Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:
К 3.17. Свадьба Фингона. Гости, празднество, желательно показать и пре-историю- как Фингон встретил свою возлюбленную.

Давно уж не видели земли Белерианда такого пышного и веселого празднества - наверное, со времен Мерет Адертад. И то был не пир в честь победы, где радость всегда густо замешана с печалью о павших, и не просто праздник урожая или первых цветов, а свадьба самого наследника Верховного Короля. До этого из всех принцев нолдор в Сирых Землях женился один лишь Ородрет, да прекрасная Артанис вышла замуж в укрытом Завесой королевстве Дориат. Говорили еще, что и Арэдель Ар-Фейниэль тоже вышла замуж и даже родила сына, но история это была странная и темная, и сыновья Феанора, от которых и стала она известна, говорили об этом мало, а из тайного града Гондолина не приходили вести даже к родичам его владыки. Другие же принцы или оставили жен и возлюбленных в далеком Валиноре, или утеряли их в долгом пути, или думали лишь о войне. Но принц Фингон не боялся ни сражений, ни проклятий, считал Белерианд новым домом и желал привести в него своих детей.

Вновь голубые воды озера Иврин отражают пышные праздничные одежды и блеск самоцветов. Съехались гости со всего Белерианда, с востока - Маэдрос с братьями, с севера - Ородрет, Ангрод и Аэгнор, что всегда были друзьями Фингона, с юга - Финрод, из укрытого королевства Дориат - Галадриэль и ее муж. Лишь из города Гондолина не прибыл никто, ибо крепка была его тайна. Не были забыты и друзья из эдайн - Хадор Лориндол с женой и двое детей его - сын и дочь.

Запели серебряные трубы и торжество началось. Барка в виде белого лебедя с золотым клювом и глазами из гагата подплывает к северному берегу озера...

Он загляделся в темные воды небольшой бухточки на берегу озера Митрим. Здесь было мелко и вода проросла камышом и водяными лилиями с бело-розовыми лепестками. Было жарко и он раздумывал, не искупаться ли здесь или, быть может, найти место с песчаным дном, когда увидел небольшую серебристую лодочку, выплывавшую из-за камышовых зарослей. Гибкая фигурка в ней наклонилась к воде, лицо было прикрыто серебристыми волосами.

Он не желал пугать пришельца и присвистнул, подражая голосу птицы.

Хитрость удалась - эльф не испугался, а лишь поднял голову на звук...


Барка подплывает к берегу, и в середине ее раскрывается хрустальный цветок-лилия, из которого выступает дева в белом платье, с вышитой серебром чайкой на груди. На серебристых волосах ее мягким светом сияет диадема из морских жемчужин. Но прекраснее всех украшений - лицо девы, белокожее, с ясными лучистыми серыми глазами.

Он обрадовался, что не стал купаться - трудно было бы сохранить достоинство без одежды. Девушка была очень красива, а необычный серебристый цвет волос придавал ей особую прелесть. Она молчала, вода потихоньку уносила лодочку, и он решил начать разговор первым.

- Кто ты?

- Я - Серебряный Лист. А это мои лилии...

- Никогда не видел ничего прекраснее...


Жених в голубом и серебряном подает руку невесте и вместе они направляются туда, где все приготовлено для праздничного пира. Трубы умолкают. Пара проходит через свадебную арку, увешанную хрустальными колокольчиками, и нежный звон сопровождает их ход, пока они не остановливаются перед возвышением, где сидят родители будущих супругов.

- Ты ведь из нолдор, верно? Ты выше всех мужчин, которых я видела...

- Ты угадала, - он улыбается.

- А я с юга, с побережья... Приехала навестить родичей матери - она из Митрима. А когда я здесь – я всегда плаваю по озеру и собираю лилии…


Первым поднимается отец жениха, Финголфин, король нолдор. Высокий, могучий, с золотым королевским венцом на темных волосах он сейчас, как никогда, напоминает своего отца.

- Благословен этот день, когда мой старший сын Фингон, прозванный Отважным, решил вступить в брак. Пусть будет счастлив этот союз, пусть двое станут едины душой и плотью. Да благословит вас Манвэ, Король Арды, а единый отец наш, Эру Илуватар, пусть будет свидетелем вашего союза!

- Ты не сказал мне, что ты сын короля нолдор!

- А ты не сказала, что ты дочь владыки фалатрим.

- Тогда… мы квиты?

Тихий смех. Звук поцелуя.


Вторым подымается стройный эльф с серебристыми волосами и слегка прищуренным взглядом моряка, привыкшего вглядываться вдаль. Одежды у него белые и серебряные, а на волосах блестит серебристый обруч с единственным белым камнем.

- Я рад тому, что моя дочь, Келеблас, нашла мужа себе под стать и ныне готова вступить с ним в брак. Пусть будет счастлива их жизнь, пусть связь их будет так же крепка, как супружество Манвэ и Варды! Да благословят их владыки, и да будет свидетелем этого союза отец наш единый, Эру Илуватор!

Настает очередь матери невесты. Она очень похожа на дочь, лишь глаза ее глубже и печальней, ибо она куда дольше жила на этой земле, не всегда приветливой к своим детям.

- Да благословит вас, дети мои, владычица Варда! Пусть ее звезды освещают вам путь – каким бы он ни был – легким или тяжелым. Будьте счастливы вместе!

Теперь пришло время даров. Отец жениха дарит невесте серебряное ожерелье, тонкое, как паутинка, с вделанными в него маленькими белыми самоцветами, подобными каплям росы. Мать невесты дарит жениху серебряную цепочку, на которой подвешена большая голубоватая жемчужина – дар Оссэ.

Друзья и родичи тоже не остаются в стороне. Маэдрос преподнес другу застежку для плаща в виде орла, распростершего крылья, из бронзы, а невесте – серебряную чайку. Финрод дарит две лилии, выточенных из белого камня, которые кажутся только что сорванными со своих стеблей. Ородрет дает жениху и невесте два писчих пера – золотое и серебряное. Ангрод протягивает Фингону черные кожаные ножны для меча, а Келеблас получает от него колчан для стрел, ибо славится она как меткая лучница. Аэгнор же преподнес один подарок на двоих – карту Белерианда, выжженную на мягкой белой коже. Галадриэль cобственноручно соткала и сшила два мягких серебристых плаща – теплые в холод и прохладные в жару, они могли защитить и от дождя, и от ветра.

- А правду говорят, что за Морем ты … убивал наших родичей?

- Правду.

Слово упало, как тяжелый камень, и молчание разделило их, будто стена.

- Но… говорят также, что ты сделал это по ошибке?

- Я не оправдываю себя.

- Я не могу отказаться от своей любви и от тебя. Я приму вашу судьбу и будь, что будет.


Дары принесены и слова сказаны. И гости принимаются веселиться, как умеют это одни только эльфы – пить вино для радости, но не для безумия и злобы, петь песни радостные и веселые, танцевать и играть на лужайках, покрытых мягкой зеленой травой…

А жених и невеста – нет, теперь уже муж и жена, приняв участие в веселье, сколько требует учтивость, удаляются в отведенные для них покои, ибо сейчас им никто не нужен, кроме друг друга…

- Лилии уже расцвели…

- Отправимся туда утром – вместе!

Tags: нолфинги, фанфики
Subscribe

  • (no subject)

    И снова... Примечание автора: По одной из версий Толкина, Келебримбор был потомком Даэрона. В каноне надпись на вратах Мории сделана тенгваром.…

  • (no subject)

    Прогулка Артанис распахнула глаза, удивленная странным голубым светом за окном – не золото Лаурелин, не серебро Тельпериона… Ах да, она же не дома,…

  • Фанфик

    Жить в песне - Мастер… мастер Дернхельм! Вы не ранены? Кровь… на седле. Эовин стремительно обернулась на голос Мерри. И верно! На седле было…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments

  • (no subject)

    И снова... Примечание автора: По одной из версий Толкина, Келебримбор был потомком Даэрона. В каноне надпись на вратах Мории сделана тенгваром.…

  • (no subject)

    Прогулка Артанис распахнула глаза, удивленная странным голубым светом за окном – не золото Лаурелин, не серебро Тельпериона… Ах да, она же не дома,…

  • Фанфик

    Жить в песне - Мастер… мастер Дернхельм! Вы не ранены? Кровь… на седле. Эовин стремительно обернулась на голос Мерри. И верно! На седле было…