? – Урундиль – именно он обучал Раннивэ – опустил меч, подошел к другу. – Что случилось?

- Не могу, – со вздохом сказал Раннивэ. – Рука не слушается. Не могу… на братьев.

- Сначала почти у всех так, – кивнул Урундиль. – А ты подумай – что будет, когда они придут выгонять тебя из дома, как выгнали Феанаро? Будешь убегать как заяц? Оставишь все, что сделал своими руками, и уйдешь в глушь?

- Феанаро не выгоняли, а судили. Он… – слабо запротестовал Раннивэ.

- Он посмел сказать правду – и за это его засудили, – жестко сказал Урундиль. – Он только защищал свое. И нам всем надо научиться это делать! Они – не братья, если хотят напасть на тебя! – Урундиль повысил голос, он почти кричал. – Они – трусливые прислужники тиранов! Не эльдар – демоны! Представь, что это демоны Сирых Земель напали на твой дом!

Урундиль вдруг кинулся на Раннивэ с поднятым мечом, и тут Раннивэ инстинктивно заслонился. Сталь зазвенела о сталь.

- Хорошо! – воскликнул Урундиль. – Ты не трус. Когда придут…

… террористы прямо к тебе в дом – так ведь выстрелишь, никуда не денешься, – осклабился прапорщик Васюк. – Это же не люди, фашисты они. Хотят только убивать и грабить.

- Пока что это мы к ним пришли, – возразил Богдан. Нет, не так представлялась ему справедливая война, не так! Черные полчища перешли границу, сжигая мирные города и села, а навстречу им встали герои-защитники, и после кровавой битвы война завершилась победой правых, а враги бежали и никогда уж не смели ступать в пределы чужой земли…

Нет, что-то не то. Не сходится. Пока что это они пришли на чужую землю.

- Дурак ты, – снисходительно посмотрел на Богдана Васюк. – Когда они придут – поздно будет. Надо нанести пре-вен-тив-ный удар, во! По телеку-то говорили так, да и командир… Телек смотришь, чудило?

Богдан кивнул. Васюк, конечно, не светило мысли, но дело говорит. Вот и по телевизору то же говорили, да ведь это и понятно… Если сразу не задушить мятеж в зародыше, так ведь он и победить может.

- Ладно, – Васюк поддернул форменную куртку. – Много у меня вас таких, зеленых… Иди на склад, автомат получай. Стрельбы будут.

Автомат был тяжелым, а железо его – холодным. Богдану это одновременно и нравилось, и внушало отвращение. Он почувствовал…

…себя защищенным, тревога улеглась, сомнения покинули его. Так надо. Те, кто мешают, должны уйти с дороги. Никому нельзя становиться на пути короля Феанаро в его справедливом мщении! Никому не дозволено перечить ему! Уже не друзья, не братья…


… и даже не земляки, просто чудовища, убийцы, грабители. Глаза застилала пелена ярости, палец нажал на спусковой крючок…

… лезвие поднялось над головой, опустилось, легко разрубая плоть, не защищенную…

… бронежилетом, ну, откуда у них бронежилеты, у этих сепаров, разве что «большие братья» подвезут – не довезли еще, наверное, так его, не надо…

… стоять на пути! Ярость битвы затмила разум, но вдруг он увидел себя со стороны – с искаженным от гнева лицом, в крови и грязи, и в руке его было смертоносное железо – меч ли или нечто другое – непонятно, да и не все ли равно…

… ведь кровь убитого брата одинаково красная – и здесь…

… и там.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments