August 9th, 2019

Цветы войны

Посмотрела рекомендованный китайский фильм "Цветы войны". О-о-ох-х, да-а-а...

Под катом спойлеры.
Collapse )

Да, после всего прочитанного-просмотренного за последние три месяца на слова "Япония" и "японцы" у меня какая-то совсем нездоровая реакция. Надеюсь, оно пройдет, а то нехорошо одобрять сброс атомных бомб...

Часть 2

В середине апреля 1943 года, на военной базе Кахуку, мы узнали о большом боевом вылете «к антиподам»; во время войны это означало не Австралию с окрестностями, а южные тихоокеанские острова. Утром 18 апреля я встал рано и пробежал милю по берегу, потом сделал спринт на 50 ярдов. Затем вместе со своим экипажем отправился в комнату боевых заданий на инструктаж и узнал, что наш следующий вылет будет одним из самых долгих.

Мы должны были вылететь с Оаху на остров Кантон, прямо под экватором, затем лететь на юго-запад до Фунафути, острова из группы островов Эллиса (тогда его еще не называли «Тувалу»), в южном центральном районе Тихого океана. Вылет был назначен на 13:00. Мы проверили самолет от А до Я, но не взлетали. Фил заехал за пределы взлетной полосы и утопил левое шасси в грязи. Два часа мы пытались его высвободить, затем вынуждены были перейти на другой самолет. У нашего нового самолета, номер 143, не было радара, нижнего и носового пулеметов.

Мы пролетели через два шторма по дороге, но в целости и сохранности прибыли на остров Кантон, залили топливо, поели и отправились на Фунафути, остров едва 800 ярдов в ширину, окруженный множеством мелких островков и весь покрытый кокосовыми пальмами и другими тропическими деревьями. Именно на Фунафути спасатели доставили Эдди Рикенбакера, аса Первой Мировой войны, после того как его самолет потерпел крушение во время важной миссии (он летел из Штатов к генералу Макартуру в Тихом океане). Он провел двадцать семь дней на плоту, борясь со стихиями. Это был очень долгий дрейф, и я всегда удивлялся, как он выжил. Collapse )

Часть 1

Глава 4


На молитве к богу и на одном крыле*


Вскоре я перешел в Службу доставки Локхида. Мне тогда выдали красивую форму. Но все это было временным занятием. Я знал, что когда весь мир воюет, то и Америка скоро вступит в войну. Во время обеда я видел, как с аэродрома компании взлетал один Р-38 за другим. Я представлял, как восхитительно лететь там самому, и потому записался в военно-воздушные силы.
*В русском классическом переводе «На честном слове и на одном крыле», но точнее перевести именно так, а учитывая взгляды тех времен и историю создания песни, это достаточно важное отличие (прим. перев.)

Первая моя тренировка состоялась 19 марта 1941 года, в Колледже аэронавтики Хэнкок, в Санта-Марии, к югу от Сан-Луис-Обиспо, Калифорния. Они назвали аэродром по имени капитана Дж. Алана Хэнкока, крупного нефтепромышленника, который построил Библиотеку биологии и океанографии Хэнкока в ЮКУ. Он также создал Парк Хэнкок в Лос-Анджелесе, в знаменитом районе Средний Уилшир, на части той земли, что оставил ему отец, майор Генри Хэнкок.

Я поехал на север еще с парой парней. Армейцы сняли меня в спортивной форме, когда я принял стойку на старте на самолетном крыле. Из-за моей известности спортсмена я был полезен им для рекламы, и я всегда был рад помочь. Через несколько недель тренировок на земле они наконец отправили меня внутрь учебного самолета. Это был шок. Я летал в Нью-Йорк на гражданских рейсах, но в таком маленьком самолете все было иначе.
Collapse )