Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:
Поскольку на фесте меня было много - то выкладываю по частям.

Третий Дом

Финрод и Галадриэль. Любой более или менее положительный случай во время перехода по льдам. (Первое место в категории "джен")

У нас еще есть лембас, есть немного сушеных фруктов - но припасы подходят к концу. Мы бьем морского зверя, птицу - все, что попадается нам на пути. И оставляем за собой Вздыбленные Льды еще более пустынными.

Сегодня мы с Нэрвен идем рядом. Мы часто так делаем - я все еще не могу избавиться от мысли, что моя сестренка - маленькая девочка, за которой надо следить и опекать. Хотя она - один из лучших охотников и фехтовальщиков нашего народа и победит меня в половине поединков.

Я замечаю впереди полынью и указываю на нее сестре. Она кивает - надо быть осторожными, и мы огибаем смертоносную ловушку по широкой дуге. Но краем глаза я вижу, что на краю полыньи что-то шевелится. Добыча! Я говорю об этом Артанис - и вижу, как она непроизвольно облизывает губы. Мясо - это еда, это тепло... Это - жизнь.

Мы осторожно подходим к животному, стараясь не спугнуть добычу. Оно едва заметно на белом льду - белый пушистый комочек с черным носом и глазами. Детеныш? Я поднимаю копье...

- Инголдо, нет, не надо! - Артанис хватает меня за руку. - Пощади его...

Я опускаю оружие - в голосе сестры звенит отчаяние. Детеныш смотрит на нас черными блестящими глазками.

- Хорошо, - говорю я.

Раздается голос рога. Это сигнал остановки. Отойдя подальше от полыньи, мы собираем снег, чтобы построить вокруг себя снежную стенку и укрыться от ветра на время сна.

Мы сегодня ничего не добыли. Значит, надо ложиться голодными - или съесть немного драгоценного лембас, который, быть может, будет нужен для ослабевших в пути. Артанис откусывает кусочек - и из ее глаз льются слезы.

- Дура я, дурочка... Его - пожалела, а кто пожалеет нас и наших детей?

Я ничего не говорю. У меня нет ответа. Я только молча глажу сестру по волосам, пока она не засыпает, прижавшись ко мне.

После сна Артанис зачем-то вновь идет к полынье - и я слышу ее крик.

Я осторожно подхожу к ней - мы давно уже поняли, что по предательскому льду лучше не бегать, и вижу, как она что-то поднимает со льда. Это большая рыба. У ее ног - еще две такие же рыбины.

- Спасибо, - шепчет она неизвестно кому...



Финрод. Много Финрода. Не слэш, не кавай и не глум. Все остальное на усмотрение автора.


После рассказа владыкам Дориата Берен и Лутиэн пришли к ней. Она имела право одна выслушать повесть о последних днях жизни брата.

И вот рассказ окончен, влюбленные оставили ее в одиночестве. Галадриэль не хотела видеть никого, даже любимого мужа. Она вспоминала...

Высокий золотоволосый эльф - не отец, но тоже родич, она знает это, берет ее на руки и прижимает к груди, шепчет ласковые слова. Она улыбается ему. Ей несколько дней от роду.

Тот же золотоволосый эльф - Артанис уже знает, что это ее старший брат, Финдарато, ходит с ней на прогулки, называет имена птиц и цветов, выискивает самых красивых бабочек и жуков. А потом сажает себе на плечи и бежит по лугу с неувядающей зеленой травой. Артанис визжит от восторга...

Вот она уже подросла и братья матери пригласили ее в первое морское путешествие. И здесь Финдарато рядом, он показывает ей, как крепить паруса, как управляться со штурвалом. Она хочет попробовать грести, но весла для нее слишком тяжелы...

Ближе всех братьев для нее - Финдарато. Ему она поверяет первые мечты, ему рассказывает о своих делах и замыслах. Она знает, что Финдарато тоже мечтает о далеких неизведанных землях.

Их мечты исполняются - но совсем не так, как думалось. Залитые кровью пирсы Альквалонде, мертвые тела... Финдарато до крови закусивший губу и сжимающий кулаки. Она не решается спросить его - на чьей стороне бы он был, если бы они успели вовремя. Она и себе боится задавать этот вопрос.

Холод, снег, лед, смертоносная морская пучина. Голод и смертельная усталость. Гибель друзей, отчаяние. И золотые волосы брата впереди - как свет Лаурелин. Свет надежды.

Первые шаги по Эндоре, первые встречи, первые победы. Улыбка вновь вернулась на лицо брата. Он с восторгом осматривает великолепный Менегрот, взахлеб рассказывает ей о пещерах Нарога, где думает поселиться...

Брат ее - не только мудрец и чародей, но любит и ценит мастерство рук. Его резьбой по камню восхищены даже гномы - они дают ему прозвище "Пещерный Ваятель". И кажется, нет у него здесь врагов, кроме всеобщего врага, Моргота.

Но на радостном пиру в честь постройки Нарготронда, тень Проклятия вновь касается их. На вопрос, которым она думала развеселить погрустневшего брата, он ответил ей словами о предчувствии гибели - своей и города.

И вот сбылось предчувствие... Враги подстерегали брата не только снаружи, но и внутри города. Может быть, сыновья Феанаро и не хотели непременной гибели короля - но не таков был Финдарато, чтобы нарушить слово или сдержать его наполовину. Он отдал все, что мог - и свой титул, и свои силы, и свою жизнь.

Берен передал ей последние слова брата. В этом был весь Финдарато - надежда не покидала его до конца. И она непременно сбудется, Галадриэль верит в это. Но сколько еще испытаний придется им перенести, чтобы вновь встретиться на неувядающих лугах Валинора...


Галадриэль и Арвен. Лотлориэн, перед началом Войны за Кольцо. Размышления о судьбе Лютиэн, выбранной Арвен. Желательно POV Галадриэли, сравнивающей двух женщин. NH.


Я первой заметила это сходство. И это неслучайно - из всех живущих ныне в Срединных Землях лишь я одна видела обеих - Лутиэн Тинувиэль и Арвен Ундомиэль. Утро и Вечер. Вешний рассвет и вечерняя звезда. Казалось бы, где тут сходство? Но ведь утренние и вечерние сумерки похожи, не правда ли?

Я не хотела для внучки той же судьбы, что выбрала ее праматерь, но разве молодые спрашивают у старших, как им жить и что выбрать? Я тоже не спрашивала разрешения у отца, когда разлучилась с ним очень надолго - если не навсегда. Ведь путь в Валинор для меня закрыт. Даже через Чертоги Мандоса...

Арвен отважна. Она тоже выбрала Удел Смертных... Меня часто называли смелой, даже безрассудной, но я не знаю, смогла ли бы я выбрать то же. Тут нужна отвага иного рода, чем есть у меня. Они выбрали вечную разлуку с родными, с Домом - ради того, чтобы не разлучаться с любимыми. И в этом они схожи.

Но в то же время и различны - Арвен окажется менее стойкой в конце - так считает ее отец, так считаю и я. Проклятие людей, боящихся смерти превыше всего, вошло в ее кровь через предков. У Лутиэн этого не было. Может быть, дориатская принцесса стала таким человеком, который был задуман Эру изначально, она была непадшей, она не боялась смерти и ухода за Круги Мира. Арвен же боится, я вижу это.

Но Арвен все равно выбрала эту участь. И потому она отважней Лутиэн - ведь преодолеть свой страх сложнее, чем не испытывать его.

Как тяжко разлучаться! Но мой брат знал, знаю и я, что когда поднимутся те земли, что покрыты сейчас волнами, когда вновь настанет Весна, мы встретимся вновь! Я буду ждать их там.



Ородрет. Последняя битва. Осознание краха. POV.

Я не сделал ничего. Не уговорил братьев и сестру не уходить, не вернулся с отцом, не удержал Минас Тирит, не ушел с братом, не освободил Лутиэн, не удержал Гвиндора, не послушал Владыку Ульмо... Даже тот единственный поступок, которым я могу гордиться, начался с "не" - я не дал казнить своих двоюродных братьев. Я - король "не" - с этого еще начинается слово "незаметный". Так меня и запомнят.

Я никогда не был победителем. Все битвы, в которых я сражался, были проиграны. И эта тоже - проиграна. Скоро конец всему. Конец городу - потому что они спокойно подойдут к воротам по мосту - такому широкому, такому удобному... Турин еще надеется спасти город. Наивный человек... Я давно знал, что нам конец - еще с тех пор как они... как МЫ ... выгнали моего старшего брата с горсткой верных. Какое-то время я еще на что-то надеялся, особенно после того, как Проклятие Мандоса покинуло наши ворота - но нет. Тайна и отравленные стрелы не спасли нас. А попытки вспомнить о былой доблести окончательно погубили.

Нам конец. Орки окружают нас, как черный прилив. Турин, быть может, и прорвется - но я останусь здесь. Меня, наверное, даже не захотят взять в плен. Кому нужен "незаметный" король? То ли дело, Черный Меч, Мормегиль, враг Врага и проклятый сын. А может, он даже спасется. Я надеюсь на это, потому что если кто и способен спасти мою дочь - только он, Турин.

Конец. Я ухожу из этого тела - оно слишком искалечено, чтобы удержать душу. Турин! Может быть, ты еще слышишь меня - спаси, спаси ее! Больше мне не на кого надеяться...


Финдуилас/Гвиндор после возрождения в Валиноре. ХЭ на усмотрение автора, рейтинг - до PG-13

Он долго боялся подойти к ней, долго боялся увидеть то же угасшее лицо и печальный взгляд, что провожали его в Нарготронде, но услышал ее смех - и решился.

Она играла с котенком, привязав к пояску хрустящую бумажку - проворному рыжему зверьку нравился шелест - и обернулась на звук его шагов.

В ее глазах мелькнул испуг и он остановился, не зная, что делать дальше - уйти? Остаться? Но она сама подошла к нему.

- Гвиндор... Не уходи.

И он остался.

*

- Та любовь была как болезнь, как злое наваждение, как проклятие... Теперь я люблю его лишь как брата и в любви моей нет больше горечи. Простишь ли ты меня?

- Я никогда не винил тебя ни в чем.

"Поцелуем я выпью печаль из глаз твоих..."

"Поцелуем сниму я печать мук твоих..."

Говорят, что все печали исцеляются в Чертогах Мандоса, но их исцеление завершилось - здесь и сейчас.
Tags: Финрод, фанфики
Subscribe

  • Квэнта

    Вся моя квэнта "Записки пробудившегося арфинга" на Самиздате http://zhurnal.lib.ru/editors/p/ponedelxnik_j_w/quenta.shtml

  • Новая порция ужасов :)

    Мои воспоминания о Валиноре и Нарготронде Записки пробудившегося арфинга 51. Снова плен Очнулась я от холодной воды, падавшей мне на лицо. Мелкий…

  • Квэнта

    Мои воспоминания о жизни в Валиноре и Нарготронде Записки пробудившегося арфинга 50. Разорение и гибель Нарготронда В тот день, день великого…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments