February 2nd, 2012

Нирнаэт Арноэдиад - все источники (продолжение в следующем посте)

Перевод всех отрывков - мой

Нирнаэт Арноэдиад (Битва Бессчетных Слез) согласно «Книге Утраченных Сказаний» (самый непривычный вариант. Напоминаю, что Финвэ согласно этим текстам вполне жив, а Фэанор – не его сын, в то время как единственный сын Финвэ – Тургон. Также Тургон находится рядом с отцом, а Гондолин еще не построен.

«Народ Тарега Илькорина (илькорины – эльфы Средиземья) встретился с номами (нолдор) на Пиру Воссоединения; и люди Эрмона там впервые увидели номов. Тогда воинство Нолэмэ (Финвэ), увеличившееся благодаря Тарегу и сынам Эрмона, приготовилось к битве; и были посланы вестники – на север, юг, восток и запад. Лишь один Тинвэлинт (Тингол) отказался от призыва и сказал он: «Не ходите в холмы»*. Урин (Хурин) и Эгнор (отец Берена) пришли с неисчислимыми отрядами. Все войско Мелько отступило и Нолэмэ поверил, что он испугался. Воинства эльфинэссэ вошли в Искореженные Земли и стали лагерем в Долине Источников (Горфалонг) или, как позже назвали ее, Долине Плачущих Вод.

Некоторые люди, соблазненные Мелько, ходили по лагерю под видом менестрелей и выдали его местонахождение. Мелько напал на эльфов ранним утром под серым дождем, и тогда случилась ужасная Битва Бессчетных Слез, о которой нельзя рассказать до конца, ибо ни один ном никогда не будет рассказывать о ней (в более раннем черновике Мелько сам отправился в лагерь врагов, а в другом месте Толкин написал: «Там был Мелько?»).

Во время битвы Нолэмэ был отрезан от своих и убит, и орки вырвали у него сердце, но Тургон отбил его тело и сердце, и оно стало его эмблемой. Почти половина сражающихся эльфов и людей погибла.

Люди бежали, и лишь сыны Урина стойко сражались, пока не были перебиты; но Урина схватили живым. Тургон был ужасен в своей ярости, и огромный его отряд прорубил себе путь из битвы с помощью отчаянной отваги.

Мелько послал за ними отряд балрогов, и Маблон Илькорин умер, дабы спасти тех, кого преследовали.
Collapse )

Нирнаэт Арноэдиад (начало см. в предыдущем посте, окончание - в следующем)

«Квэнта Сильмариллион»

«Союз Майдроса

§ 1 Говорят, что Берен и Лутиэн вернулись в северные земли и жили там некоторое время вместе, как живые мужчина и женщина; и долгой была их вторая жизнь. Но они не стали селиться в Дориате; и, приняв свой смертный облик, они ушли оттуда и шли одни, не страшась ни жажды, ни голода. И переправившись через реки, добрались они до Оссирианда, Края Семи Рек, и жили тайно среди Зеленых Эльфов. Поэтому номы назвали ту землю Гвэрт-и-Куина, Землей Живущих Мертвых; и после ни один смертный не говорил с Береном, сыном Барахира.

§ 2 Но в те дни Майдрос, сын Фэанора, воспрянул духом, увидев, что Моргота можно победить, ибо деяния Берена и Лутиэн и разрушение крепости Саурона воспевались во многих песнях по всему Белерианду. Но все же Моргот мог уничтожить их всех, одного за другим, если они вновь не объединятся и не создадут новый союз и общий совет. Поэтому он замыслил Союз Майдроса, и замысел его был мудр.

§ 3 Ныне возобновил он дружбу с Фингоном на западе, и после действовали они в согласии друг с другом. Майдрос вновь призвал себе на помощь Темных Эльфов с юга и собрал Смуглолицых, и с воинством вышел он из Химринга. В то же время из Хитлума выступил Фингон. И некоторое время номы снова побеждали, и орки были изгнаны из северных земель Белерианда, и возродились надежды эльфов. Моргот отступил перед ними и отозвал своих слуг; ибо он был осведомлен обо всех этих деяниях и раздумывал, как ему противостоять воспрянувшим духом номам. Он выслал множество соглядатаев и посланцев, тайно или в ложном облике, и они пришли к эльфам и людям, и особенно много их было у вастаков, Смуглолицых, а среди вастаков - у сыновей Ульфанга. Кузнецы Ногрода и Белегоста беспрестанно трудились в те дни, делая кольчуги, мечи и копья для многих армий; и гномы в то время завладели многими сокровищами эльфов и людей, хотя сами они не выступили на войну. «Ибо не знаем мы истинной причины раздора», - говорили они, - «и не будем принимать ничью сторону – пока кто-то не возьмет верх».

§ 4 На востоке у Майдроса была большая и хорошо вооруженная армия. И на западе вся сила Хитлума, войско из номов и людей, было готово ответить на его призыв; его вели Фингон, Хуор и Хурин. Тогда и Тургон, полагая, что час избавления близок, нежданно вышел из Гондолина; он вел с собой большое войско и расположился на равнине перед западным выходом ущелья в виду стен Хитлума. И возрадовался народ Фингона, его брата, увидев родичей своих, столь долго живших сокрыто.

§ 5 Но все же клятва Фэанора и злые ее дела повредили замыслу Майдроса, и он получил меньше помощи, чем мог бы. Ородрет из-за деяний Келегорна и Куруфина не желал выходить из Нарготронда по слову сына Фэанора. Оттуда выступил лишь малый отряд, коему Ородрет дозволил уйти, ибо не хотели они быть праздными, когда родичи их собирались на войну. Их вел Гвиндор, сын Гуилина, весьма доблестный воитель; но они приняли своим знаком знак дома Финголфина, и шли под знаменами Фингона, и никто из них не вернулся назад, кроме одного.
Collapse )

Нирнаэт Арноэдиад (начало см. в предыдущих постах)

«Дети Хурина» (Нарн-и-Хин-Хурин)

Много песен спето и много историй рассказано эльфами о Нирнаэт Арноэдиад, Битве Бессчетных Слез, в которой пал Фингон и увял цвет эльдар. Если пересказывать их все, то человеческой жизни не хватит их выслушать. Здесь рассказывается лишь о тех деяниях, что касались судьбы Дома Хадора и детей Хурина Стойкого.
Собрав, наконец, все силы, что мог, Маэдрос назначил день, утро дня Середины Лета. В этот день трубы эльдар приветствовали восход солнца, и на востоке взвилось знамя сынов Фэанора, а на западе – знамя Фингона, короля нолдор.
Тогда Фингон взглянул со стен Эйтель Сирион, и его войско выстроилось в долинах и лесах на восточных склонах Эред Вэтрин, хорошо укрытое от глаз Врага; но он знал, что оно очень велико. Ибо в нем собрались все нолдор Хитлума, и к ним присоединились многие эльфы Фаласа и Нарготронда, и в войске было еще множество людей. На правом фланге стояло войско Дор-Ломина, все отважные воины Хурина и Хуора, его брата, и к ним прибыл Халдир из Бретиля, их родич, со многими воинами из лесов.
Тогда Фингон взглянул на восток и эльфийским своим взором увидел вдали пыль и блеск стали, будто звезды в тумане, и понял он, что то выступил Маэдрос, и возрадовался. Тогда взглянул он на Тангородрим, и увидел около него темную тучу и черный дым, идущий вверх, и понял он, что разгорелся гнев Моргота, и их вызов принят, и тень сомнения легла на его сердце. Но в это мгновение поднялся крик, разносимый ветром с юга от долины к долине, и эльфы и люди громко кричали от изумления и радости. Ибо незваный и нежданный Тургон открыл врата Гондолина и пришел вместе с армией в десять тысяч воинов в ярких кольчугах и с длинными мечами и копьями, подобными лесу. Когда Фингон услышал издали громкие трубы Тургона, тень ушла и сердце его возрадовалось, и он громко закричал: «Утулиэн аурэ! Эльдалиэ ар Атанатари, утулиэн аурэ! День пришел! Узрите народ эльдар и отцов людей, день пришел!» И все, кто слышали его громкий голос, эхом в холмах ответили ему: «Аута и ломэ! Ночь проходит!»
И вскоре разразилась великая битва. Ибо Моргот знал многое о приготовлениях и замыслах своих врагов и уготовил противодействие их нападению. Большое войско из Ангбанда двигалось к Хитлуму, в то время как другое войско, еще больше, двигалось к Маэдросу с намерением воспрепятствовать соединению воинств королей. И те, что двигались к Фингону были одеты в серо-коричневые одежды и сталь их оружия была сокрыта, так что они подошли близко по пескам Анфауглит до того, как их приближение обнаружили.
Тогда сердца нолдор стали горячи, и их капитаны захотели атаковать врагов на равнине, но Фингон говорил против этого.
«Бойтесь коварства Моргота, лорды!» - сказал он. «Его сила всегда больше, чем кажется, и его цель всегда иная, чем он показывает. Не обнаруживайте собственную силу, пусть враг сначала тратит силы, атакуя горы». Ибо таков был замысел королей, что Маэдрос должен открыто идти по Анфауглиту со всей своей силой из эльфов, людей и гномов; и когда навстречу ему выйдет, как они надеялись, основное войско Моргота, тогда Фингон подойдет с запада и войско Моргота попадет меж молотом и наковальней и будет разбито, и сигналом для этого станет огонь на высоком маяке в Дортонионе.
Но полководцу Моргота на западе был дан приказ любым способом выманить Фингона из гор. Потому он вел свое войско, пока передовые отряды не остановились перед Сирионом от стен Барад Эйтель до Топи Сереха, и воины аванпостов Фингона могли увидеть блеск глаз врагов. Но ответа на вызов не было, и насмешки орков смолкли, когда взглянули они на молчащие стены и скрытую угрозу гор.
Collapse )

Некоторые размышления о Нирнаэт Арноэдиад (цитаты см. в предыдущих постах)

Я специально не привожу описание из опубликованного Сильмариллиона, поскольку оно является компиляцией описания «Серых Анналов» и «Нарн» (с вкраплением элементов из Квэнты Сильмариллион).

Теперь хочу остановиться на нескольких моментах.

1. Неучастие Тингола и дориатрим в союзе. Итак, по всем описаниям видно, что в Нирнаэт не участвовал никто из дориатрим, кроме Белега и Маблунга (Квэнта Сильмариллион), Маблунга с малым отрядом (Серые Анналы) или есть еще «номы Дориата» из «Наброска Мифологии». Интересно, не является ли «Маблон Илькорин» из «Утраченных Сказаний» прообразом Маблунга? Скорее всего – да, и интересно, что сначала именно он прикрывает отход Тургона. И также интересно замечание в «Квэнта», что Маблунг и Белег «не подчинялись никому» (и, видимо, поэтому проигнорировали приказ Тингола). Хотя в дальнейшем этот мотив исчезает, Маблунгу в «Серых Анналах» разрешается идти на войну, только не присоединяться к войску Маэдроса.

Но я бы хотела отметить еще один момент. Если мы внимательно прочитаем цитаты, то увидим, что Тингол имел веские причины не идти на войну в случае отказа отдать Сильмариль сыновьям Фэанора. Читаем:

«Но Келегорм и Куруфин громко клялись убить Тингола или любого из его народа, где бы его не увидели, ночью или днем, на войне или в мирное время.

По этой причине Тингол не вышел на битву…» (с) «Квэнта»

«но Келегорн и Куруфин открыто клялись убить Тингола и уничтожить его народ, если они вернутся, победив, с войны, а камень не будет отдан им добровольно. Поэтому Тингол укрепил рубежи своего королевства и не пошел на войну…» «Квэнта Сильмариллион»

Уж конечно, не стоило бы идти на войну, где «вроде союзники» поклялись убить тебя и любого из твоего народа, либо ослаблять оборону (ведь войску эльдар и эдайн, несомненно, грозили большие потери), если тебе обещают войну после «совместной победы». Фактически, сыновья Фэанора сами уничтожили всякую возможность союза с Тинголом, поставив Клятву выше общих интересов (заметим, что я не защищаю Тингола, который тоже не пошел навстречу «общим интересам» - впрочем, там уже все более запутанно).

2. Кто убивает Ульдора? Во всех версиях, кроме «Серых Анналов» - Карантир, в «Серых Анналах» - Маглор. Сюжет от этой замены не меняется, интересно, почему она произошла? Сначала сам Карантир, которому Ульфанг и его сыновья дали клятву, убивает предателей. Потом эта роль почему-то переходит к Маглору. Может, Толкин решил, что надо Маглора показать более «воином», чем в ранних версиях? Или дело в том, что Ульдор прорвался почти к знамени Маэдроса, а именно там, похоже, находился Маглор, а Карантир был в другом месте? Вполне вероятно, что автор преследовал обе цели.

3. Участие Тургона. В ранних версиях Тургон приходит еще до начала битвы и они вместе с Фингоном готовятся к ней («Квэнта»). Но уже в «Квэнта Сильмариллион» Тургон приходит «неожиданно». Интересно, почему Тургон не договорился с Фингоном заранее? Я полагаю, это произошло из-за тайны, окружавшей Гондолин. Тургон не желал выдавать местоположение города, даже случайно, поэтому он приходит неожиданно. Откуда же Тургон узнал о готовящейся битве? Вполне вероятно – от орлов. А орлы слышали чужие разговоры или даже «собирали информацию» от птиц и прочих зверюшек. А что, вполне себе версия в толкиновском духе :) Собирал же таким образом информацию Радагаст.

Итак, Тургон приходит и становится защищать ущелье Сириона. Это – важный стратегический пункт, потому что это – западный вход в Белерианд. Очень важно не пустить туда орков и прочих морготовых слуг. Я полагаю, что Фингон с Тургоном договорились, что последний пока охраняет ущелье Сириона, а Фингон с Маэдросом действуют, как задумали, а после Тургон может действовать по обстоятельствам (сражаться в ущелье, буде Моргот пошлет туда еще одно войско, помогать Фингону и Маэдросу при необходимости, оставаться в резерве до решительного штурма Ангбанда). Фингон, как мы знаем, срывается в незапланированную атаку из-за Гвиндора. Тургон это знает, но почитает за лучшее остаться на месте и охранять все тот же Белерианд. Далее о ходе битвы он узнает не сразу – сначала Фингон побеждает, а потом его окружают и послать гонца за помощью становится проблематичным. Но то ли гонец все-таки дошел до Тургона, то ли он послал к Ангбанду разведчиков – но Тургон, кажется, узнает о беде Фингона и идет к нему на выручку. Дальнейшее всем известно – гибель Фингона, отступление оставшихся в живых к Ущелью Сириона (интересно, что в Гондолин отступают также оставшиеся в живых воины Фингона), героическая оборона Хурина и Хуора, уход Тургона незаметно от Моргота.

Интересно, что в «Поздних Анналах Белерианда» Тургон вступает в битву позже из-за «обмана и зла» леса Таур-на-Фуин. Похоже, автор желал, чтобы Тургон подходил к месту сражения позже и придумывал этому разные объяснения.

Некоторые читатели удивлялись, что Тургон не бежит сразу за Фингоном, типа, «не хочет помочь брату», но я считаю, что он поступил правильно и в соответствии со своим характером (осторожным и предусмотрительным). При отсутствии информации бежать вперед, сломя голову – глупо и безрассудно, и Тургон поступил как разумный правитель и полководец.

(no subject)

"Знамена Фингона взвились под самыми стенами Ангбанда"

Вот он - апофеоз войны нолдор с Морготом, высшее достижение, квинтэссенция силы, отваги и стойкости нолдор...