Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:
К 4.8 Исилдур возвращается раненый и приносит плод Древа. Реакция остальных членов семьи.

Обед прошел в молчании и почти все блюда остались нетронутыми. Старший сын Элендиля не появлялся дома уже два дня. Уехал он, не сказав ни слова ни отцу с матерью, ни жене, ни главе семьи - лорду Амандилу, и выбрал такое время, когда дома были одни женщины и дети, да и те гуляли в саду, наслаждаясь последним теплом уходящего лета. Сначала думали, что он отправился на верховую прогулку или в город, но когда Исильдур не появился ни к обеду, ни к ужину, над домом главы Верных нависла тревога. Пока еще Зигур старался сохранить видимость законности, да и Амандиль не думал, что Ар-Фаразон совсем забыл родство и старую дружбу. Но кто знает... К тому же, если горячий нравом Исильдур решил причинить вред королю или его советнику - то у них будет самый законный повод казнить его.

Лорд Амандиль комкал салфетку, смотря невидящим взглядом в противоположный конец стола, на опустевший стул своей супруги, которая скончалась несколько лет назад, и размышлял о том, что теперь можно сделать, кого и куда послать на поиски. Что мог задумать Исильдур? Перед его исчезновением Амандиль рассказывал Исильдуру и Анариону о Древах Валинора, об их прекрасном потомке - Нимлот, Белом Древе, которому грозила беда - Саурон желал сжечь его в своем храме. Куда мог поскакать его горячий внук? В Арменелос, вызвать на поединок Зигура? К королю, умолять не причинять вреда Древу?

Дверь распахнулась без стука, и Амандиль вздрогнул. Так могли входить только члены его семьи... или солдаты Зигура. Но все члены семьи правителя Роменны собрались за столом - за исключением одного Исильдура.

Но это был не Исильдур и не начальник королевской стражи. В залу ворвался Барахир, старый слуга Амандиля - без стука, без поклона. На лице старика была смесь радости и тревоги. Пройдя несколько шагов к Амандилю, он запоздало поклонился.

- Лорд! Лорд Амандиль! - старик закашлялся от волнения.

Амандиль поспешно встал и подал слуге стакан воды. Сейчас ему было не до обеденного этикета. Остальные застыли в молчании, сидя на своих местах, будто окаменев. Только взгляды - тревожные, со слабым трепетным язычком огня надежды на самом дне, выдавали в них живых людей.

Барахир, наконец, отдышался.

- Лорд Амандиль! - сказал он твердо. - Мастер Исильдур...

- Что, что с ним?! - Итарильдэ, жена Элендиля, не выдержав тревоги, вскочила со своего места и тоже подбежала к слуге.

- Он жив, жив, госпожа! Не беспокойтесь так! - пальцы Барахира, которые он приложил к сердцу, дрожали. - Но... он только что приехал... раненый, весь в крови... почти свалился с коня... Мы с Берегондом его уложили в спальне на первом этаже, Майвэ побежала за нашим лекарем, а я сразу к вам...

- Ох... - Итарильдэ вцепилась пальцами в щеки, тяжело дыша. Потом, не говоря ни слова, побежала к выходу из залы так быстро, как позволяли ее годы и подол платья. Тут же с сидящих за столом как будто спали чары, первым встал Элендиль, подав руку Миривен, жене Исильдура, у которой подгибались колени, последней поднялась супруга Анариона, носившая под сердцем дитя. Не говоря друг другу ни слова, все они поспешили к двери. Последним ковылял старик Барахир, все еще держась за сердце, которое беспокоило его уже несколько лет.

***

Итарильдэ и Миривен устроились у изголовья раненого, Элендиль сел справа от кровати, лицом к Исильдуру, Амандиль встал слева. Анарион с женой и двумя старшими сыновьями Исильдура сели на скамью у стены. Прибывший лекарь не смог осмотреть больного, потому что при попытке раздеть его, Исильдур принялся отбиваться и звать лорда Амандиля - мол, когда он придет, тогда Исильдур и позволит осмотреть рану. Все это лекарь шепотом говорил Амандилю. Владыка Роменны кивнул и положил руку на горящий лихорадкой лоб внука.

- Исильдур! - позвал он. - Исильдур, я здесь! Позволь осмотреть твою рану!

Веки Исильдура приоткрылись. Он поднял слабую правую руку и, взяв в нее ладонь Амандиля, поднес ее к губам.

- Лорд... лорд Амандиль! - зашептал раненый, тяжело дыша. - Только вам... Кто еще здесь? Останьтесь... только вы с отцом, брат... мама и ... Миривен...

Амандиль повернулся к Анариону. Тот все понял и, взяв под руку жену, позвал за собой сыновей Исильдура. Мальчики послушно вышли вслед за дядей, а вскоре Анарион вернулся один. Барахир, поклонившись Амандилю, тоже покинул комнату. Лекарь медлил, но владыка властно указал ему не дверь и тогда целитель ушел. Амандиль слабо улыбнулся. Во времена Зигура лучше не знать опасных тайн.

- Мы одни, Исильдур. Говори, что хочешь сказать, и позволь, наконец, перевязать и осмотреть тебя, - Амандиль говорил спокойно, хотя в душе у него все сжималось. Он повидал немало ран и уже понял, что Исильдуру нелегко будет оправиться... если он вообще оправится.

- Вот... Исильдур принялся лихорадочно шарить у себя на левом боку, пытаясь расстегнуть пуговицы кармана куртки. У него ничего не получалось, пока Амандиль не помог ему. Тогда Исильдур вытащил из кармана нечто круглое, размером с яблоко, завернутое в белый платок, и протянул эту вещь Амандилю.

- Что это? – Амандиль развернул ткань и увидел нечто похожее на… да, пожалуй на некий плод. Но владыка никогда не видел таких плодов. Размером он был с яблоко и покрыт бархатистой светло-серой кожицей. Черенок плода был грубо оборван, а не срезан.

Слабая улыбка тронула губы Исильдура.

- Вы сами рассказывали нам… о чудесных древах, лорд Амандиль… а их плодов давно здесь никто не видел.

Амандиль задохнулся от изумления. Он все понял. Плод Нимлот! Неужели? Их, и правда, не видели в Нуменоре уже лет сто… Древо не плодоносило уже долго, некоторые думали даже, что оно исчахнет и умрет, не произведя потомка.

Исильдур меж тем продолжал:

- Я не мог сидеть здесь... поскакал в Арменелос... там случайно узнал про плод и понял... что нужно делать.

- Ты… ты рисковал собой ради какого-то плода, Исильо? – Итарильдэ, хоть и была безмерно счастлива, что сын вернулся живым, не смогла скрыть раздражения.

- Мама… - Исильдур слегка повернул голову в ее сторону. – Есть вещи… которые больше, чем … собственная жизнь. В конце концов… у тебя есть еще Анарион… и твои внуки… а у Нимлот – больше никого нет. Плод… был один.

- Ты дрался со слугами Зигура, что поставлены охранять Нимлот, - Элендиль говорил скорее утвердительно, чем вопросительно. Исильдур прикрыл глаза в знак, что отец угадал правильно. – Что же… - продолжал сын владыки Роменны, - с этим Древом связана судьба королевского рода, как говорят. Я не могу упрекать тебя, сын… есть вещи, которые больше, чем собственная жизнь, в этом ты прав. Хотя ты мог бы открыться хотя бы мне и лорду Амандилю.

- Чтобы вы… запретили мне это опасное дело? – Исильдур слегка усмехнулся. – Нет уж… К тому же… если бы я попался… то мог бы с чистой совестью сказать… что вы ничего не знали.

Итарильдэ испуганно прижала руку к груди. Только сейчас она воочию представила себе, что сын мог попасть в застенки Зигура, о которых ходили самые мрачные слухи. Тогда смерть Исильдура была бы для них всех лучшим выходом, включая его самого. Миривен рядом с ней тихо заплакала. Анарион смотрел на старшего брата с восторгом, к которому примешивалась легкая зависть.

Амандиль тронул за плечо сына.

- Ты вырастил достойного потомка Берена и Лучиэнь, Элендиль.

Исильдур при этих словах вновь улыбнулся.

- Сохраните плод, лорд Амандиль…А я всегда знал, что добуду у Врага… сокровище.
Tags: фанфики
Subscribe

  • (no subject)

    Посмотрела фильм «Девятаев». Честно говоря, увиденным довольна. После воплей в Инете ожидала чего-то худшего, а оказалось, все вполне достойно. Итак,…

  • (no subject)

    Г. Свиридов "Время, вперед!" Просмотрите видео и без чтения сопроводительной информации скажите, что это за страна показана. А вот честно тоже…

  • (no subject)

    Люди не перестают меня удивлять своими странностями. Вот та самая пресловутая Женевская конвенция, которую так любят поминать в спорах о ВМВ и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments