Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Вершина

А на пятый день, на дневной остановке, она попросила Артайвэ научить ее обращаться с кинжалом. Неровен час кто-нибудь нападет, а она даже не знает, как его правильно держать! Кирша, услышав эту просьбу, тоже пожелала научиться. Артайвэ согласился давать уроки обеим.

- Вот, смотрите, - Артайвэ попросил их взять кинжалы в руки и вытащил для примера свой. – Не сжимайте слишком сильно рукоять – быстро устанете и потеряете гибкость. Да, чем сильнее вы держите, тем кинжал труднее выбить из руки… но тогда вы потеряете скорость, а это почти наверняка - поражение. Теперь дальше. Сделайте выпад! Резче! И руку не оставляйте там, тяните обратно к себе, ваша задача – не отдать ее противнику, а приготовиться к новому удару. Ринья, целься выше! Сердце, шея – вот что надо поразить в первую очередь…

Рингвэн неуверенно сделала несколько выпадов. Забыв о совете, она сжала рукоять так, что костяшки пальцев побелели. Артайвэ со смехом взял ее руку и разжал пальцы.

- Слишком быстро устанешь, Ринья. Смотри, как напряглась рука, она как будто деревянная! Попробуй еще раз.

Рингвэн ослабила хватку и вновь принялась наносить удары воображаемому противнику. Новая наука увлекла ее, это было похоже на танец, где движения одного зависели от движений другого…

И все же это был не танец.

- Да, еще одно, чуть не забыл. Когда наносите удар, поверните кинжал плашмя – так лезвие не ударится о ребра, а пройдет между ними…

Кинжал с отвратительным чавканьем входит в живое тело... О да, орк знает, как правильно бить, он наносит удар, поворачивая клинок… Тело несчастной рабыни дергается в агонии, застывает…

- Нет! – видение было таким ярким, что Рингвэн выронила кинжал и закрыла лицо руками. – Нет, нет, не хочу, не могу! Не буду!

- Что такое, любимая? – Артайвэ обнял ее за плечи. – Ты же сама просила…

- Да. Но я не подумала о том, кем я тогда стану, кому уподоблюсь… Я… Я так радуюсь, что нам не пришлось никого убивать… Наверное… я бы не смогла ничего сделать.

Кирша не удержалась и фыркнула.

- Энтих убивцев еще жалеть… Ничего они не заслуживают, кроме смерти. Их пожалеешь, а они… Рин, сама ведь знаешь…

- Знаю. И все равно – не могу. Простите меня.

- Не за что тебя прощать, Ринья. Не хочешь – не учись. Думаю, мы сможем защитить и тебя, и всех, кто нуждается в защите, - мягко сказал Артайвэ.

- А я буду учиться дальше! – воскликнула Кирша. – И уж если мне попадется хоть один орк, я его… я его…

Она скорчила такую забавную гримаску, которая должна была изображать яростную свирепость Кирши-победительницы-орков, что Рингвэн невольно рассмеялась. Но тут же оборвала смех, понимая, что эта ярость и ненависть этой почти девочки были самыми настоящими. Слишком много страха и жестокости она испытала в жизни, слишком рано начались для нее суровые испытания. Рингвэн могла только надеяться, что ее разговоры о доброте и милосердии не пропали даром и тоже пустили ростки в этом юном сердце.

Она с отвращением посмотрела на выпавший из руки кинжал, но, поколебавшись, все-таки подобрала его и сунула за пояс.

А вечером, когда они сидели рядом, Артайвэ обнял ее и сказал:

- Может быть, ты и права… Это злое дело и мы занялись им только потому, что иначе нам пришлось бы терпеть еще худшее зло.

После этого они долго сидели, обнявшись, не произнося ни единого слова. И Рингвэн поняла, почему худшим из деяний Моргота Бауглира называли превращение пленных эльфов в орков – он ведь не просто искажал тела, он исказил души, заставляя их любить то, что эльфам, по замыслу Создателя, ненавистно более всего – разрушение, насилие, смерть. А потом ей пришла в голову мысль, которая ужаснула еще больше – ведь многим эльфам Средиземья пришлось в некоторой мере стать орками – и убивать, чтобы защитить себя и других. И хоть война эта была справедливой – все равно она исказила многие души, даже среди тех, кто не испытал власти Моргота, и, наверное, не исцелятся они полностью до самого Конца Арды…

***

На двадцатый день или, точнее, ночь пути на них все-таки напали.

Дежурили Рингвэн и Артайвэ. Хотя все дозорные сторожили внимательно – ведь никому не хотелось стать добычей или пленниками – Рингвэн старалась больше других. Когда-то, упоенная встречей с сородичами, она потеряла осторожность – и как страшно пришлось поплатиться за это любимому! Она знала, что Артайвэ не винит ее за это даже в мыслях, хотя бы потому, что тогда бдительность утратили они все, но сама она всегда себя винила. Пока они не пришли в безопасное место – она будет настороже. И она напряженно вглядывалась в темноту, то и дело неслышно обходя маленький лагерь. И первой заметила опасность.

Со стороны гор к ним приближались неясные черные тени. И не одна-две, а много, не меньше полутора десятков! И это были не волки, увы – сутулые фигуры передвигались на двух ногах. Орки! Они были еще довольно далеко, но Рингвэн уже могла различить их гнусные морды… Наверное, они выследили их еще днем, а теперь решили напасть.

Тревожным шепотом она сообщила новость Артайвэ, который немедля принялся будить своих товарищей. Сама же она разбудила женщин, стараясь, чтобы те не впали в панику. Ее опасения не оказались напрасными, некоторые, услышав об орках, принялись рыдать, другие порывались бежать в темноту, подальше от страшной опасности. Ей пришлось прикрикнуть на них, чтобы установить порядок. К счастью, большинство восприняли новость относительно спокойно, только ненависть зажглась в глазах, а руки стиснули оружие.

Самых молодых и слабых поместили в середину. Во внешнем кругу встали мужчины и те из женщин, кто хотел и мог драться. Рингвэн не хотелось прятаться за спинами, но сможет ли ее рука нанести удар? Не из-за трусости – но из-за того отвратительного видения, которое поразило ее так недавно. Она выбрала нечто среднее – не внешний круг, но и не центр, встав во вторую линию защиты неподалеку от Артайвэ и Кирши, которая не желала упустить такой случай. Глаза девушки горели яростным огнем.

Только они успели выстроиться, как враги с криками и рычанием налетели на маленький отряд. Эльфы ловко орудовали клинками, но на каждого из них приходилось по трое противников, так что нашлось дело и женщинам. К сожалению, ненависть и жажда мести мало могут заменить силу и умение. Рингвэн с болью в сердце увидела, как несколько ее товарок упало, пронзительно крича. А вот Кирша не оплошала, и несколько уроков обращения с кинжалом явно пошли ей на пользу – напавший на нее орк – к счастью, довольно мелкий - упал, пораженный прямо в горло, а она отделалась лишь небольшой раной на левой руке. Не успев порадоваться за своего «оруженосца», Рингвэн испустила вопль ужаса – огромный орк, расправившийся с Сайгой, женщиной, стоявшей слева от Артайвэ, уже занес руку с ятаганом над головой эльфа. Тот ничего не мог поделать – он отбивался разом еще от двух противников. Окровавленный кинжал в ее руках – руках убийцы! - входящий в живое тело, и Артайвэ на земле с разрубленной головой – оба видения за миг промелькнули перед внутренним взором Рингвэн, когда она, отчаянно визжа, бросилась сзади на орка, метя клинком ему сбоку в горло. Удар неумелой руки вышел неточным, попав только в плечо – но этого оказалось достаточно, чтобы ятаган просвистел мимо головы Артайвэ, лишь поранив ему щеку. Орк, рыча, двинул правым локтем назад, оттолкнув Рингвэн, но тут на помощь Артайвэ подоспел Сульвэ, уже разделавшийся со своими орками, и прошло совсем немного времени, как все было кончено.

Почти все нападающие были убиты наповал, а единственного тяжелораненого женщины успели прикончить прежде, чем Рингвэн успела вмешаться. Да и что она могла предложить? Тащить его с собой? Оставить здесь умирать от ран? К тому же, она слишком хорошо помнила, чем может ответить орк на милосердие… А вот среди ее товарок были потери, которые, и правда, стоило оплакать. Четыре женщины погибли, многие были ранены, хотя, к счастью, ни одна рана не оказалась тяжелой, и поэтому, уняв наскоро кровь, они занялись мертвыми. Орков просто стащили в одну кучу, оставив на милость хищников и ветра, а для четырех вастачек вырыли могилы. Женщины, рыдая и причитая, положили подруг так, как было принято у вастаков – на правом боку, подтянув колени к груди. Рингвэн подошла к каждой и поцеловала в холодный лоб, шепча их имена – Сайга, Руда, Хараша и Гайда – и слова прощания и благословения на темном пути к Чертогам Мандоса и дальше, за Круги Мира. Потом могилы засыпали землей и заложили камнями, чтобы никакой хищник не добрался до тел.

Отойдя на несколько лиг от могил, они снова устроили привал – слишком много сил отняла схватка, да и за раненых следовало взяться более серьезно. Рингвэн занялась раной Артайвэ, которая выглядела жутко – острый клинок срезал часть левой щеки, обнажив несколько зубов. Он смог сам остановить кровь, но на большее его целительных сил не хватило. Рингвэн, собрав все силы, удалось затянуть плотью и кожей страшную дыру, но уродливый шрам все же остался. Обессиленная, она привалилась к его плечу и прошептала:

- Какое счастье, что… И теперь я поняла - не разумом, но сердцем – почему вы стали воинами.

- Спасибо, - тихо ответил он, и она не могла точно сказать, благодарит ли он ее только за спасение жизни и исцеление или еще и за это понимание.
Tags: Вершина, фанфики
Subscribe

  • (no subject)

    На холиварке встретила удивительное: "Увы, натренировать высотную выносливость толком нельзя, поэтому умные люди, забираясь на высоту, делают это с…

  • (no subject)

    Прочитала про Гитлера и Габсбургов, весьма интересно. Не подозревала, что у них были такие запутанные взаимоотношения... Детей эрцгерцога…

  • (no subject)

    Знаете, я ни разу не поклонник BLM, мне не нравятся все эти движухи с "покаянием", но вот это вот - какая-то отвратительная пакость и дикость.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments