January 24th, 2012

(no subject)

Союз

О заключении союза Ангмар/Рудаур. Можно джен, можно гет, не нужно юмор

«… И был обнаружен заговор, но ничего не успел князь Маландиль сделать против него, ибо в ту же ночь предатели ворвались в спальню князя и напали на него. И бился против них Маландиль, и убил несколько воинов, но их было слишком много. И не было никого рядом с князем, ибо главой заговорщиков был командир его стражей из Людей Холмов по имени Вулфила. И убил Вулфила своего повелителя, и после выставил мертвого перед дворцом, дабы никто не усомнился в гибели князя. И никто не усомнился, и мало кто опечалился, ибо почти не осталось в княжестве истинных Людей Запада, а Люди Холмов приветствовали Вулфилу, нового повелителя. И пожелал Вулфила взять в жены единственную дочь прежнего князя, дабы браком подтвердить свои права на трон. Но юная Келебвен не пожелала принять убийцу отца мужем, и в ночь перед свадьбой приняла яд, и скончалась…»

Юноша поднял взгляд от старой хроники, осторожно оглянулся по сторонам. Отец не одобрял корпения над книгами, предпочитая им воинские потехи и охоту. Сейчас, правда, и то и другое Оттору, владыке Рудаура и внуку Вулфилы, было малодоступно, потому что несколько лет назад он неудачно упал с лошади и повредил ногу. Нога стала сохнуть и ни ходить, ни ездить верхом Оттор не мог. Теперь князь впадал то в тоску, то в ярость. Тоску он топил в вине, а ярость изливал на окружающих, в том числе на жену и сына. Правда, в последнее время жену он почти не трогал, потому что юный Асвел, крепкий и широкоплечий, как и отец в юности, постоянно вставал на ее защиту. И Оттор предпочел перенести свое дурное настроение на других, у кого защиты не было. Слуг и служанок Асвелу тоже было жаль, но всех он защитить не мог. Но решил, что когда станет князем – у него все будет устроено по-другому…

Не успел Асвел, оторвавшись от старого манускрипта, предаться мыслям о своем будущем правлении, как дверь слегка слегка стукнула. Шагов он не слышал, значит это…

- Мама! – юноша вскочил, кинулся было к вошедшей женщине, но, вспомнив, что он уже не ребенок, а почти взрослый, остановился и поклонился, потом поцеловал матери руку. Женщина в ответ ласково погладила его по темным волосам и посмотрела на книгу:

- История последнего владыки, - сказала она тихо.

- Да, - сказал Асвел, чтобы хоть что-нибудь сказать. Плохо, что мама заметила этот манускрипт. Конечно, не потому что она скажет отцу – о, этого следовало бы ожидать в последнюю очередь! А потому что… ее история слишком похожа на эту. Да, мама происходила из рода дунэдайн, «истинных Людей Запада», как назвал их старый хронист. Одного из немногих, оставшихся в Рудауре. Кого-то убили, кто-то бежал, другие рода просто вымерли… Дунэдайн очень мало осталось здесь. И на свое несчастье мама попалась на глаза князю Рудаура.

Чем Оттор пригрозил ей – Асвел не знал, но для матери этот брак стал несчастьем. Она не любила своего мужа и боялась его. Это не прошло и с рождением ребенка – единственного. Другой князь, недолго думая, отослал бы «бесплодную» жену (один ребенок – не ребенок, так считали у Народа Холмов) и женился на другой – но Оттор в пьяном откровении как-то признался сыну, что ни одна женщина, кроме матери Асвела, никогда не привлекала его. Он любил жену… если это вообще можно было назвать любовью.

- Мама, - беспомощно сказал Асвел.

- Ничего, ничего, сынок, - она вновь погладила его по волосам. – Ничего. - Спокойной тебе ночи, - Хириль поцеловала сына в лоб и через несколько мгновений ее синее платье скрылось за дверью комнаты. Асвел вздохнул и отправился спать.

***

Collapse )