Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Category:

Про Эльронда из АУ

Имладрис строился как крепость, способная выдержать длительную осаду – и только потому еще не был взят. Но держаться ему осталось недолго. Саурон за эти тысячи лет лишь набирал мощь – изобретал новые осадные машины, способные разбить самые крепкие стены, выводил новые породы орков, что были выше и сильнее прежних и не боялись солнца. А эльфы… эльфы угасали и уходили. Они мало готовились к войне, собираясь покидать Средиземье. Но когда Хранитель не выполнил свою миссию, и Единое Кольцо попало к Саурону, Эльронд обнаружил, что не хочет уходить – так. Уходить, бросая Средиземье на милость Темного Владыки, оставляя ему на поживу все народы – людей, гномов – которые не могут никуда бежать. Так думали и многие другие жители Ривенделла, и когда их настигла горестная весть о провале Фродо – большинство осталось в долине. Лишь немногие бежали в Гавани, да туда же отправили женщин с детьми.

Но воинов было мало, слишком мало. У них было много оружия – и слишком мало рук, чтобы его держать. Северные Следопыты, помня о древней дружбе, прислали отряд – но и их было немного, ведь большинство их воинов ушли на юг, к Арагорну. А когда и как вернется приемный сын, и вернется ли вообще – Эльронду тогда было неведомо.

Он вернулся – но слишком поздно. Кольцо осады было уже замкнуто. Пробить его снаружи с теми несколькими сотнями воинов, что были у Арагорна, оказалось невозможным. К осажденным пробрался лишь один гонец, который и сообщил о вернувшихся сыновьях Владыки Ривенделла.

Хорошо, хоть Арвен была в безопасности – в Серебристой Гавани Кирдана и готовилась отправиться за Море. Когда пришла весть о Едином Кольце, попавшем к Саурону, владыка Ривенделла с большим трудом уговорил дочь уехать.

Здесь для них с Арагорном не было надежды.

С неба, покрытого непроницаемым слоем черных туч, полился тихий дождь. Эльронд прислушался к его шуму. Еще год назад, таким вечером, он бы сидел в тиши своего кабинета, раскрыв книгу: «О травах Средиземья» и слушал бы тихий стук капель за окном. Или вышел бы наружу – впитывать сладкую воду весеннего дождя. Но сейчас он сидел на попоне в помещении для стражников южной башни – самые жестокие атаки орков происходили именно здесь. Сначала он пытался уснуть – даже эльфу сон необходим, если он не спит уже пять дней подряд – но мрачные мысли уснуть не давали. Все потеряно. Может быть, лучше было бы уйти в Гавани… А может – лучше так. В конце концов, к нему не приходил Владыка Ульмо, как к его прадеду, и не настаивал на непременном уходе. Значит, он был свободен действовать по своей воле. Пусть это назовут глупостью… но, быть может, Имладрис выиграл немного времени для других. И его воины уничтожили немало врагов.

Резкий звук рога перекрыл ровный шум дождя. Сразу же за ним раздался глухой удар. Орки вновь взялись за таран. Эльронд вскочил на ноги, взял лежащий рядом шлем, но не стал его пока надевать – до выхода на стену в этом не было нужды. Выходя из башни, он столкнулся с Глорфинделем. Вода стекала по нащечникам его шлема, казалось, что златовласый нолдо плачет. Но это был только дождь.

- Что? – спросил Эльронд коротко.

- Ворота подаются, - глухо ответил Глорфиндель. – Недолго осталось. Если мы и отобьем этот штурм – следующий будет последним.

Они вышли наружу вместе – Глорфиндель пришел за Эльрондом. Если они проигрывают – командир должен быть впереди. Если, конечно, у него нет иного замысла.

Таран глухо долбил в уже изрядно покореженные ворота. К сожалению, это была лишь сталь, не митриль… впрочем, и прочнейшее «истинное серебро» не устояло бы перед упорством многочисленных врагов. В воздухе изредка свистели стрелы – их у осажденных было мало и лучники стреляли только наверняка. Неподалеку от ворот стояли мечники – эльфы и дунэдайн, готовые задержать атакующих, если… когда ворота падут. Пока остальные будут отступать.

На таранщиков кидали сверху камни, но орки, наученные горьким опытом, прикрывались прочными щитами. А от крепких шкур троллей камни отскакивали, не причиняя им почти никакого вреда.

Эльронд поднялся на верхушку башни, отстранил одного из лучников и осторожно выглянул из бойницы. Ничего не изменилось со вчерашнего дня. То же море огней, шевеление черных фигур во тьме ночи, освещенной лишь пламенем костров и факелов орков. Скоро этот черный прилив затопит весь Ривенделл… Недолго осталось.

Глорфиндель взошел на башню следом за владыкой и молча смотрел на него, когда Эльронд отвернулся от мрачного зрелища внизу, устало прикрыл глаза рукой. Он должен был решиться. Он уже думал о таком выходе… опасном, очень опасном – но единственным, если он хочет не бежать и не просто умереть, а забрать с собой побольше врагов. Все. Он готов.

- Глорфиндель, - тихо сказал владыка Ривенделла. – Собирай всех и уходите.

- Куда? – нолдо был удивлен. – Мы уже говорили об этом… мы окружены.

- Уходите по тайному ходу к Бродам.

- К Бродам? – теперь в голосе Глорфинделя слышалось предельное изумление. – Ты не хуже меня знаешь, что Броды заняты врагом, а в других местах мы не сможем переправиться – Бруинен чересчур бурная река, особенно весной…

- Я не сошел с ума. Я знаю, что говорю, - Эльронд твердо посмотрел в глаза своему полководцу. – Орков не будет. Вы сможете переправиться. Я обещаю. Потом – уходите к моим сыновьям и Арагорну, на север. Или – в Гавани, если хотите…

- Почему ты говоришь «вы», Эльронд? А ты что же… останешься здесь? Зачем?

- Чтобы все остальные могли уйти. Иначе ничего не получится. Уходите. Имладрис обречен.

- Как был обречен с самого начала, - тихо сказал Глорфиндель. – Может, стоило уйти сразу же?

- Нет, - голос владыки Ривенделла был тверд. – Они пожалеют, что погубили нас. Саурон не так скоро сможет собрать подобное войско на севере…

Глорфиндель смотрел на владыку с немым вопросом во взгляде, но Эльронд не собирался ничего объяснять. Он снова сказал:

- Уходите. И чем быстрее – тем лучше. Это приказ. Все.

Глорфиндель сдался. Последний раз взглянув на своего владыку, родича и друга, он спустился вниз, громким голосом отдавая приказы и отвечая на вопросы. Последних, надо заметить, было немного. Воины Ривенделла умели повиноваться в бою без лишних рассуждений.

Эльронд тоже спустился – медленно. Для того, что он задумал, лучше находиться внизу. Он снова обдумал свой замысел и не нашел в нем изъянов. Кроме практической невозможности остаться в живых. Впрочем, при данном раскладе это полностью устраивало владыку Ривенделла.

Он оглядел опустевший двор перед башней. Вокруг громоздились груды камней, лежало ненужное или поломанное оружие и снаряжение, разный мусор, который не было времени и нужды убирать сейчас. Скоро ничего этого не будет. Ничего. Ни стен, ни башен, ни самого Последнего Домашнего Приюта. Что же, это лучше, чем орки, оскверняющие его дом.

Он вынул из сумки на поясе свое Кольцо. Он давно уже снял его, вскоре после ухода Хранителей… слишком уж страшны были бы последствия, если бы Саурон надел Единое в то же время, как Эльронд бы использовал Вилью. Но теперь настала пора вновь надеть могущественное украшение. Синий камень сейчас, без света, казался черным. Эльронд окутал свой разум броней аванирэ. Саурону понадобится какое-то время, чтобы пробить ее – даже с Единым. Владыка надеялся, что этого времени ему хватит.

Он решительно надел кольцо на средний палец левой руки. Теперь камень мягко засветился, питаясь силой владельца. И тут же Эльронд почувствовал удар, бивший в стену, которая защищала его разум. Он слился с ударом тарана по воротам, который оказался последним.

Громко завывая и выкрикивая боевые кличи, орки ворвались внутрь стен… но остановились в растерянности. Не свистнула ни одна стрела, не блеснул ни один поднятый меч. Да, и по правде сказать, не было здесь никого, кроме одиноко стоящей фигуры. Эльф стоял не шевелясь, не пытаясь бежать или защититься. Орки растерянно переглядывались и переговаривались, чуя подвох. Наконец, командиры опомнились и принялись отдавать приказы. Странного эльфа следовало взять живьем и разослать во все стороны разведчиков – пусть проверят, все ли здесь в порядке. Может, голуги просто бежали? Это было бы жаль – хотя главная цель слуг Мордора достигнута – крепость взята…

Эльф спокойно стоял, как будто не понимал, какая судьба его ждет, когда вокруг него образовалось кольцо. Кое-то из орков готовил арканы, другие – ловчие сети, странный враг еще пожалеет, что не погиб в бою…

Но, кажется, он точно сошел с ума – вместо страха или отчаяния на лице эльфа появилась улыбка…

И тут же орки услышали сильный грохот за разбитыми воротами. Не успели они даже оглянуться, как водяной вал разбушевавшейся весенней Бруинен обрушил стены и башни и поглотил все войско Мордора и одинокого эльфа…

***

Река медленно возвращалась в свои берега, возобновив свой древний бег, нарушенный властным приказом владыки эльфийской долины. Она несла с собой раздувшиеся трупы орков, троллей и волков, остатки осадных машин, обломки оружия – все, что осталось от немалого войска Владыки Мордора. Что-то прибьет к берегу, а что-то вынесет в Море…

Несла она и еще одно тело – вовсе не раздувшееся и не потерявшее той красы, которой оно обладало при жизни. Его река не била о камни, а тихо покачивала на волнах, будто мать – заснувшего ребенка. Левая рука эльфа была прижата к груди. На пальце слабо светился синий огонек.

Течение вынесло тело на мелководье. Волны мягко уложили его на прибрежный песок, несколько раз окатили водой, будто прощаясь, и вернулись обратно в реку. С последней волной синий огонек исчез с руки эльфа. Мать напоследок поцеловала спящее дитя и ушла по своим делам.

Некоторое время не было слышно ничего, кроме шума бегущей воды и свиста ветра, но затем на берегу послышались голоса.

- Слышь-ка, а я огонек видел! Вон там, у воды! – голос говорившего был тонким и высоким.

- Ну что там может быть, снага? Очередная дохлятина? Насмотрелись уже, по самое горло! Надо отсюда выбираться, а то – сходили за провиантом, да уж… - ответил другой голос, низкий и грубый.

- Провалиться мне на этом месте, и хорошо, что сходили! А то бы и сами здесь плыли рядком… И что там случилось, интересно? – третий при разговоре пришептывал, будто у него во рту не хватало зубов.

- Колдовство случилось. Колдуны они все, эти треклятые эльфы, - ответил второй.

- Колдуны-не колдуны – а все равно наша взяла, - сказал пришептывающий. – А если колдуны… может, не надо нам никаких огоньков, а? Старшой?

- Нет уж, надо, - ответил грубый голос. – А вдруг там самоцвет какой? Мне бы он очень пригодился…

- Это почему только тебе? – обиженно спросил первый, тонкий голос. – Это я первый увидел! Стало быть – мой самоцвет, мой! Ай!

Звук удара.

- Обойдешься, снагам самоцветов не полагается, - хрипло засмеялся старшой.

- Да подождите вы делить, еще ничего не нашли! – пришептывающий, видно, желал сохранить хотя бы видимость мира.

Трое орков выбрались на песчаный берег, опасливо оглядываясь и принюхиваясь.

- Ба! – сказал старшой, заметив лежащее тело. – И точно – дохлятина! Только не наша. Стало быть, их тоже захватило…

Снага, мелкий орк с тонкими руками и ногами стал осторожно подбираться к эльфу. Старшой сначала стоял на месте, но потом спохватился.

- Эй, снага, стой! Вместе пойдем. А то прихватишь самоцвет, а скажешь – ничего не было.

Снага остановился и на недовольной его морде было написано, что именно так он и собирался поступить. Старшой быстро подошел к нему и дальше двое орков зашагали вместе. Третий - сгорбленный и сморщенный орк, очевидно, уже немолодой - остался стоять наверху, озираясь.

Снага и старшой подобрались к телу и принялись бесцеремонно его обыскивать. Но усилия их не увенчались успехом – ни одного самоцвета или украшения найти не удавалось. Плохое настроение от неудачи старшой выместил на мелком орке парой оплеух и над рекой раздался обиженный визг.

Как будто в ответ на это из уст мертвеца раздался едва слышный стон. Орки замерли.

- Да это вовсе не дохлятина! – воскликнул старший, нащупывая рукоять кинжала. – Или… может, с собой возьмем?

- И как ты его потащишь на себе в Лугбурц? – ядовито заметил снага, потирая место оплеухи. – Пупок развяжется!

- Зачем в Лугбурц? Тут, говорили, в Морию крылатый назгул наведывался… Вроде, еще там должен быть… Отдадим ему, а он наши номера сообщит в Лугбурц. Награду дадут! – старшой в предвкушении прищелкнул языком. – Эй, снага, веревка у тебя есть?
Subscribe

  • (no subject)

    Люди не перестают меня удивлять своими странностями. Вот та самая пресловутая Женевская конвенция, которую так любят поминать в спорах о ВМВ и…

  • (no subject)

    В прошлые выходные я сходила в кино на распиливание пилой и взрыв головы. Теперь у меня в планах на выходные: а)война и нацистский концлагерь; б)…

  • (no subject)

    Посмотрела один фильм на тему ВМВ и, честно говорю, получила большое потрясение, много мыслей на подумать и все такое. Что интересно – фильм…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments