Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:

Нирнаэт Арноэдиад - все источники (продолжение в следующем посте)

Перевод всех отрывков - мой

Нирнаэт Арноэдиад (Битва Бессчетных Слез) согласно «Книге Утраченных Сказаний» (самый непривычный вариант. Напоминаю, что Финвэ согласно этим текстам вполне жив, а Фэанор – не его сын, в то время как единственный сын Финвэ – Тургон. Также Тургон находится рядом с отцом, а Гондолин еще не построен.

«Народ Тарега Илькорина (илькорины – эльфы Средиземья) встретился с номами (нолдор) на Пиру Воссоединения; и люди Эрмона там впервые увидели номов. Тогда воинство Нолэмэ (Финвэ), увеличившееся благодаря Тарегу и сынам Эрмона, приготовилось к битве; и были посланы вестники – на север, юг, восток и запад. Лишь один Тинвэлинт (Тингол) отказался от призыва и сказал он: «Не ходите в холмы»*. Урин (Хурин) и Эгнор (отец Берена) пришли с неисчислимыми отрядами. Все войско Мелько отступило и Нолэмэ поверил, что он испугался. Воинства эльфинэссэ вошли в Искореженные Земли и стали лагерем в Долине Источников (Горфалонг) или, как позже назвали ее, Долине Плачущих Вод.

Некоторые люди, соблазненные Мелько, ходили по лагерю под видом менестрелей и выдали его местонахождение. Мелько напал на эльфов ранним утром под серым дождем, и тогда случилась ужасная Битва Бессчетных Слез, о которой нельзя рассказать до конца, ибо ни один ном никогда не будет рассказывать о ней (в более раннем черновике Мелько сам отправился в лагерь врагов, а в другом месте Толкин написал: «Там был Мелько?»).

Во время битвы Нолэмэ был отрезан от своих и убит, и орки вырвали у него сердце, но Тургон отбил его тело и сердце, и оно стало его эмблемой. Почти половина сражающихся эльфов и людей погибла.

Люди бежали, и лишь сыны Урина стойко сражались, пока не были перебиты; но Урина схватили живым. Тургон был ужасен в своей ярости, и огромный его отряд прорубил себе путь из битвы с помощью отчаянной отваги.

Мелько послал за ними отряд балрогов, и Маблон Илькорин умер, дабы спасти тех, кого преследовали.

Тургон бежал на юг вдоль Сириона, собирая женщин и детей из лагерей, и с помощью чар потока проскользнул в скрытое убежище и так ушел от взора Мелько.

Сыны Фэанора прибыли слишком поздно и нашли лишь поле, усеянное телами: они убили оставшихся мародеров и похоронили Нолэмэ, возведя над его телом и телами других номов высочайший в мире курган. Его называли Курганом Мертвых».

*Здесь причина его отказа – неверие в победу над Мелько (Морготом).

«Наброски Мифологии»

Майдрос создает союз против Моргота, понимая, что он уничтожит их всех, одного за другим, если они не объединятся. Разрозненные илькорины и люди собираются вместе. Куруфин и Келегорм посылают войско (но не все, что могут собрать, и так нарушают слово) из Нарготронда. Номы Нарготронда не желают, чтобы их вел Финвэг (Фингон) и уходят на поиски войск Майдроса и Маглора. Люди идут с юга, востока, запада и севера. Тингол никого не присылает из Дориата. Одни говорят – из-за эгоистичной политики, другие – из-за мудрости Мэлиан и судьбы, согласно которой Дориат должен стать единственным убежищем эльдар от Моргота впоследствии. Частично и из-за Сильмариля, которым Тингол завладел, и который Майдрос потребовал в высокомерном послании. Номам Дориата, тем не менее, разрешено присоединиться к союзу.

Финвэг выходит на Равнину Жажды (Дор-на-Фауглит) перед Железными Горами и побеждает армию орков, которая отступает. Когда он преследовал их, на него из глубин Ангбанда были спущены неисчислимые орды, и так разразилась битва на поле Бессчетных Слез, о которой не поется ни в одной песне эльфов, кроме плачей. Армии смертных, чьи командиры были соблазнены или подкуплены Морготом, дезертировали или бежали: все, кроме народа Хурина. С того дня эльфы и люди отстранились друг от друга, не считая потомков Хурина. Финвэг погибает, его сине-серебряное знамя уничтожено. Номы пытаются отступить к горам и Таур-на-Фуину (Лесу Ночи). Хурин удерживает арьергард и все его воины погибают, так что некому даже принести вести в Хитлум. По приказу Моргота Хурин, чей топор сразил тысячу орков, взят живым. Лишь благодаря Хурину Тургон (брат Финвэга), сын Финголфина, смог прорубить себе путь назад, в горы с частью своих эльфов. Остатки номов и илькоринов были бы убиты или взяты в плен, если бы не прибытие Майдроса, Куруфина и Келегорма – слишком поздно для основной битвы.

Они (сыновья Фэанора) разбиты и отогнаны на юго-восток, где и жили долгое время и не вернулись в Нарготронд. Там Ородрет правил оставшимися. Моргот торжествует повсюду. Его армии рыскают по всему северу и нападают на границы Дориата и Нарготронда. Убитых врагов собрали в великий курган на Дор-на-Фауглин, но там выросла трава и зеленеет в единственном месте по всей пустыне, и ни один орк не решается ступать по холму, под которым ржавеют мечи номов.

«Квэнта»

Ныне следует рассказать о том, что Майдрос, сын Фэанора, после деяний Хуана и Лутиэн и разрушения башен Тху понял, что Моргот не является неуязвимым, но уничтожит их одного за другим, если не создадут они против него союз и совет. Так был создан Союз Майдроса и замысел этот был мудр. Разрозненные илькорины и люди собирались вместе, в то время как воины Майдроса все яростнее атаковали врага из Химлинга и отбросили орков, и схватили соглядатаев. Кузницы Ногрода и Белегоста были очень заняты в те дни, создавая кольчуги, мечи и копья для многих армий, и много сокровищ и самоцветов эльфов и людей перешли во владения кузнецов в то время, хотя сами они не пошли на войну. «Ибо не знаем мы, кто прав в этой схватке», - говорили они, - «и не друзья мы любой стороне – пока она не победит». Немалой и прекрасной была армия Майдроса, но клятва и проклятие вредили его замыслам.

Все войска Хитлума, номы и люди, были готовы ответить на его призыв, и Финвэг, Тургон, Хуор и Хурин были их предводителями. Ородрет не вышел из Нарога по слову Майдроса из-за смерти Фелагунда и деяний Куруфина и Келегорма. Но позволил он малому отряду храбрейших, что не желали оставаться праздными, когда начиналась великая битва, уйти на север. Командиром отряда был юный Флиндинг, сын Фуилина, самый отважный из разведчиков Нарготронда; но взяли они себе эмблемы дома Финвэга и шли под его знаменами, и не вернулись, кроме одного.

Из Дориата не пришел никто. Ибо Майдрос и его братья перед тем послали весть в Дориат и напомнили Тинголу о своей клятве в очень высокомерных словах, и призвали его отдать Сильмариль. Мэлиан посоветовала ему согласиться, и, может быть, он бы так и сделал, но слова их были горды сверх меры, и подумал он о том, что обрел самоцвет ценою горя своего народа и несмотря на коварные деяния сыновей Фэанора; здесь была и алчность, что, надо полагать, свила гнездо в сердце Тингола, как будет видно впоследствии. Потому он отослал вестников Маэдроса с презрением. Майдрос ничего не сказал, ибо в то время замыслил создать союз всех эльфов. Но Келегорм и Куруфин громко клялись убить Тингола или любого из его народа, где бы его не увидели, ночью или днем, на войне или в мирное время.

По этой причине Тингол не вышел на битву, и никто из Дориата, кроме Маблунга и Белега, которые не подчинялись никому. И вот пришел день, когда Майдрос послал свой призыв, и под его знамена стеклись Темные Эльфы (кроме тех, кто жил в Дориате), и люди с востока и юга. А Финвэг с Тургоном и народ Хитлума собрались на западе на границах Равнины Жажды, ожидая появления знамен с востока. Может быть, Майдрос слишком долго собирал свои силы; и можно сказать определенно, что тайные подсылы Моргота ходили меж лагерями, номы-рабы или существа в облике эльфов, и распространяли они предсказания и мысли о разрушении союза. Больше всего их было среди людей и плоды их шепотов будут видны позднее.

Долго ожидали армии запада, и пал на них страх предательства, и мысль, что Майдрос не придет, и горячие сердцем Финвэг и Тургон потеряли терпение. Послали они вестников на равнину, и заиграли серебряные трубы, и вызвали они войска Моргота выйти. Тогда выслал Моргот войско, большое, но не слишком. И Финвэг хотел было атаковать его из лесов у подножия Гор Тени, где были сокрыты его войска. Но Хурин говорил против этого.

Тогда Моргот вывел вперед одного из вестников Финвэга, коего несправедливо захватил в плен и убил его на равнине, так чтобы часовые издали могли это видеть – так далеко и ясно видели глаза номов в чистом воздухе. Тогда гнев Финвэга порвал все узы и войско его поскакало вперед в яростной атаке. Все пошло по замыслу Моргота, но говорят, что не знал он истинной численности этого войска и степени его отваги, и его замысел почти пошел прахом. До того, как к его армии подошла помощь, она была разбита, и в тот день убили больше слуг Моргота, чем когда-либо, и знамена Финвэга взвились под стенами Ангбанда.

Как говорят, Флиндинг и эльфы Нарготронда прорвались даже в ворота, и страх охватил Моргота на троне. Но они были убиты или взяты в плен, ибо помощь не пришла. Из других тайных ворот Моргот выслал главное войско, что придерживал в ожидании, и Финвэг с людьми Хитлума был отброшен от стен.

Тогда на равнине началась Битва Бессчетных Слез, о которой полностью не рассказывает ни одна песня или предание, ибо голос рассказчика прерывается рыданиями. Войско эльфов было окружено. Все же в тот час наконец прибыли знамена Майдроса и его союзников с востока. Даже тогда эльфы могли бы выиграть битву, ибо орки заколебались. Но когда авангард Майдроса напал на орков, Моргот выпустил последние свои силы и Ангбанд опустел. Вышли волки и змеи, и балроги, подобные огню, и первыми шли драконы, старейшие из Алчных Червей. Гломундом звали одного из драконов и далеко впереди него бежал страх, хотя он еще не дорос до полного своего размера и злобы, и редко его видели. Так Моргот старался помешать соединению воинств эльфов, но как говорят эльфы, не достиг бы цели своего замысла, если бы командиры людей в воинстве Майдроса не повернулись и не побежали, и число бежавших было очень велико. Предательство или трусость, или и то, и другое были причиной этому горестному урону. Но хуже всего было то, что смуглолицые люди, которых вел Ульдор Проклятый, перешли на сторону врага и ударили Майдросу во фланг. С того дня эльфы отстранились от людей, если те были не из народа Хадора.

Там пал Финвэг в пламени мечей, и пламя вырвалось из его разрубленного шлема; но он был вбит в землю и его белое знамя было растоптано. Тогда армия запада, отрезанная от Майдроса, отступала так быстро, как смогла прорубить себе дорогу, шаг за шагом, к Горам Тени или к мрачной опушке Таур-на-Фуина. Но Хурин не отступил, удерживая арьергард, и все люди Хитлума, и его брат Хуор были убиты и тела их свалены грудой, так что никто из них не вернулся с вестями домой. Доблестную оборону Хурина все еще помнят среди эльфов, ибо благодаря ей Тургон смог прорубить себе дорогу с поля битвы и спасти часть своего войска, и вывести своих эльфов из гор, и отступить на юг к Сириону. Прославлен в песнях топор Хурина, которым он убил сотню орков, но волшебный шлем Гумлина, его предка, завещанный Хурину, он в тот день не надел. На шлеме том в насмешку было помещено изображение головы Гломунда, и часто его видели при победе, так что люди Хтлума говорила: «У нас есть дракон куда достойнее, чем у них». Шлем был сработан Тэльхаром, великим кузнецом Белегоста, но не помог он Хурину на поле, ибо по приказу Моргота его взяли живым, бессчетные отвратительные лапы орков вцепились в него и он был погребен под ними.

Майдрос и сыны Фэанора убили множество орков, балрогов и предателей-людей в тот день, но дракона они убить не смогли и его огненное дыхание принесло гибель многим. И в конце концов их оттеснили очень далеко, и перевал Аглон был занят орками, а гора Химлинг – народом Моргота. Но семеро сыновей Фэанора не погибли, хотя каждый был ранен.

Велико было торжество Моргота. Тела его врагов были помещены в великий курган на Дор-на-Фауглит, но там выросла трава и росла зеленой в единственном этом месте по всей пустыне, и ни один орк после не ходил по той земле, под которой мечи номов обращались во прах. Не было больше королевства Финвэга, и сыны Фэанора бродили на востоке, беженцами в Синих Горах. Армии Ангбанда наводнили север. В Хитлум Моргот послал тех людей, что служили ему или боялись его. Юг и восток разоряли и грабили орки; они кишели почти во всем Броселианде (Белерианде). Еще держался Дориат, где жил Тингол, и Нарготронд. Но он мало обращал на них внимания, быть может потому, что мало о них знал. Но одно обстоятельство чрезвычайно портило его торжество, и с превеликим гневом он думал об этом. То было бегство Тургона, и никак не мог он узнать, куда ушел этот король.


«Ранние Анналы Белерианда»

165-170 Союз Майдроса. Майдрос, воодушевленный деяниями Берена и Лутиэн, замышляет сбор сил для того, чтобы отбросить Моргота. Но из-за деяний Келегорма и Куруфина он не получает помощи от Тингола и лишь малый отряд приходит из Нарготронда, где номы пытаются защититься с помощью тайны. Он собирает и вооружает номов из Дома Фэанора, и множество Темных Эльфов и людей в Восточном Белерианде. Он получает помощь оружием от гномов и призывает еще больше людей из-за гор на востоке.

К Тургону, скрытому королю, приходят вести и он тайно готовится к войне, поскольку его народ, который не участвовал во второй битве (Дагор Браголлах), невозможно удержать.



172 Год Печали. Майдрос замышляет напасть на Ангбанд с запада и востока. Фингон должен выйти, как только главное войско Майдроса подаст сигнал с востока Дор-на-Фауглит. Хуор, сын Хадора (ошибка), женится на Риан, дочери Белегунда, накануне битвы и уходит с братом своим Хурином в армию Фингона.

Битва Бессчетных Слез, третья битва номов и Моргота, разразилась на равнинах Дор-на-Фауглит, до входа в то ущелье, по которому юный поток Сирион течет в Белерианд между Эридломин и Таур-на-Фуин. Место это было долго отмечено великим курганом, в котором были похоронены убитые эльфы и люди. Лишь там росла трава на Дор-на-Фауглит. Эльфы и люди были окончательно побеждены и их крушение завершилось.

Майдроса по дороге задержали козни Ульдора Проклятого, который был подкуплен шпиономи Моргота. Фингон атаковал, не дожидаясь Майдроса, и ответил на ложную атаку Моргота так, что подошел к самому Ангбанду. Отряды из Нарготронда прорвались в ворота, но все они вместе с командиром – Флиндингом, сыном Гуилина – были взяты в плен; и Моргот ныне выпустил бессчетное войско и оттеснил номов назад с огромными потерями. Хундор, сын Халета, и лесовики были убиты при отступлении через пески. Орки перекрыли путь к перевалам в Хитлум и остальные отступили к Толсириону.

Тургон и армия Гондолина трубит в трубы и выходит из Таур-на-Фуин. Удача колеблется и номы вновь отвоевывают часть поля битвы. Радостна встреча Хурина и Тургона.

Слышны и трубы Майдроса на востоке и номы вновь воодушевляются. Эльфы говорят, что победа еще могла быть за ними, если бы не Улдор. Но Моргот выслал вперед всех воинов Ангбанда и Ад опустел. Вышла свежая сотня тысяч орков и тысяча балрогов, и впереди шел Гломунд Дракон, и уничтожал он эльфов и людей. Так войска Фингона и Майдроса не смогли соединиться. А Улдор перешел на сторону Моргота и напал на правый фланг сыновей Фэанора.

Крантир убил Улдора, а Улфаст и Улвар убили Бора и его трех сыновей и еще множество людей, оставшихся верными, и войско Майдроса рассеялось, точно под порывами ветра, и бежало далеко в убежище в Восточном Белерианде и в горах там.

Фингон пал на западе, и говорят, что из его шлема вырвалось пламя, когда он был зарублен балрогами. Хурин и люди Хитлума из дома Хадора и Хуор, его брат, стояли твердо и орки не могли пройти в Белерианд. Оборона Хурина – самое прославленное cреди эльфов деяние человека. Он держал арьергард, когда Тургон с частью собственного войска и с теми, кто остался от войска Фингона, уходил в долины и горы. Они исчезли и никто из эльфов или соглядатаев Моргота не видел их до дней Туора. Из-за этого победа Моргота была неполной и он был очень разгневан.

Хурин сражался после того, как Хуор был пронзен отравленной стрелой, сражался, пока не остался один. Он отбросил щит и бился топором, и убил сотню орков.

Хурин был взят живым по приказу Моргота и утащен в Ангбанд, где Моргот проклял его и его род, а за то, что не захотел он выдать убежище Тургона, был прикован Хурин на Тангородриме и наложено было на него заклятие, что он видел все злое, что случилось с его женой и детьми. Его сыну Турину было три года, а жена Морвен вновь носила ребенка.

Орки сложили убитых в кучу и отправились разорять Белерианд. Риан искала Хуора, потому что в Хитлум вести о битве не пришли, и родила в глуши Туора, сына Хуора. Его взяли на воспитание Темные Эльфы, но Риан отправилась к Кургану Убитых, легла на него и умерла.
Tags: размышления
Subscribe

  • ЗиОЭ и авари

    Вот тут некоторые интересуются - как авари справлялись с проблемой "вторых браков". Договорились до того, что у каждого аваро - по гарему (интересно,…

  • О троллях Арды

    Итак, тролли. Всем известно, что эти существа, несомненно злые и весьма сильные, присутствуют в легендариуме Толкина. Интересно отметить, что в…

  • Имена вождей халадинов

    Имена у владык халадинов, как мне кажется, "составные" - начало у них на одном языке (языке Народа Халет), а конец - на другом (синдарине).…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments

  • ЗиОЭ и авари

    Вот тут некоторые интересуются - как авари справлялись с проблемой "вторых браков". Договорились до того, что у каждого аваро - по гарему (интересно,…

  • О троллях Арды

    Итак, тролли. Всем известно, что эти существа, несомненно злые и весьма сильные, присутствуют в легендариуме Толкина. Интересно отметить, что в…

  • Имена вождей халадинов

    Имена у владык халадинов, как мне кажется, "составные" - начало у них на одном языке (языке Народа Халет), а конец - на другом (синдарине).…