Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Т8-28. История юных хоббитов, в свое время увязавшихся за Гэндальфом и сгинувших. ( О чем упоминал Бильбо в "Хоббите".)

Толман Хоббинс навалился на лопату. Еще пара грядок - и можно, пожалуй, передохнуть. Уф, а солнышко-то, хоть и майское, а печет, словно в июле! Жарко... А работы-то еще, работы... Огородик у дядюшки с тетушкой немаленький, а работников - один Толман. И правда, зачем денежки тратить, нанимать кого-то? Племянник все сделает, выдохнется, надорвется, а сделает - а ему ведь можно не платить, жиденький супчик, да рваный дядюшкин кафтан - дешево обойдутся... И некуда идти - родителей у Толмана давно нет, с детства живет у родичей на попечении...

Нет, хватит о плохом думать! Лучше о чем-то хорошем, вот, например, как когда-то, когда Толман был едва десяти лет от роду, в Шире гостил Гэндальф и рассказывал про Море и белые эльфийские корабли...

- А похожи они - на белокрылых лебедей, нос у них сделан в виде золотого клюва, а по бокам - глаза из гагата. И как взмахнут они своими крыльями-парусами, и помчатся по волнам, а потом - оторвутся от воды и уйдут прямо в небо...

- А куда они уходят, дедушка Гэндальф? - спросил маленький Толман.

- Далеко-далеко отсюда, на чудесный остров, где живут мастера, поэты и мудрецы...

- А что такое "поэты", дедушка Гэндальф?

- Поэты сочиняют стихи и песни. Вот, например, такие:

А Элберет Гильтониэль

Силиврен пенна мириэль...


И хотя голос мага был надтреснутым и тихим, Толман все равно ощутил всю красоту песни. Эльфы! Песни эльфов, корабли эльфов, целый остров, населенный одними эльфами! Вот бы посмотреть, хоть одним глазком! А тут только и увидишь, что картошку...

Дома тетка опять накричала, что он напачкал в прихожей (а как не натащить грязи с огорода - он же не на травке прохлаждался!), а дядюшка прочитал нотацию о том, что он не бережет обуви (опять же, а как ее беречь, на огороде копаясь!) Толман только плюнул (ну, то есть не на самом деле - все ж нельзя дома плеваться, не из-за тетки, а просто нельзя), про себя плюнул, да пошел в свою каморку. Сил сегодня нет даже на свидание к Миллисенте идти. Да радости с этих свиданий - Миллисента приходит и плачется, что ее всей семьей уговаривают за Фредегара Тука идти, которому она приглянулась. Конечно, насильно замуж не выдадут, но настроение испортят. А Толману куда жену привести - к тетушке с дядюшкой? Нет уж, страшно даже подумать... Опять все плохо. Эх, лучше он спать завалится, да, может, приснится что-нибудь хорошее...

Сон приснился, и правда, чудной. Будто пошел Толман на речку, а там - лебединая стая! Да лебеди не простые, большие-пребольшие, как в сказках! И разговаривать умеют. И будто спросил у них Толман про чудесный остров с эльфами, а лебеди ему и говорят: "Знаем, а как же не знать! Мы там каждую зиму зимуем!" И тогда Толман на коленки бухнулся и попросил: "Возьмите меня с собой! Какую хотите службу сослужу, только возьмите!" Лебединый вожак ему и говорит будто с усмешкой (вот не спрашивайте, как лебеди смеются, а Толман понял, что с усмешкой): "Да какой с тебя нам прок! Водоросли нам собирать будешь или жуков? И так возьмем!" И будто сел Толман на лебедя, и полетели они через Море... А там вдалеке - будто и правда, остров зеленый...

Вот как Толман остров увидел - так и проснулся. И снова - жиденький супчик, лопата, да картошка...

Копал Толман и все думал про чудесный сон. Все хорошо, только одно он забыл во сне - Миллисента! Что же ей - за немилого Тука здесь идти? Нет уж - уходить, только с ней! Лебедей таких, конечно, не бывает, но, говорят, если идти на закат и немножко на полночь - то дойдешь до эльфийской гавани, где их корабли-лебеди у берега стоят. И тогда надо пробраться тайком на корабль, и в море обнаружиться - эльфы добрые, авось, в море не выбросят...

Стоп, да он уже целый план придумал! Неужто - и вправду решился?

Решился.

И сегодня же все Миллисенте и выложил.

Она глаза распахнула - чудесные свои голубые глаза, которые Толман тут же и поцеловал - такие они милые! - и сказала:

- Я не только в Гавань твою Лебединую идти согласна - а хоть в горы к гоблинам, так мне все дома обрыдли с этим Фредегаром...

Вот тогда-то Толман и понял - сон в руку! Так и надо сделать, а огород дядюшка пусть сам копает, не такой уж он старый и слабый, как хочет показаться. Куда там - ему еще и пятидесяти нет!

Собрал Толман свои нехитрые пожитки, главное - хороший нож охотничий, единственное, что от отца осталось - ночью вышел из дому, да и был таков. А за калиткой своего дома уж и Миллисента его ждала...

Долго они шли на закат, и много чего с ними по дороге приключилось - и напавшего на них волка Толман своим ножом убил, и однажды видели они ночью Умертвие - хорошо, оно их не видело, и гоблины за ними один раз погнались - да не догнали, хоббиты могут ловко удирать и путать следы, если захотят. И вот вышли они к Морю - никакого сомнения - вода синяя, у волн шапки белопенные - не река, чай! Только это, видать, не само море еще, а залив, про него Гэндальф тоже рассказывал, когда говорил про корабли-лебеди. А вот и они - и точно, клюв золотой, глаза черные, крылья белые...

- Тихо, Милли, - Толман выглянул из-за небольшого холмика не берегу. - Вон тот корабль, кажется, скоро отплывет - видишь, паруса натягивают! Как темно будет, так и проберемся туда...

Так они и сделали. Эльфы то ли были беспечны, то ли здесь врагов у них не было - охраны возле корабля никакой, да и команда куда-то отправилась всей гурьбой. Тогда-то хоббиты на корабль и пробрались, и в трюме, среди припасов притаились...

***

- Эреллонт, что случилось? Нам пора уже отправиться на Прямой Путь, а мы будто и вовсе ход замедлили?

- Не получается, капитан. Что-то мешает. Будто тяжесть какая оторваться от воды не дает...

- Неужели опять? Обыщите весь корабль...

***

- Так и есть - смертные снова пробрались!

- И опять хоббиты?

- Это все Митрандир со своими рассказами...

- Что делать будем?

- Да что и в прошлый раз, что же еще...

***

- Тебе еще нужен не корабль, Митрандир?

- Нет, Владыка Гаваней, пока еще нет. Только лодка - как и обычно.

Гэндальф осторожно, стараясь не замочить плаща, сел в лодку. Ему никто не был нужен - лодка и была рассчитана на одного эльфа - или не эльфа - Гэндальф усмехнулся. Он быстро поставил маленький парус и поплыл на полночь и чуть-чуть на закат.

***

- Гэндальф, Гэндальф приехал! - первыми его заметили детишки, играющие на берегу небольшого острова всего в полсотне лиг от берегов Средиземья.

Гэндальф вытащил лодку на берег и закрепил ее - неровен час, унесет волнами - и спросил у обступившей его детворы:

- Новеньких не было?

- Нет, уже года два, как никого, - сказала девочка лет десяти. - Гэндальф, а фейерверки будут?

- Будут, маленькая, будут. А ваши еще до этого не додумались разве?

- Додумались - но твои все равно лучше!

Гэндальф не смог скрыть довольной улыбки - смиренный во всем остальном, он гордился тем, что лучше его фейерверков в Средиземье нет ни у кого - даже у эльфов или гномов.

- Ну ведите меня к ... пожалуй, к Хоббинсам сначала загляну.

***

Толман возился в огороде - майское солнышко ласково припекало - как раз то, что надо для картошки после вчерашнего дождика! Он бормотал себе под нос - третья строчка нового стихотворения никак не складывалась. Ну ничего, придумается еще!

- Как дела, Толман? - Гэндальф заглянул в огород через калитку.

- Гэндальф! Здравствуйте! Сейчас, сейчас, - Толман бросил лопату, кинулся к калитке, вспомнил, что у него грязные руки и спрятал их за спину. - Проходите, пожалуйста! Милли, Милли, у нас гость! - он кинулся к рукомойнику, потом к двери дома...

***

- Ну, как у вас тут дела, Толман? Все хорошо?

Гостя, наконец, усадили на почетное место, уставили стол разными вкусностями и у Толмана появилось время ответить на вопрос.

- Дела очень хорошо! Перкинс, ну вы знаете, который все изобретает, вчера, говорят, новую штуку удумал - завтра будет показывать, Роза картину новую нарисовала, а я... я, песню, вот. Хорошо получилось! Ну да вечером послушаете, сегодня у меня собираются как раз...

- А картошка-то как? - Гэндальф усмехнулся в бороду.

- Картошка? Картошка тоже неплохо - растет, да только, вы же знаете, не картошкой единой... Впрочем, и картошки у нас на всех хватает, жидким супчиком никто не пробавляется!

***

Уплывал Гэндальф через три дня - когда ему было показано все: и новые изобретения, и картины, прочтены стихи и спеты песни. Он бы остался и еще - маленький зеленый остров и его жители были чудо как хороши - да в Средиземье надвигалась Тень, скоро предстоял решительный бой с Сауроном и долго прохлаждаться здесь было нельзя. Ну что же, он еще приплывет сюда...

На зеленый остров мастеров, поэтов и мудрецов.
Tags: фанфики
Subscribe

  • (no subject)

    И снова... Примечание автора: По одной из версий Толкина, Келебримбор был потомком Даэрона. В каноне надпись на вратах Мории сделана тенгваром.…

  • (no subject)

    Прогулка Артанис распахнула глаза, удивленная странным голубым светом за окном – не золото Лаурелин, не серебро Тельпериона… Ах да, она же не дома,…

  • Фанфик

    Жить в песне - Мастер… мастер Дернхельм! Вы не ранены? Кровь… на седле. Эовин стремительно обернулась на голос Мерри. И верно! На седле было…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments