Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Category:

Маэдрос в плену. Отрывок 7

Написано в соавторстве с Лаэголасом.


Их приволокли обратно в камеру. Маэдроса вновь приковали к стене, а бесчувственного Келебрина бросили в противоположный угол.

Оставшись с ним наедине, Маэдрос только скрежетал зубами, глядя на глупого синда. Радовало только то, что тот потерял сознание. Подобраться к нему и помочь чем-нибудь, даже если бы не мешали цепи, Маэдрос бы побоялся, потому что каждое его движение сказалось бы на товарище приступом боли, а когда не чувствуешь боли сам – трудно соразмерять движения с нею. Хорошо, если тот пробудет в беспамятстве достаточно долго, чтобы рубцы хоть немного унялись. Маэдрос стоял неподвижно, собирая остатки сил на исцеление, а потом пустил их в ход. Что из этого вышло, он не мог почувствовать, но надеялся, что хоть немного справился.

Келебрин застонал, приходя в сознание... Последнее, что он помнил - кровавые рубцы на спине Майтимо, каждый из которых он чувствовал огненной болью на своей спине и усмехающееся, торжествующее уродливое лицо Темного Владыки... Он открыл глаза - и увидел картину знакомую до мелочей - все та же камера, и Майтимо здесь... Руки у Келебрина затекли и болели, хотя были свободны - конечно, он же чувствует то, что и нолдо. А почему он сам свободен? Келебрин горько усмехнулся этому мимолетному недоумению - боль сковала его лучше любых цепей. Он попытался сесть...

- Лучше лежи, не двигайся, - раздался голос Маэдроса. - Зачем ты это сделал, глупый…

- Пить хочется... - пробормотал Келебрин. Он поискал глазами кувшин или плошку - но нет,
ничего не было.

- Когда двигаешься – тоже больно? – тихо спросил Маэдрос.

- Да…

- Проклятье… - выдохнул нолдо. – Зачем, зачем ты это сделал? Это было бессмысленно!

- Нет. Ты отдохнешь...

- Отдохну для чего? – резко сказал Маэдрос. - Для новой боли?

Он нарочно не смягчал ни слов, ни голоса – чем больше он оттолкнет от себя синда, тем меньше тому захочется жертвовать собой.

- Она будет не твоей...

- А ты что же, думаешь, мне легче глядеть на тебя?

- Я не мог этого выдержать.

- Вот именно. Моринготто играет на наших слабостях, понимаешь?

- Даже если я понимаю - от этого не легче.

- Он ждал, что ты именно так и поступишь... Да и я тоже хорош... не смог держать язык за
зубами, - нолдо опустил голову.

-А это все было... правдой?

Маэдрос не ответил.

- Я все равно не жалею, - твердо сказал Келебрин.

- Конечно. Гордость нам обоим не позволяет ни о чем пожалеть - усмехнулся Маэдрос. - Ты сильный, храбрый и благородный. Что тебя, боюсь, и погубит здесь…

-Мне надо стать слабым и трусливым? – Келебрин слабо улыбнулся. – Почему же ты сам не стал таким?

Маэдрос лишь горько улыбнулся в ответ.

Келебрин продолжал:

-Когда я перестану сочувствовать другим... я стану орком. Я не хочу этого.

- Не в сочувствии дело – а в том, что ты ничем мне не помог и навредил себе. Думаешь, мне легче от твоих мучений? Как ты говорил там: «Лучше бы это был я»? Я сейчас могу сказать то же самое.

- Но … тебе ведь лучше? Ты ведь ничего не чувствуешь?

- Вот именно. Ничего. Даже холода. Как будто у меня нет тела. Наверное, так чувствуют себя фэар в Мандосе.

- Я не думал, что будет так… Я хотел помочь тебе.

Келебрин пошевелился и застонал.

- Долго оно будет… заживать?

- Самое худшее – первые два дня. Потом будет легче. Я попытался немного исцелить себя – сколько хватило сил. Попробуй уснуть, забыться и поменьше двигайся.

Вопреки своему решению Маэдрос не смог разговаривать с Келебрином резко и грубо – стремление защитить и успокоить, утешить и исцелить боль, стремление, укорененное в природе любого из эльдар, взяло верх. «Что же», - горько усмехнулся он про себя, - «значит, я еще не подобен Моринготто».

- Пообещай мне, - сказал нолдо, - что больше не сделаешь такой глупости.

- Не могу.

- Ну хотя бы – откажись от этого сейчас! Никто не посчитает тебя слабым или трусом – разве что Моринготто, но разве тебе важно, что он скажет?

- Так посчитаю я сам. К тому же – я не уверен, что Бауглир согласится.

- И верно, - кивнул Маэдрос, - ему нравится смотреть на чужие страдания – а сейчас страдаем мы оба. Но еще больше он любит…

«Да, конечно! Это ему понравится еще больше», – и Маэдрос послал мысленный зов. «Моринготто!»

«Фэанарион, ты заговорил первым, неужели…» – мысли Моргота были полны насмешки. «Чего ты хочешь?»

«Освободи его! Верни боль мне!»

«Ты не в том положении, чтобы требовать, Фэанарион».

«Я не требую. Я … прошу», - Маэдрос скрипнул зубами. «Умоляю. Встану перед тобой на колени, если прикажешь. Ты ведь этого хотел?»

"Я говорил тебе, что ты будешь просить... Видишь, нолдо, я был прав..."

Маэдрос едва сдержался, что не сказать, все, что думает о "правде Моринготто".

"Какие вы предсказуемые, эльдар. Повтори еще раз, мне нравится слышать, как ты просишь..."

Маэдрос слишком хорошо знал, что любые слова будут истолкованы Отцом Лжи превратно, как будто в кривом зеркале. Это не пугало его – он знал, что говорит только то, что хочет сказать.

"Я прошу", - мысли были бесцветными, как вода. "Верни мне то, что отдал вместо меня синда".

"Раз ты так просишь, я не могу отказать..."

Келебрин с удивлением почувствовал, как боль исчезла. Он пошевелил руками, ощупал спину – он не ощущал ничего, кроме собственных прикосновений.

Маэдрос выгнулся от боли, волной обрушившейся на него. Выдохнул воздух сквозь сжатые до хруста зубы.

- Майтимо! - Келебрин все понял, увидев поникшую голову. - Майтимо, зачем...


Продолжение следует...
Tags: Маэдрос в плену, фанфики, феаноринги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments