Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Category:
Т8-32. АУ-2 Затмение Валинора, Древа порушены, Финвэ убит, Сильмариллы похищены. Феанор не выступает против Валар, возвращается в разрушенный Форменос, запирается и продолжает отбывать срок изгнания. Как разворачиваются дальнейшие события при таком раскладе?

Финголфин у автора шибболетовский и потому слова последовать за Феанором не давал.


А когда бежал Феанор во тьму, пораженный горем от вестей о смерти и пропаже, его сыновья бросились за ним. Долго следовали они за отцом в его горестном пути, не теряя из виду, но и не осмеливаясь приблизиться, и в конце концов пришли вместе с ним в разоренный Форменос. Там пал Феанор на тело отца своего и долго лежал так, неподвижный. А когда очнулся - то позвал сыновей и вместе перенесли они тело короля в главную залу и бдели над ним, оплакивая свою потерю. А после сказал Феанор сыновьям так:

- Не нарушу я воли Валар и останусь здесь дожидаться их решения. Вы же вольны делать, что захотите.

И тогда Маэдрос и Маглор остались с отцом в крепости, Амрод и Амрас отправились к матери своей Нерданели, надеясь уговорить ее поддержать отца в его горе, а трое средних - Келегорм, Карантир и Куруфин ушли в Тирион - узнать, что будут делать нолдор.

А нолдор собрались на главной площади перед королевским дворцом, ибо созвал их король Финголфин. И произнес он такую речь:

- Некогда свободно пришли эльдар в Аман из-за красоты и блаженства этой земли. Теперь же земля эта осквернена и лишена света - и потому можем мы так же свободно покинуть ее. Более того, есть у нас в Средиземье дело - отомстить за кровь короля нашего и отца моего Морготу, коему Валар дали право ходить среди нас. И призываю я вас, нолдор, идти в Средиземье, и вырвать власть над ним у Моргота, и сделать его таким же прекрасным, как некогда был Валинор!

Много еще слов сказал он - о чести и отваге, о власти и сокровищах, о трудах и битвах. И загорелись сердца нолдор, и пожелали они идти на восток, дабы воевать с Морготом и устроить себе в Средиземье новое королевство. Более всех других из принцев склонялся к этому Фингон, старший сын Финголфина, ибо его сердце желало открывать новые земли и владеть ими. Так же думала и Галадриэль, младшая дочь Финарфина, что единственная из женщин стояла тогда среди принцев нолдор. Финарфин же, ее отец, тоже желал отомстить за Финвэ Морготу, но прежде он хотел узнать волю Валар, ибо почитал их больше старшего брата.

Но Валар были против похода эльдар, ибо знали они силу Моргота и понимали, что многие погибнут в войне. Однако не хотели они запрещать эльфам уходить - ибо как вольны были эльдар прийти в Валинор, так вольны были и уйти, а Валар не были подобны Морготу и не ущемляли Детей Эру в их желаниях - если те не приносили вреда другим. Печален был Владыка Манвэ, но не препятствовал он Исходу.

Так и случилось, что эльдар стали готовиться к походу. Отправились в Эндор Финголфин и Финарфин вместе с женами и всеми детьми, а из сыновей Феанора ушли не все. Амрод и Амрас остались по просьбе матери своей Нерданели, коей они были любезны более других детей, остался также и певец Маглор - ибо не пожелала уйти жена его, да и желал он остаться с Феанором. Маэдрос же сначала не хотел оставлять отца, но потом все же решил идти, ибо уходил в Средиземье лучший друг его Фингон.

Могучим и прекрасным было воинство, что выходило из Врат Тириона. А когда вышли все эльдар, король Финголфин остановился и возгласил, что берет он себе новое имя "Финвэ" - как знак своей королевской власти. И потом произнес он клятву именем Эру - клятву вечно преследовать Моргота и мстить ему за смерть отца - хотя бы война эта продолжалась до конца Арды. В том же поклялся Фингон и сыновья Феанора. Нельзя было нарушить эту клятву - но и выполнить трудно, ибо был Моргот одним из Валар, Властей Мира - и первым по силе был он. Но не остановило это нолдор.

Самым большим было воинство короля Финголфина - почти все нолдор Тириона отправились за ним в путь. Меньше эльфов следовало за Финарфином - ибо неохотно шел он в Средиземье, побуждаемый лишь желанием идти за старшим братом. И самое малое воинство вел Маэдрос - ибо не все нолдор Форменоса пожелали покинуть Феанора.

Финголфин с Финарфином поскакали вперед - король желал сначала переговорить с Ольвэ, владыкой Альквалондэ. Ведь между Валинором и Эндорэ простиралось море, которое нельзя было переплыть иначе, чем на кораблях, а сами нолдор строить корабли и плавать по морю не умели. Надеялся Финголфин уговорить тэлери, друзей нолдор, присоединиться к походу и так увеличить свои силы, а если нет - так хотя бы просить у них кораблей и моряков, чтобы переправиться через море. Взял он с собой и младшего брата - ибо был тот другом Ольвэ и его сыновей, и мужем дочери короля мореходов.

Но не смог Финголфин ничего добиться, и Финарфину тоже ничего не удалось. Не желали тэлери уходить из Валинора, и не хотели давать корабли, ибо это было противно воле Валар. И ушли братья от Ольвэ мрачными, и стали ожидать свои воинства.

Когда подошли эльфы к Альквалондэ, собрал Финголфин принцев нолдор и стал держать совет. Долго судили они да рядили, и ничего не придумали лучше, чем идти через Хэлькараксэ, перешеек из льда, что соединял север Валинора и Средиземья. Он считался непроходимым, но Финголфин не желал отступать, хотя бы не попытавшись, ибо много говорил он горделивых речей о том, что не нужна ему помощь Валар. И отправились нолдор к Хэлькараксэ.

Но по иному думали сыновья Феанора - Келегорм, Карантир и Куруфин - очень не хотелось им идти по гибельным Вздыбленным Льдам. Задумали они дело неправедное втайне от других, даже от собственного старшего брата - ибо понимали, что никто не одобрит их затею поначалу - но когда она увенчается успехом (так думали они), то никто не будет их осуждать. Нарочно задержали они Маэдроса и все воинство так, что ко времени сна оно отошло от Альквалондэ лишь на малое расстояние, а Финголфин с Финарфином были уже далеко впереди. И когда все спали, собрали они вокруг себя самых верных воинов и отправились к кораблям тэлери, чтобы захватить их силой. Но те моряки, что спали на кораблях, сумели поднять тревогу, и другие тэлери прибежали защищать своих белокрылых лебедей, которые были им дороги не меньше жизни. И тогда от шума схватки пробудился Маэдрос и те воины, которые не знали ничего о замыслах принцев. Помчались они к Альквалондэ, думая, что Моргот вернулся и напал на тэлери, но с изумлением увидели там, как одни эльдар бьются с другими. Поначалу кинулся Маэдрос на помощь братьям - но тут открылось, что они сами первыми начали схватку. Тогда попытался старший сын Феанора остановить младших, но, ослепленный гневом и яростью битвы Куруфин бросился на него с оружием и в схватке отсек Маэдросу правую руку мечом. Пал Маэдрос, его воины смешались, не зная, что делать, и трое сыновей Феанора все же сумели завладеть десятком кораблей, погрузиться на них и выйти в море. И Ольвэ, тяжело раненный, прокричал им вослед, что проклята их дружба, и старых друзей они отринули сами, а новых не сумеют удержать.

Узнав о том, что случилось, Финголфин отправил к Маэдросу лучших целителей и те смогли остановить кровь. Быстро исцелился Маэдрос, ибо нолдор все еще пребывали в Благой Земле, да и сил у него еще было немало. И присоединился Маэдрос с остатками своих воинов к воинству Финголфина.

Но Финарфин принял это как плохой знак - знак неудачи похода, и решил он тогда вернуться в Валинор, отдавшись на волю Валар. С ним вместе вернулся сын его Ородрет и сын Финголфина Тургон, который неохотно уходил из любезного его сердцу белокаменного Тириона. Но Финголфин продолжил поход.

Долог и труден был путь по Вздыбленным Льдам Хэлькараксэ, многих потеряли нолдор в дороге. Погиб, провалившись в ледяную полынью Аргон, младший сын Финголфина. Но все же быстро или коротко - но добрались нолдор до Средиземья.

А Келегорм, Карантир и Куруфин долго плыли на восток, и, конечно, опередили они Финголфина, и высадились в Средиземье первыми. Но не успели они даже укрепить лагерь, как были атакованы орками Моргота. Слишком мало сил было у сыновей Феанора, и полегли бы там братья со своими воинами все до единого, но, на их счастье, неподалеку располагались Гавани Кирдана. Фалатрим, узнав о битве, отправились к нолдор на помощь, и сумев отбиться от врага, увели нолдор в свою крепость Бритомбар. Но горе все же поджидало сыновей Феанора, ибо от полученных в бою тяжелых ран скончался Карантир.

Однако передышка эта была лишь временной - скоро к Гаваням подступило огромное войско Моргота и осадило их. Но тогда отплатили Келегорм и Куруфин Кирдану добром за добро. Ибо Куруфин был искусным мастером, лишь ненамного уступавшим отцу своему Феанору, и придумал он множество хитрых устройств, что помогали эльфам защищаться от орков. Келегорм же, обладавший талантом командира, смог сплотить нолдор и фалатрим в обороне. А также нолдор, искусные в строительстве, укрепили стены Бритомбара.

Но все же и это не спасло бы Гавани и нолдор, если бы тем временем не пришло в Средиземье воинство Финголфина. Хоть и измученное тяжелой дорогой, смогло оно одолеть всех врагов и снять осаду с Бритомбара и Эглореста. Радостно приветствовали синдар родичей из-за Моря.

Испугались тогда Келегорм и Куруфин, что нолдор расскажут о том, как обошлись они в Валиноре с родичами Кирдана и тогда бы стоило им опасаться мести фалатрим, но страхи их были напрасны. Промолчали и Финголфин, и Маэдрос, и другие принцы нолдор, ибо были благородны и не хотели обвинять родичей без нужды, полагая, что те уже достаточно наказаны. Но Маэдрос так и не простил Келегорма и Куруфина, и сказал им при единственной встрече, что нет у него в Средиземье иных братьев, кроме Фингона.

Финголфин, а с ним Фингон и Маэдрос, и Финрод с братьями отправились на север, дабы выстроить оборону против Ангбанда. Финголфин, Фингон и Маэдрос обосновались на западе Белерианда, Финрод с братьями - на востоке. Келегорм и Куруфин остались у Кирдана в Гаванях, ибо сплотились с фалатрим в совместной обороне и не хотелось им жить среди тех, кто знал об их позорных деяниях.

Едва Моргот оправился от потерь в Первой Битве с нолдор, которую назвали Дагор-нуин-Анар, Битвой-под-Солнцем, как напал снова, проверяя крепость обороны нолдор. Атаковал он Дортонион, полагая его слабо укрепленным, но ошибся, и пока его воины ломали себе зубы о крепости на северной границе Дортониона, с запада подошли войска Фингона, а с востока - Финрода, и взяли врага в клещи, и уничтожили почти всех орков. Дагор Аглареб назвали эту битву, Славной Битвой. После того настал Долгий Мир, ибо слишком велики были потери Моргота.

Но хотя не тревожил Моргот эльфов новыми стычками, все же продолжал он свою работу. Пытая пленников узнал он все, что произошло в Валиноре, и разослал среди синдар своих эмиссаров, дабы сеяли они темные слухи - правду, приправленную ложью. И дошли эти слухи до Кирдана, и сначала не хотел он верить плохому о новых друзьях, но слишком настойчивы были тайные шепоты. Тогда позвал он к себе Келегорма и Куруфина, и спросил напрямую, правда ли то, что говорят про них. Сначала сыновья Феанора отпирались, но владыка фалатрим поймал их на лжи, и тогда они рассказали всю правду. С изумлением и горечью смотрел Кирдан на сыновей Феанора и сказал им, что помнит все добро, что сделали они для него и потому не хочет ни к чему их принуждать - пусть сами решат, что им делать дальше. Не могли больше Келегорм и Куруфин жить среди тех, кто знал о Братоубийстве в Альквалондэ и ушли они одни на восток, за Синие Горы, и сгинули там, и не говорит о них больше ни одно предание. Так сбылось проклятие Ольвэ, короля мореходов.

Прошло еще сто лет со времени Дагор Аглареб, и вновь Моргот напал на эльфов. Огненные реки потекли с Тангородрима, выжигая все на своем пути, и за ними шли балроги и орки. Оборона Дортониона была прорвана, и Аэгнор, младший сын Финарфина, погиб, а Ангрод с трудом пробился на восток к брату. После этого настал черед Финголфина, которого Моргот боялся более всех в Средиземье. Но справиться с ним оказалось труднее, чем думал Враг. Эльдар Хитлума стояли насмерть, отбивая атаку за атакой. Маэдрос проявлял чудеса храбрости, и меч в его левой руке убивал врагов не меньше, чем у других - в правой. Однажды, ценой тяжелых ран спас он друга своего Фингона, которого в стычке оглушили и наладились тащить живым в Ангбанд. Но все это было бесполезно. Медленно, но неотвратимо враг побеждал, ибо мог заплатить десятью воинами за одного.

И когда совсем уже пришел в отчаяние Финголфин, давно не получавший вестей с востока от детей Финарфина, прибыл к нему вестник от Моря и принес весть изумительную и странную: будто из прибрежных башен видели огромный флот из белокрылых кораблей, идущий с Запада. Не поверил сначала этому король, думая, что помутился разум у стражей побережья, но вскоре ему пришлось поверить, ибо на побережье высадилось сияющее воинство Запада, и ударило на врага, и осталось от армий Моргота лишь жалкая горстка воинов, что бежали к Ангбанду. И тогда предводитель воинства Запада снял шлем с алым гребнем и се! - то был Феанор, давно прощенный Валар и поставленный ими во главе армии из нолдор и ваниар, посланной сражаться с Черным Врагом. Обнялись братья, простив друг другу все обиды, вольные и невольные, и в тот же час прискакал с востока гонец, и вести его тоже были радостны - ибо Финроду и Ангроду удалось устоять.

Тогда объединились все три войска, и ударили на Ангбанд. Быстро сломили они слабое сопротивление слуг Врага, а сам он дрожал от страха в самом дальнем из своих подземелий, и сдался победителям, моля о пощаде. Тогда забрали у него Железный Венец, и вернул себе Феанор драгоценные Сильмарили, последний Свет Дерев. И клятва Финголфина была выполнена, ибо Моргот был побежден, и отправлен пленником в Валинор.

Феанор передал весть от Валар - все, кто захочет, смогут вернуться в Валинор - и так и сделал Финголфин, передав венец короля старшему сыну. Ибо Фингон остался в Средиземье, остался с ним и Маэдрос, верный друг его. Остался и Финрод, увлеченный слухами о новом, неведомом народе, Младших Детях Эру, живущих на востоке, а Ангрод, брат его, уплыл в Валинор, ибо не мог оправиться от печали от гибели любимого своего брата Аэгнора. Феанор вернулся с ними - ибо ждали его многие неоконченные замыслы, месть за отца свершилась, а драгоценные Сильмарили вернулись к своему создателю.

От автора.

Что происходило с Феанором в Валиноре. Да ничего особенно в плане событий. Поскольку он "смирился с приговором", то и характер его улучшился в сторону смирения и "просветления", и, таким образом, он стал тем Феанором, которым был задуман - величайшим не только в мастерстве и знаниях, но и в благородстве. Валар, конечно, не собирались бросать Средиземье на произвол судьбы, и в Валиноре стали готовить войско, каковое и пришло в Белерианд, и победило Моргота.

Речь Финголфина составлена из его же слов в "Шибболет" и речи Феанора в Тирионе.

Пророчество об Эарендиле. Оно настолько туманно, что может относиться к любому "вестнику", необязательно внуку Тургона (я специально вернула этого персонажа в Валинор). Можно предположить, что это будет вестник от людей, а не от эльфов.

Хронология. Все укладывается в период до 310 года ПЭ - до прихода людей.

В Средиземье остается Саурон и другие слуги Моргота, так что людям будет еще, где проявить себя :)

Фингон почти ничем не выделяется - ну уж, простите, на всех фантазии не хватило :(

Рука Маэдроса. Возможно, поклонники Первого Дома обиделись на меня именно за этот эпизод - но лично мне он кажется вполне обоснованным и нравится в художественном плане. Куруфин в горячке боя мог броситься и на брата, как я считаю - но убить его, надо полагать, не хотел, разве что разоружить. Но не соразмерил удара :(

Лично я здесь особых "дырок" в сюжете не вижу, мне этот текст нравится - а кто видит, прошу высказываться.
Tags: фанфики, феаноринги
Subscribe

  • (no subject)

    Люди не перестают меня удивлять своими странностями. Вот та самая пресловутая Женевская конвенция, которую так любят поминать в спорах о ВМВ и…

  • (no subject)

    В прошлые выходные я сходила в кино на распиливание пилой и взрыв головы. Теперь у меня в планах на выходные: а)война и нацистский концлагерь; б)…

  • (no subject)

    Посмотрела один фильм на тему ВМВ и, честно говорю, получила большое потрясение, много мыслей на подумать и все такое. Что интересно – фильм…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments