Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:
Союз

О заключении союза Ангмар/Рудаур. Можно джен, можно гет, не нужно юмор

«… И был обнаружен заговор, но ничего не успел князь Маландиль сделать против него, ибо в ту же ночь предатели ворвались в спальню князя и напали на него. И бился против них Маландиль, и убил несколько воинов, но их было слишком много. И не было никого рядом с князем, ибо главой заговорщиков был командир его стражей из Людей Холмов по имени Вулфила. И убил Вулфила своего повелителя, и после выставил мертвого перед дворцом, дабы никто не усомнился в гибели князя. И никто не усомнился, и мало кто опечалился, ибо почти не осталось в княжестве истинных Людей Запада, а Люди Холмов приветствовали Вулфилу, нового повелителя. И пожелал Вулфила взять в жены единственную дочь прежнего князя, дабы браком подтвердить свои права на трон. Но юная Келебвен не пожелала принять убийцу отца мужем, и в ночь перед свадьбой приняла яд, и скончалась…»

Юноша поднял взгляд от старой хроники, осторожно оглянулся по сторонам. Отец не одобрял корпения над книгами, предпочитая им воинские потехи и охоту. Сейчас, правда, и то и другое Оттору, владыке Рудаура и внуку Вулфилы, было малодоступно, потому что несколько лет назад он неудачно упал с лошади и повредил ногу. Нога стала сохнуть и ни ходить, ни ездить верхом Оттор не мог. Теперь князь впадал то в тоску, то в ярость. Тоску он топил в вине, а ярость изливал на окружающих, в том числе на жену и сына. Правда, в последнее время жену он почти не трогал, потому что юный Асвел, крепкий и широкоплечий, как и отец в юности, постоянно вставал на ее защиту. И Оттор предпочел перенести свое дурное настроение на других, у кого защиты не было. Слуг и служанок Асвелу тоже было жаль, но всех он защитить не мог. Но решил, что когда станет князем – у него все будет устроено по-другому…

Не успел Асвел, оторвавшись от старого манускрипта, предаться мыслям о своем будущем правлении, как дверь слегка слегка стукнула. Шагов он не слышал, значит это…

- Мама! – юноша вскочил, кинулся было к вошедшей женщине, но, вспомнив, что он уже не ребенок, а почти взрослый, остановился и поклонился, потом поцеловал матери руку. Женщина в ответ ласково погладила его по темным волосам и посмотрела на книгу:

- История последнего владыки, - сказала она тихо.

- Да, - сказал Асвел, чтобы хоть что-нибудь сказать. Плохо, что мама заметила этот манускрипт. Конечно, не потому что она скажет отцу – о, этого следовало бы ожидать в последнюю очередь! А потому что… ее история слишком похожа на эту. Да, мама происходила из рода дунэдайн, «истинных Людей Запада», как назвал их старый хронист. Одного из немногих, оставшихся в Рудауре. Кого-то убили, кто-то бежал, другие рода просто вымерли… Дунэдайн очень мало осталось здесь. И на свое несчастье мама попалась на глаза князю Рудаура.

Чем Оттор пригрозил ей – Асвел не знал, но для матери этот брак стал несчастьем. Она не любила своего мужа и боялась его. Это не прошло и с рождением ребенка – единственного. Другой князь, недолго думая, отослал бы «бесплодную» жену (один ребенок – не ребенок, так считали у Народа Холмов) и женился на другой – но Оттор в пьяном откровении как-то признался сыну, что ни одна женщина, кроме матери Асвела, никогда не привлекала его. Он любил жену… если это вообще можно было назвать любовью.

- Мама, - беспомощно сказал Асвел.

- Ничего, ничего, сынок, - она вновь погладила его по волосам. – Ничего. - Спокойной тебе ночи, - Хириль поцеловала сына в лоб и через несколько мгновений ее синее платье скрылось за дверью комнаты. Асвел вздохнул и отправился спать.

***

На следующий день владыка Оттор призвал сына к себе. Асвел не обрадовался – скорее всего, это будет суровый выговор или разговор о его предстоящей женитьбе. Отец оставлял выбор невесты за ним. Пока оставлял. Но скоро он потеряет терпение и просто прикажет ему взять себе жену. Может, дочь старого Ульфсака – советник давно уже мечтает об этом союзе, а отец его во всем слушается – точнее, слушается в том, что не мешает развлечениям владыки. Асвел давно уже догадался, кто на самом деле правит Рудауром. Уж не бывший вояка и охотник, спивающийся в своих покоях…

Но Асвел ошибся. Речь зашла о другом – и повеление отца было неожиданным… и пугающим.

- Тебе давно пора учиться быть правителем, - отец был трезв, а потому – мрачен. Лицо его было спокойным, но в глубине глаз притаилась боль – и Асвелу было жаль его. Жаль, несмотря на то, что гораздо больше боли князь причинял другим.

- Ульфсак, объясни ему, - князь поморщился. – Ты же знаешь, я не люблю речей…

- Конечно, господин мой, - прошелестел старик, выступая из-за трона.

- Мастер Асвел, - Ульфсак продолжал стоять, тогда как наследник по знаку владыки сел в кресло неподалеку от тронного места, - королевство Ангмар требует от вас, как наследника, подтверждения вассальной клятвы. Для этого вам следует явиться в Карн-Дум.

- К… Королю-Ведьмаку? – вопреки желанию, голос Асвела дрогнул. Он не боялся выходить один против медведя, не боялся раненого кабана, но это мрачное царство нежити на севере… О нем рассказывали шепотом страшные сказки. О да, там жили люди – потомки нуменорцев… только не те, из которых происходила мама… другие, что дали клятву служить Темному Владыке Мордора. Они слыли свирепыми и жестокими людьми, да еще и злыми колдунами. Но и это еще не все – правил ими, как говорили, живой мертвец, назгул, Владыка-Кольцепризрак. Его никто не называл по имени – никто и не знал его, говорили лишь «Король-Ведьмак, владыка Ангмара». И в этих словах всегда слышался страх.

- Не смей трусить, Асвел! – прорычал отец. – Мой сын не должен быть трусом!

- Хорошо, - Асвел постарался овладеть собой. В конце концов, владыки Рудаура уже не первый раз отправлялись в Ангмар – и не бывало такого, чтобы кто-то из них не вернулся! Не умрет же он сам просто от страха?

- Что я должен делать в Ангмаре? – теперь голос юноши был спокойным.

- Ничего особенного, мастер Асвел, - голос Ульфсака был, как обычно, тихим и монотонным. – Всего лишь приехать в Карн-Дум и засвидетельствовать свою верность королю Ангмара.

Отец сказал тоном, не терпящим возражений:

- Поедешь завтра. Ступай.

Асвелу ничего не оставалось как поклониться отцу и выйти из главного чертога.

***

- Береги себя, сынок, - мать была внешне спокойной, но в глубине ее глаз Асвел видел тревогу.

- Что со мной может случиться? – он пожал плечами с беззаботностью, которой не чувствовал.

- Я не боюсь за твое тело, мальчик мой. Я боюсь … за душу. Береги ее. Сила – не за сильным. Сила – за правым.

***

Впереди чернели горы. Кажется, Асвел все же чересчур запугал сам себя перед поездкой – ему все чудилось, что горы хотят не то проглотить его вместе со спутниками, не то свалиться на голову. Глупо – как стояли эти горы от века, так и будут стоять. А что за ними…

А что за ними – почти никто не знал. Холмовики были нелюбопытны, а то, что и знали – забыли и исказили за долгие годы. Тут бы и пригодились хроники… да их почти не было. Потеряли, уничтожили за ненадобностью.

Асвел пообещал себе, что обязательно напишет про все, что увидит – для детей и внуков. Мысль о детях потянула за собой мысль о предстоящей женитьбе – но о низкорослой, скуластой и прыщавой дочери Ульфсака думать совсем не хотелось. Вот если бы она была высокой, белокожей, с ясными серыми глазами, как мама…

Юноша погрузился в мечты…

***

Ущелье в черной стене – будто зубастый рот. На другом конце ущелья колышется серое марево – туман? Интересно, что в нем?

Из тумана выступают всадники на черных конях. Одежды на них серые, без единого украшения, даже металл кольчуг не блестит. Один из всадников поднимает руку. Слышится голос – тихий и глухой:

- Наследник владыки Рудаура? Следуйте за нами.

Туман поглощает всех – хозяев и гостей.

***

Асвел теперь уверился, что ангмарцы – чародеи. Потому что то, что он увидел вокруг, вряд ли обошлось без чар. Хотя странные это были чары… Ну кому может быть нужно, чтобы все краски вокруг были блеклыми и тусклыми? Как будто сумерки. Но не теплые дружелюбные сумерки поздней весны и лета, наполненные стрекотом насекомых и пением соловья. И даже не холодные и колючие, но нарядные из-за белого снега сумерки зимы. А… нет, даже дождливые сумерки поздней осени – и то веселее! Там хотя бы вода – живая… Здесь же – все мертво. Серые дома, прилепившиеся к горному склону – темные окна похожи на провалы глазниц черепа. Деревьев – нет. Нет даже травы. Нет птиц, нет насекомых – хоты бы мух. И люди… Вроде бы обычные, и в то же время… Асвел понял, что его смутило – им встречались только воины. Отряды, марширующие под мерный стук барабана. Ни обычных прохожих, ни женщин, ни детей… Юноша поймал себя на мысли, что не хотел бы, чтобы здесь жили дети. Уж очень все тут мрачно и безрадостно. И еще странно – вроде бы ни мусора на улицах, ни особой грязи – а такое впечатление, что все окружающее съедено гнилью и ржавчиной. Тронь – и рассыплется. Асвел специально коснулся серой стены одного из домов, почти ожидая, что пальцы встретят мягкую гниль и труху. Но нет – твердый камень. Что же – хорошо, что ему не жить здесь. Выполнит повеление отца – и уедет обратно.

***

… и уедешь обратно.

Что тебе нужно – сила, власть, женщины? Мой владыка, Тар-Майрон Великий даст тебе все. Как давал твоим предкам. Твой прадед Вульфила получил все, что захотел. С моей помощью. Ему было нетрудно помочь. Дарить власть – очень просто. Немного обмана здесь, немного подкупа там, и конечно же, насилие. Власть – это насилие, разве ты не знал этого, юный принц?

Сила – это тоже просто. Мой владыка обладает силой неисчерпаемой – и силой магической, и силой военной. Когда будет надо – он поможет тебе и против Кардолана, и против Артедайна. Тот, кто вступил в союз с Ангмаром – всегда будет победителем.

С любовью сложнее, но ты ведь еще не любишь никого, юный принц? Просто – прекрасная и покорная, пылкая и податливая? Это тоже будет нетрудно. Скоро все красавицы Рудаура будут твоими.

Я дарю тебе силу.

Я дарю тебе власть.

Я дарю тебе все, что пожелаешь.

Лишь будь верен мне и моему владыке.

***

Обратно Асвел ехал быстро, подгоняя коня и спутников. Слишком много у него дел дома. Что происходило в Ангмаре, он почти не помнил – в памяти осталась только серый туман и серые стены. Но он был уверен, что все прошло хорошо.

Отец, пожалуй, чересчур зажился на свете. Незачем калеке занимать трон – теперь будет править он, Асвел, молодой и сильный владыка. Только как бы это сделать незаметно? Пожалуй, стоит посоветоваться с Ульфсаком – старый хитрый лис наверняка обделает дело – лучше не надо. А ему за это пообещать… нет, уж, обойдемся без его дочки – выдадим ее за какого-нибудь начальника стражи или советника – и хватит с нее. Ульфсаку пообещать, что он и дальше будет главным советником владыки. Да. А потом жениться… надо бы, пожалуй, приказать собрать самых красивых девушек со всей стран и устроить смотрины. А дальше… там видно будет. Во всяком случае, с севера его королевство прикрывает могучий союзник.

***

Еще одна марионетка из череды правителей Рудаура. Лорд назгул взглянул на тусклое серебристое кольцо с черным камнем. Могуч подарок Темного Владыки, крепки его чары, сильна власть…

Власть, что вскоре раскинет крыла над всем Средиземьем.
Tags: фанфики
Subscribe

  • Последние времена

    Последние времена настают.  Вот, правда, последние. Ишь, чего удумали - охотиться они больше не хотят! Копье метать не умеют! Из лука стреляют…

  • Всемирная пандемия глупости

    На работе - сотрудница уверяет, что "коронавирус придумали, чтобы сократить население Земли". Мама уверяет, что подростков будут прививать и у них…

  • (no subject)

    Температура еще есть (38), но чувствую себя намного лучше, слабость почти ушла. Ночь прошла нормально.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments