Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Вершина

Проснулась Рингвэн поздно и одна. На мгновение ее объяла тревога – вдруг встреча с родителями была лишь сном? Но нет – она тут же ощутила их близкое присутствие и вздохнула с облегчением. Это был вовсе не сон! И тут же в приоткрытую дверь заглянула ее мать.

- Ринья, если ты думаешь, что здесь можно питаться только воздухом, то ошибаешься! Завтрак на столе. И если хочешь – надень вот это.

И она протянула дочери легкое белое платье.

- Спасибо, мамочка! А то платье, в котором я вчера пришла… ты не выбросила?

- Конечно, нет, Ринья! Оно ведь твое, а ты уже не ребенок. Без твоей просьбы я и прикасаться к нему не буду.

- Это не самое красивое платье… но это память о друге. Я сохраню его.

-Как пожелаешь, доченька.

Эльвен скрылась за дверью, а Рингвэн принялась одеваться и причесываться.

Но когда она взглянула в зеркало, радость померкла. Морщины, полуседые волосы, сгорбленные плечи… Как много следов прошедшего осталось снаружи … а еще больше – внутри.

Рингвэн постаралась отогнать невеселые мысли – все уже позади и незачем пугать родителей мрачным лицом, ведь ей еще повезло, насколько труднее пришлось многим другим. Ей не довелось оплакивать потерю любимого или детей, она не искалечена, мать и отец вернулись из Чертогов Мандоса… все могло быть гораздо хуже.

За завтраком она ощутила беспокойство – они с Артайвэ уговорились встретиться сегодня, но почему-то она боялась, что если уйдет из этого дома, то больше не найдет его или найдет пустым. Кажется, мать уловила ее мысли и сказала, не дожидаясь вопроса:

- Не бойся, Ринья, иди. Мы не исчезнем, не растворимся в воздухе и даже обещаем никуда не уходить, пока ты не вернешься. Ты найдешь нас здесь.

А отец с улыбкой добавил:

А мне почему-то кажется, что Ринье скоро придется уходить в новый дом, правда?

- Ты угадал, - со смехом ответила она. – Но я буду часто сюда приходить.

Облачко тревоги рассеялось. Чего бояться здесь, в Амане Благословенном? Даже сам воздух здесь был легче, невесомее, чем в смертных землях. Ни пыли, ни гари, ни злой воли, которая когда-то нависала над всем Белериандом…

***

Они с Артайвэ условились встретиться вновь у городских ворот, ибо Рингвэн совсем не знала Тириона. Он тоже переоделся в новое и выбрал легкие светлые одежды. Волосы придерживал серебряный обруч.

- Ты сияешь, как Лаурэлин, - сказал он. – Ты нашла?..

- Да! – воскликнула она радостно. – Да, - прошептала печально, вспомнив о горе смерти. Но радости было больше.

- Я тоже нашел, - сказал он и в ответ на ее недоуменный взгляд пояснил. – Да, я знал, что родители и сестра здесь в безопасности, им не грозила смерть, но… Мы расстались в гневе и горечи – они не хотели, чтобы я уходил, говорили, что своим Мятежом Фэанаро и идущие за ним лишь усугубляют Искажение Арды. Я боялся, что встреча будет холодной, но… они давно все простили.

- Они ведь любят тебя, - ответила Рингвэн и вдруг закашлялась.

- Тебе плохо? – участливо наклонился к ней Артайвэ.

- Я боюсь, что пыль Анфауглит осталась во мне навсегда. Я думала, здесь это пройдет само собой… но нет.

- У меня то же самое, - мрачно сказал он. – Рудничная пыль… Я видел, как этот кашель сводил людей в могилу за несколько месяцев. Эльдар – нет, но все же… Впрочем, какой же я глупец! – воскликнул он радостно. – Как я мог забыть о месте в Валиноре, которое дарует всем покой и исцеление! Сады Лориэн! Пойдем туда сейчас?

- Да. Только я скажу отцу и маме…

Она быстро послала мысленный зов родителям. Они обещали ждать ее дома и не уходить, сколько бы ее не было.

***

Лориэн был далеко, поэтому им вновь пришлось ехать верхом. И хотя лошади Валинора могли нестись как ветер, только к полудню они достигли Садов. Они находились среди широкой равнины посреди Валинора. Сады ограждала серебряная ажурная ограда. Она была невысокой – через нее с легкостью можно было перебраться – и служила не охраной, а скорее просто границей Садов. Они не стали нарушать рубеж, а нашли небольшие ворота, которые открылись от легкого толчка.

Тут же навстречу им вышла девушка в серебристом платье. Она была немного выше любой нисси, и черты ее лица были прекраснее и благороднее, чем у прекраснейшего из эльдар. От нее исходило ощущение особой силы, и Рингвэн поняла, что это майя. Оба эльфа низко поклонились ей, на что она ответила кивком головы.

- Приветствую вас, благородные эльдар, - сказала она низким глубоким голосом. – Вы ищите исцеления?

- Да, - ответил Артайвэ, а Рингвэн только кивнула.

- Хорошо. Меня зовут Митэйль, я одна из дев Владычицы Эстэ. Следуйте за мной.
Рингвэн и Артайвэ тоже назвались и поспешили вслед за майя.

Не ошиблись те, кто назвал сады Лориэн прекраснейшим местом в Арде. Нежнейшая зеленая трава того оттенка, который она обретает лишь ранней весной, покрывала всю землю вокруг. Рингвэн страшно было ступить на этот изумрудный ковер, страшно смять хоть одну травинку, но с неохотой сделав несколько шагов и оглянувшись, она заметила, что никаких следов позади не осталось. Тогда она смело пошла дальше вслед за майя. Вскоре в траве стали попадаться цветы. Снежно-белые с золотой сердцевиной, ярко-алые, солнечно-желтые и синие, как полуденное небо… И розовые с серебристыми прожилками, и нежно-голубые, и лиловые… И все они как будто сияли изнутри своим собственным светом. Драгоценные каменья Смертных Земель показались бы рядом с этими цветами невзрачной серой галькой. А какой дивный аромат они испускали! Вскоре они достигли деревьев. О, эти изящные белые стволы, нежно-зеленые листья и серебристые цветы нимлотов, светло-коричневые стволы и темно-зеленые листья буков, фигурные листья кленов… А вот и… Да, маллорн. Нежно-серый ствол, золотистые листья, огромные золотые цветы… Рингвэн дотронулась до него, будто приветствуя старого друга. Такие же деревья росли в Гондолине. Хотя не совсем такие. Деревья Амана были выше, с более густыми кронами. Ни один жук не тронул их коры, ни один лист не потускнел, собираясь опадать. В Амане нет осени и зимы, деревьям незачем опасаться холодов и сбрасывать листву. И не угрожает им здесь ни засуха, ни чрезмерные дожди, ни морозы, ни насекомые… А все же как бы Рингвэн хотелось оказаться сейчас на родине, в тени знакомых деревьев, многие из которых она знала по именам… Но это невозможно. Она подавила в себе желание заплакать и поспешила следом за спутниками, которые успели довольно далеко уйти.

Наконец, они вышли на небольшую поляну. Посреди нее голубело небольшое озерцо с такой чистой водой, что в него можно было смотреться, как в зеркало. А сама поляна была усыпана серебристыми цветами. Они походили на розы, только очень низкие и с нежными зелеными стеблями совсем без шипов. И верно, от кого нужно защищаться здесь, в благословенной земле?

Митэйль остановилась и внимательно посмотрела на эльфов. Рингвэн показалось, что ее на мгновение окутало тепло, как будто она погрузилась в горячую ванну.

- Я вижу, у вас нет таких ран и болезней, которые потребовали бы особого внимания Владык, - произнесла майя. - Испейте воды из озера Владычицы Эстэ, она принесет вам сон. Не противьтесь ему, ложитесь здесь. И тогда вы будете исцелены.

- Благодарю тебя, - произнесли они одновременно, и когда майя Эстэ удалилась, сделали по ее слову.

Вода была прохладной и очень вкусной, именно такой, какой бывает чистая вода после долгой жажды, хотя Рингвэн вовсе не хотелось пить. Выпив по несколько глотков из ладони, они легли рядом, сплетя пальцы. И целительный сон охватил обоих.

В нем не было ни грез о прошлом, ни видений будущего. Только серебряно-золотой мягкий свет, похожий на свет Солнца и Луны одновременно, но гораздо более ясный. Позже Артайвэ сказал ей, что именно таким был свет Древ в Час Смешения Света, до омрачения Валинора. И Рингвэн поняла, что в ней поселилась еще одна печаль – печаль об ушедшем Свете, которую знали все эльфы Амана, видевшие его. Но это была небольшая плата за право увидеть его хотя бы во сне.

Проснувшись, она долго смотрела в бледное небо. Похоже, было утро, но сколько прошло времени, Рингвэн не знала. Она медленно поднялась на локте, ощутила, как пальцы Артайвэ сжали ее руку – он тоже пробудился. Оба, не сговариваясь, поднялись на ноги, так и не разжав рук. И тогда Рингвэн взглянула на любимого и увидела его как будто первый раз. Где тот сгорбленный, измученный работой, побоями и голодом раб, которого она видела в руднике? Где тот настороженный воин, ловкий и быстрый, но покрытый шрамами? Теперь она увидела его таким, каким он, видимо, был еще до Исхода Нолдор. Высокий прекрасный юноша с чистой белой кожей и длинными черными волосами, с прямой спиной, широкими плечами и сильными руками. Только глаза … да, они были теми же глазами, что и раньше, и в них по-прежнему сияли звезды. И еще в них была память и печаль. Они не уйдут, да это и к лучшему. Ибо печаль и память о перенесенных страданиях становятся мудростью.

Артайвэ вздохнул полной грудью и радостно засмеялся.

- А ты, - сказал он, - совсем не изменилась.

- Что? – испуганно спросила она. Неужели на нее целительные чары не подействовали? Рингвэн обернулась к озеру и вгляделась в его прозрачные воды.

И тут же успокоилась. Да, это был тот полузабытый облик, который она видела в водах и зеркалах Гондолина. Морщины исчезли, кожа вновь стала белой, седые волосы исчезли – теперь они вновь были светло-русыми, как и раньше. Она вновь повернулась к Артайвэ.

- Зачем ты смеешься надо мной? – с упреком воскликнула она.

Его лицо стало серьезным.

- Вовсе не смеюсь, - ответил он. – Просто я всегда видел тебя такой.

Если бы не нежелание возмущать покой благого озера, Рингвэн плеснула бы в него водой. Разве можно было так пугать ее? Иногда мужчины совсем ничего не понимают…

Только теперь она огляделась по сторонам, посмотрела под ноги и испустила крик ужаса. Они стояли на черной проплешине, серебристые цветы, на которых они лежали, увяли и превратились в прах. Вот оно, искажение, что они принесли из Средиземья… Благая земля Амана не выдерживает соприкосновения с ними. Рингвэн стояла, боясь ступить хотя бы шаг. Ей вдруг представилось, как она идет по лужайке, а за ней, в тех местах, где она поставила ногу, вместо травы и цветов остаются черные, выжженные пятна. А вдруг маллорн, к которому она прикоснулась по дороге сюда, тоже иссохнет и погибнет? Она ощутила комок в горле. Лучше бы на этих серебристых розах были шипы. Тогда они не смогли бы дотронуться до цветов, и они бы остались живы…

- Не пугайтесь, - мелодичный голос Митэйль, выступившей из леса, заставил ее обернуться. – Так и должно быть. Эти цветы отдали свои жизненные силы, чтобы исцелить вас.

- Если бы я знала… - медленно произнесла Рингвэн, - я… не пришла бы сюда.

Майя покачала головой.

-Не стоит так думать. Это предназначение эстэлот - отдавать свою жизнь, чтобы другие жили без боли и мучений. Они уже принесли семена, их потомки будут вновь расти здесь, а их жизнь завершена. Подумай, колосья пшеницы тоже отдают свою жизнь, чтобы напитать тебя. И если бы ты собирала целебные травы – то тоже должна была бы погубить их, чтобы спасти кого-то. Так часто бывает – увы, это закон Арды Искаженной. Но нельзя отказываться от добровольной жертвы. Эти цветы с радостью гибнут – для того они рождены. И не вини себя – виновата не ты, а тот, кто исказил Арду.

Рингвэн медленно кивнула. Да, она понимала это – и все же ей было жаль погибшей красы. Но страх прикасаться к цветам и деревьям ушел. Медленно они направились к выходу из Лориэна и вскоре Рингвэн успокоилась. Как радостно было ощущать себя освобожденной от всей телесной боли, которую она вынесла, как отрадно было вновь обрести былые силы… Прошедшая ночь была второй ночью исцеления.
Tags: Вершина, фанфики
Subscribe

  • (no subject)

    На холиварке встретила удивительное: "Увы, натренировать высотную выносливость толком нельзя, поэтому умные люди, забираясь на высоту, делают это с…

  • (no subject)

    Прочитала про Гитлера и Габсбургов, весьма интересно. Не подозревала, что у них были такие запутанные взаимоотношения... Детей эрцгерцога…

  • (no subject)

    Знаете, я ни разу не поклонник BLM, мне не нравятся все эти движухи с "покаянием", но вот это вот - какая-то отвратительная пакость и дикость.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 16 comments

  • (no subject)

    На холиварке встретила удивительное: "Увы, натренировать высотную выносливость толком нельзя, поэтому умные люди, забираясь на высоту, делают это с…

  • (no subject)

    Прочитала про Гитлера и Габсбургов, весьма интересно. Не подозревала, что у них были такие запутанные взаимоотношения... Детей эрцгерцога…

  • (no subject)

    Знаете, я ни разу не поклонник BLM, мне не нравятся все эти движухи с "покаянием", но вот это вот - какая-то отвратительная пакость и дикость.…