Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:

Вершина

Казалось, это должно было длиться не одно столетие, но когда они вышли, ладья пресветлой Ариэн едва сдвинулась с места. Только сейчас Рингвэн удивилась – она не видела солнца во время суда, хотя там не было крыши. Чары. Мандос не знает времени.

На нее накатила такая усталость, что она остановилась прямо посреди улицы, полузакрыв глаза.

- Что с тобой? – Артайвэ обхватил ее за талию, испугавшись, что она упадет.

- Я очень устала. Хочу оказаться там, где никого нет, кроме нас с тобой. Не хочу думать ни о чем, кроме травы, облаков и воды. Не хочу вспоминать того, что узнала…

- Может быть, снова отправимся в Лориэн?

- Нет, я справлюсь сама.

Он выполнил ее желание и отвел на берег небольшого озерца с холодной водой. Целый день они просидели там, почти не разговаривая, лишь держась за руки. Покой этого места, чистый и сладкий воздух Амана, краса зеленой травы и ярких цветов постепенно рассеяли накрывшую ее душу тень. Она ничего не забудет… но не даст печали и горю взять над ней верх. Тьмы больше не будет, ее повелитель изгнан навеки. Будет лишь чистое небо, и солнце, и радость, и жизнь без печали в Благословенном Краю.

***

Год помолвки промчался быстро. По правде говоря, они могли бы сократить этот срок – ведь они считали себя обрученными уже давно, с той чудесной встречи на севере Железных Гор – но ни Рингвэн, ни Артайвэ не желали отступать от обычаев. Дни несчастий, бегства и изгнания остались позади – и к чему теперь было спешить? Пусть все идет, как заведено.

И в положенное время был устроен пир, и принесены дары, и Владыки Валар призваны в свидетели, и названо имя Эру Всеотца, Властелина Всего Сущего – в знак заключения этого союза навеки, до самого Конца Арды. И ночью стали они едины плотью, и едины душой. Это была ночь радости и счастья, и она стала третьей ночью исцеления.

***

Новый дом построили на полпути между домами, где жили их семьи – чтобы никого не обидеть. Конечно, в точности соблюсти середину не удалось, и дом оказался на десяток фатомов ближе к дому семьи Артайвэ, что служило темой для многих шуток.

Мирно и радостно текла жизнь. Нолдор не любят сидеть без дела, Рингвэн же вспомнила свои прежние труды в Гондолине – она вместе с другими заботилась о плодовых деревьях. И здесь она тоже отправлялась в сады Йаванны и следила за деревьями – у одного надо было залечить сломанную ветку, другому требовалась вода, третье просто желало прикосновения живой руки и разговора. А потом приходило время сбора плодов и тогда дела было много. Впрочем, заботой Йаванны плоды созревали не в одно время, дабы не утомлять сборщиков.

Артайвэ в ранней юности, до Исхода, добывал в шахтах драгоценные камни, но сейчас не желал продолжать прежние труды. «Нет», - сказал он Рингвэн, - «подземная тьма мне сейчас ненавистна. Слишком хорошо я помню рудники Ангбанда, откуда и не чаял выйти – разве что в такой же мрак Мандоса. Может быть, когда-нибудь я отправлюсь туда и добуду для тебя самый прекрасный самоцвет… но не сейчас». И он стал помогать жене в садах.

Рингвэн подружилась с его младшей сестрой Анарэт, и с другими девушками. Так получилось, что они либо не покидали Валинора либо родились здесь уже после Исхода, и потому много расспрашивали ее о Средиземье. Она ничего не скрывала из своего прошлого, не уходила от вопросов, и стала замечать, что после ее рассказов они стали смотреть на нее с уважением и даже благоговением. Рингвэн попыталась разъяснить, что не сделала ничего выдающегося или героического, и слишком часто испытывала лишь страх и слабость, но их отношение не изменилось. Вздохнув, Рингвэн приняла вещи такими, какие они есть. И все чаще вспоминала она о милой Лалвэ, дорогой подруге, почти сестре. Но она так и не появлялась среди Живых.

Не забывала Рингвэн и прежних друзей, тех, кого знала в Гондолине. Чаще всего она встречалась с Линдилем, отцом Лалвэ, ибо хотела поддержать его. Его вид пугал Рингвэн – казалось, он таял день ото дня, становясь все печальнее. Однажды она спросила прямо – не знает ли он, собирается Лалвэ возвращаться или нет. Он ответил:

- Да, я спрашивал о ней у служителей Мандоса. И узнал вот что: она слишком боится жизни. Не верит никому. Ведь ее предал и убил тот, кому она хотела только добра. В безмолвии Чертогов Мандоса ей спокойнее и она не хочет возвращаться.

- Но … разве нет способа исцелить ее?

- Один есть. Но я не могу им воспользоваться.

- Какой же?

- Тот, кто испытал слишком большие горести, может вновь пройти свой жизненный путь с самого начала. Родиться, как дитя и вновь вырасти, обретая прошлую память постепенно. Тогда исцеление завершится. Но любимая моя Айлинэль не хочет оставлять дочь одну … и этот путь для меня закрыт. Боюсь, что я тоже истаю и сойду во мрак Мандоса.

- Не надо! – со страхом воскликнула Рингвэн. Линдиль печально взглянул на нее.

- Это не зависит от моей воли. Силы мои постепенно тают, подтачиваемые отчаянием. Если до сей поры я не сделал этого – то потому лишь, что считаю это слабостью и утратой надежды. Но я не уверен, что смогу сопротивляться и дальше…

***

Этот разговор испугал и сильно опечалил Рингвэн, омрачив спокойствие и радость последних лет. Неужели и здесь, даже после изгнания Владыки Тьмы, его Тень будет настигать их снова и снова? Но… ведь путь к исцелению есть. Если этого не могут сделать Линдиль и Айлинэль, то почему бы родителями Возрожденного не стать им с Артайвэ? Они уже думали о ребенке, правда, о своем собственном… Но не будет ли лучше пока вернуть в мир Живых одну из несчастных, лишенных дома душ? Тем более, что речь идет о ее милой подруге…

Рингвэн заговорила об этом с мужем. Он медлил с ответом, и она заметила, как в глазах его промелькнуло сожаление. Но лишь на миг затмило оно его взгляд.

- Делай, как посчитаешь нужным. Не скрою, я хотел, чтобы это был наш сын. Но замысел твой благороден и я не хочу и не буду ему мешать. Я полюблю ее как если бы это был наш ребенок. А время других детей настанет позже…

- Спасибо.

***

И тогда поспешили они к мрачному Мандосу, ибо здесь требовалось узнать волю самой Лалвэ и получить разрешение Владыки Намо. На диком севере, в мрачной серой долине, где не росло ничего, кроме редких черных елей и низкого колючего кустарника, стояли Чертоги Мандоса. Они располагались под землей, а входом им служили высокие врата из черного железа и серого камня. Они были заперты и служитель Мандоса отворил их лишь когда пришельцы изложили свою просьбу.

Их проводили в величественный зал, который был пуст, не считая высокого трона, на котором восседал Владыка Намо. Благоговейный страх охватил Рингвэн, когда она склонилась в низком поклоне перед Хозяином Мертвых.

- Я уже знаю, зачем вы пришли, - прогремел его голос, глубокий и мрачный. – Эта душа готова вернуться к жизни, ей недостает лишь желания. Но должен предупредить вас – ребенок из Возрожденных будет стоить вам обоим много сил, и нескоро вы сможете зачать другого.

- Пусть! – воскликнула Рингвэн. – Я согласна!

- Я согласен, - чуть помедлив, ответил Артайвэ.

- Сейчас я вопрошу душу, о которой вы говорите, - Намо замолчал на несколько мгновений. – Она тоже согласна. Да будет так!

***

Рингвэн откинулась на подушки, отдыхая после долгих родовых трудов. Воистину, Мандос был прав – рождение дочери стоило ей много сил. Но она ни о чем не жалела. Она уже слышала ее первый крик и сейчас ребенка унесли, чтобы обмыть. Ей очень хотелось спать, но она решила не засыпать, пока его вновь не принесут и не покажут ей. Ей пришлось ждать недолго.

Небольшой сверток в белых пеленках положили рядом с ней. Она наклонилась над крохотным лицом и заглянула в открытые глаза ребенка. Первое мгновение они были бессмысленны как у любого младенца, но вдруг в них мелькнуло знакомое выражение.

- Лал! – шепотом позвала она. Глаза ребенка обратились к ней и она уверилась, что не стала жертвой морока. Это были глаза Лалвэ. Фэа на мгновение обнаружила себя и вновь ушла вглубь, и глаза вновь стали такими как у всех детей. Слезы облегчения закапали из глаз Рингвэн. Теперь все будет хорошо. Не будет больше ни тени, ни горя. Исцеление завершилось.

КОНЕЦ
Tags: Вершина, фанфики
Subscribe

  • (no subject)

    На холиварке встретила удивительное: "Увы, натренировать высотную выносливость толком нельзя, поэтому умные люди, забираясь на высоту, делают это с…

  • (no subject)

    Прочитала про Гитлера и Габсбургов, весьма интересно. Не подозревала, что у них были такие запутанные взаимоотношения... Детей эрцгерцога…

  • (no subject)

    Знаете, я ни разу не поклонник BLM, мне не нравятся все эти движухи с "покаянием", но вот это вот - какая-то отвратительная пакость и дикость.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments