January 18th, 2011

(no subject)

Для kayri

Прощание

- Почему – я? – спросил Финрод.

Беор слабо улыбнулся:

- Жена моя уже умерла. А сыновья… с ними я уже попрощался. Но я не хочу, чтобы они видели мою смерть. Они не должны бояться.

- Бояться? – Финрод не смог скрыть изумления, он хорошо знал о бесстрашии сыновей Беора и не раз видел его на деле.

- Да. Баран без страха выйдет в одиночку на медведя, а Белен - войдет в дом, пораженный мором. Но там они могут надеяться на свою силу, ловкость, осторожность и знание, а здесь… от такой смерти им не уйти. И потому она страшнее, чем внезапная гибель. А чего не видел – того не боишься.

- Гибель в бою или от камня, воды и огня мне понятна, - печально и задумчиво сказал Финрод. – Понятна и смерть от мора – хотя мы, эльдар, и не подвержены ей – но она походит на смерть от тяжелой раны. Но это… этого я не понимаю.

- И хорошо. Ты увидишь ее - и не испугаешься. А я хочу, чтобы ты, государь мой Ном… друг мой Ном, был рядом, когда я уйду. И закрыл мне глаза.

- Да будет так.

- Благодарю тебя, - Беор помолчал немного, затем заговорил вновь:

- Одни говорят – там ждет нас полное небытие, сон без сновидений, другие – что мы попадем в царство Владыки Ночи…

- Нет, друг мой, - покачал головой Финрод. – Я не верю этому.

- Я тоже. Я боюсь… и в то же время жажду этой смерти. Мне кажется… она… это что-то правильное… не знаю, как это объяснить.

Финрод молчал. И он был бессилен что-то объяснить Беору – ни мудрость Валар, которой он учился в Валиноре, ни его собственные знания, что собирал он в Средиземье, здесь ничем не могли помочь. Слишком мало знали о людях Валар и еще меньше – сам Финрод, а их непреложная смерть были самой загадочной из загадок, самой необъяснимой из тайн. Так ничего и не сказав, он взял человека за руку.

Беор как будто только этого и ждал:

- Прощай, - тихо сказал он и глубоко вздохнул. Следующего вдоха эльф не услышал.

Финрод легким движением закрыл мертвому невидящие глаза. «Кто закроет глаза мне?» – внезапно подумал он, вспомнив черное предчувствие гибели. «Быть может… человек?»