Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:

Маэдрос в плену. Отрывок 4.

Написано в соавторстве с Лаэголасом.

Тихий звон колокольчика. Наяву, во сне ли? Он снова осознает себя… Живым? Или это Мандос? Лучше уж Мандос…

Но боль во всем теле не оставляет сомнений. Он жив. К сожалению. Он пытается вновь уйти обратно, в темноту и тишину, но тело не дает ему сделать этого. Тело хочет жить. И… странно… он лежит на чем-то мягком и сверху укрыт тканью. И руки не чувствуют прикосновения железа. Где же он?

Маэдрос распахнул глаза и задохнулся от удивления. Свет! Звездный свет в окне! Он думал, что больше никогда не увидит его…

Он попробовал пошевелиться. Руки и ноги свободны, только тяжелы как камень – не поднять… Тело стянуто повязками. Вокруг – стены, увешанные тканью, далекий каменный потолок… Высоко в стене – благословенное окно, откуда льется звездный свет. Или это все же сон? Он снова прикрыл глаза – может быть, сон сейчас рассеется?

Шаги. Тихий голос, знакомая речь.

- Кто ты? - собственный голос показался скрежетом несмазанной петли подземелья.

Память, словно ожидала подходящего момента, чтобы подсунуть последние события. Он вздрогнул. Лба коснулась чья-то рука. Легкая, ласковая.

- Я - твой друг, - мелодично прозвенел ответ. Язык синдар, который Маэдрос успел выучить в Митриме! Неужели? Он задохнулся от нахлынувшей надежды и вновь открыл глаза.

Около него стоял незнакомый эльда. Стройный, не слишком высокий, темные волосы, белая кожа. Глаза … серые, довольно тусклые. Впрочем, эльда, заметив, что Маэдрос смотрит на него, быстро отвел взгляд.

- Что со мной? Где я? – cлова давались с трудом, язык еле ворочался во рту.

- О, это длинная история... Мы живем на севере, не очень далеко от... – эльда, казалось, замялся, - …Темной Крепости. Однажды наши разведчики подошли слишком близко к ней, мы
обычно не заходим так далеко... и увидели как несколько волков волокут что-то большое. Они подошли ближе, пугнули тварей... и нашли тебя. Ты был холоден как мертвый… Но они заметили, что ты все-таки дышишь и очень обрадовались. Перенесли тебя в наши пещеры… вот ты и оказался у нас в гостях.

«Сдох», - вспомнились слова орка, - «выбросить падаль из крепости». Все сходится! «ОН решил, что я умер. Значит, нужно как можно скорее вернуться в лагерь у озера».

- Весть. Нужно послать весть! - последнюю фразу он произнес вслух, пытаясь подняться. Понимание внезапной свободы придало ему сил. Он едва не упал, но эльда был начеку, и подхватил его, укладывая обратно. Маэдрос сжал зубы. Гордость не позволила ему вскрикнуть от внезапно пронзившей грудь боли. Он задержал дыхание, борясь с подкатывающей темнотой. Немного придя в себя, он снова заговорил.

- Прости меня. Я забыл о благодарности... Примите мою благодарность, ты и спасшие меня
эльдар. Дом Феанаро и я в долгу перед вами. Меня зовут Майтимо. Я…

Он закашлялся. Эльда приложил палец к губам.

- Не говори так много – ты слишком слаб. Расскажешь о себе потом. Выпей это - раны быстрее затянутся...

Эльф протянул ему чашку со снадобьем. - Хотя подожди, от этого ты впадешь в целительный сон... Расскажи сначала, кому и куда мы должны подать весть.

Маэдрос прикрыл глаза, сосредотачиваясь.

- Моим братьям, что остались... В лагере на берегу...

- На каком берегу?

- Скажите, что я жив. Что остальные... Наверное, они уже и так знают... На берегу озера Митрим... - Маэдрос глухо застонал.

- Больно? – голос эльфа звучал участливо. - Прости, мы не знаем этого названия... Опиши, пожалуйста, где это озеро?

- Это... Где находимся мы? Вы?

- В пятидесяти лигах к юго-востоку от Черной Крепости.

- На запад... Все время на запад, к морю. Там большое озеро…

- Хорошо, мы знаем, где это. Мы пошлем весть, что Майтимо из Дома Фэанаро – правильно я запомнил? – находится у нас. А теперь – выпей это, пожалуйста.

- Правильно.

Маэдрос покорно выпил горький настой. Когда он уже проваливался в темноту, ему показалось, что его коснулся знакомый холод...

- Майтимо! Майтимо, скорее! Отец зовет всех на площадь!

Дальше все было как в тумане. Отец и его горячие речи, свет факелов. Звон мечей, которые они подняли, повторяя вслед за Фэанаро Клятву. Потом Бой.

Они не хотели убивать, хотели лишь припугнуть. Но тэлери, упрямые глупцы, цеплялись за свои корабли, как за нечто... Нечто... А не цеплялся ли отец так же за свои камни? Нет! Как можно сравнивать?!

И вот крики чаек смешались с криками боли. Звоном мечей и плеском весел. Хлопаньем крыльев и парусов. И Проклятием.

Судия ведет свою речь. А потом - шторм. И зарево на берегу делает вечную ночь похожей на день... День из пламени.

- Не на-а-а-адо! – отчаянный крик звенит над морем, заглушаемый ревом огня…

***

Лихорадочный шепот: "Нет, нет, эльдар, нельзя, отец, бой... нет, не надо! Не могу!
Отец... спасти... " И снова: «Друзья, эльдар... нельзя... бой... отец приказывает... убили... они сами виноваты... нет, нет, нет, нет". Как будто этим «нет» можно сделать бывшее небывшим…

Когда он вновь увидел, как вспыхнуло тело отца с последними словами повторенной ими клятвы, то вскрикнул... И проснулся. Все та же комната. Все тот же эльда, сидит на краю ложа, держа его перевязанную ладонь в своей.

- Что с тобой? – в голосе участие… и еле заметный холодок… странно. - Ты кричал во сне... Тебя что-то мучает?

- Кричал... Прости, - Маэдрос судорожно вздохнул. - Я… мне снился кошмар. - Он приподнялся, пытаясь сесть на кровати. - Твое снадобье действительно хорошее. Я почти не чувствую боли. Только сил нет.

Маэдрос попытался поднять перевязанную руку – но она упала на кровать.

- Голова ясная и говорить уже легче, - он слабо улыбнулся. – Прости, я не расслышал – или ты не говорил своего имени?

- Прости, забыл, - синда тоже улыбнулся. – Меня зовут … Артандиль.

Едва заметная заминка… может быть, выбирал какое имя сказать чужаку? Некоторые синдар не желают открывать незнакомцам свои «истинные имена» и называются эпессе – это Маэдрос знал из общения с митримцами. Синда снова заговорил:

- Ты кричал во сне… Что тревожит тебя? Плохие воспоминания? Расскажи о себе – возможно, я сумею прогнать их.

- Мы прибыли из-за моря из Амана Благословенного, куда когда – то ушли наши предки по зову Валар. А сейчас вернулись, преследуя врага, который убил нашего короля и украл лучшее творение моего отца. Когда наш народ прибыл сюда – этот враг сразу напал на нас, но мы смогли победить. Но … отец погиб. Потом Враг... - нолдо вздохнул. - Враг обманул нас и на этот раз, сказав, что готов к переговорам. Я не поверил, но... все же пошел туда с отрядом, я хотел… - он замялся. - Так я оказался в плену. Там…

- Не надо, я видел. Мы хорошо знаем, что он делает с пленниками… по своему опыту. Но … во сне ты говорил о каких-то убийствах и кораблях. Это гложет тебя. Расскажи, и может быть, я смогу помочь.

Маэдроса кольнуло недоброе предчувствие.

- Мне нужно поскорее уйти отсюда! Артандиль, как это сделать? Вы ведь не откажетесь проводить меня или хотя бы указать путь?

- Что ты, Майтимо! Ты даже встать с постели сейчас не сможешь… А нести тебя на носилках очень опасно – и для тебя в первую очередь. Если на отряд нападут – ты погибнешь или снова попадешь в плен. Тогда и нам не поздоровится – ты ведь можешь рассказать Темному Владыке о нас… ненарочно. Мы слишком хорошо знаем, как он умеет узнавать тайны.

- Нет! – при мысли о возвращении в подземелья Маэдроса пронзила ледяная дрожь. Он на мгновение закрыл глаза – сколько же еще несчастий и смертей произойдет из-за него, воистину, лучше бы он и на самом деле умер! – Но что же ты предлагаешь?

- Оставайся здесь до полного исцеления. Только … думаю, дело не в ранах хроа. Пока ты не позволишь избавить тебя от мучительных кошмаров – ты не сможешь уйти отсюда.

Маэдрос отвернулся к стене.

- Не знаю, Артандиль… Это слишком тяжело. Мне надо решиться.

- Как пожелаешь, - Артандиль вновь протянул ему чашку. – Выпей еще – во всяком случае, твое хроа нуждается в исцелении.

Маэдрос выпил снадобье. И во сне страшные видения вновь накрыли его с головой.

Красная кровь на белом камне пристани, на белых бортах кораблей, белых парусах и веслах… Какой яркой она кажется в золотистом сиянии светильников Альквалондэ и свете факелов нолдор! А там, где берет верх темнота, пролитая кровь кажется черной…

Вот Аксанор поджег бочки со смолой, и они покатились, расчищая путь к пристани, где стояли
корабли. Тьелкормо едва успел отскочить, а один из защитников бросился в воду, с криком пытаясь погасить охватившее его пламя. Вот отец и другие воины взбежали на корабль, обрубая концы, повисшие на кнехтах словно мертвые змеи.

И пристань, камни ее скользки от крови защищавших свои корабли не от Моргота, но от тех, кто сейчас стал страшнее его. Подняв руку на друзей и братьев…

- Убийцы! Братоубийцы! – эти крики вместе со стонами раненых и плачем над погибшими несутся им вослед с покинутого берега.

Корабль-лебедь тяжело отходит от пристани – кажется, это мертвые тэлери тянут его на дно. Поднимается ветер. Огромные волны захлестывают палубу, стремясь утопить судно. Море разгневалось на убийц. Неловкие мореходы не знают, как справиться с парусами и веслами. Некоторых смывает за борт. Нолдор в тяжелых кольчугах сразу идут ко дну… Соседний корабль переворачивается под ударами неистовых морских валов. Спастись не может никто…

С криком он просыпается.

Все та же комната и все тот же эльда у ложа. На мгновение Маэдросу показалось, что тот смотрит на него с жадным интересом. Впрочем, тут же лицо Артандиля приняло обычное участливо-ласковое выражение.

- Ты снова кричал во сне.

- Да, - Маэдрос сжав зубы, пытается поднять руку. Она тяжела как свинец. Он опять не может уйти отсюда… Это проклятие висит на нем мертвым грузом, грузом чужих смертей. Быть может… если он расскажет о нем – и правда, станет легче? Он никого не предаст этим рассказом – отец мертв, а он сам так же виновен, как и его братья. Он может рассказать о своей вине – иначе, похоже, ему не выйти отсюда. Артандиль вновь заговорил:

- Позволь, я осмотрю твои раны.

- Конечно.

Артандиль легко приподнял Маэдроса – тот только подивился его силе – и, усадив, принялся разматывать повязки. Маэдрос увидел рубцы и следы ожогов на груди – но это были уже не раны, а лишь следы ран. Хроа почти исцелилась, чего не скажешь о фэа… Тем временем эльф размотал и повязки на руках, и Маэдрос впился взглядом в ладони. Клейма никуда не пропали, лишь немного выцвели… только сейчас нолдо заметил, что они похожи очертаниями на тройной пик Тангородрима. Враг отметил его своей меткой, от которой ему не избавиться – разве что отрубить руки… Губы Маэдроса побелели от гнева и ненависти. Ворох мыслей и чувств унесся, сожженный в одно мгновенье поднявшейся яростью. Что же, придет время, и он отомстит Врагу за все!

- Видишь, ты почти здоров, Майтимо, а двигаться не можешь. Причина, видимо, в твоей фэа – недаром тебя снятся кошмары. Расскажи об этом… уменьши свою боль… увидишь, тебе станет легче, и ты уйдешь отсюда. А весть твоим братьям мы уже послали.

- Хорошо, - Маэдрос сжал зубы. – Я расскажу.

И он рассказал обо всем. О том, как из семян боли и отчаяния взросли древа ярости.
Как напоенная кровью земля принесла плоды горше полыни. И как дорога скользкая от крови, затягивала, подобно болоту...

Эльда слушал спокойно, почти не меняясь в лице. Быть может, он не смог полностью поверить в случившееся, думая, что бывший пленник продолжает бредить, что это мороки, наведенные Морготом? Неважно. Лишь бы уйти отсюда, ведь неизвестно, что происходит в лагере братьев, на что могли решиться они от отчаяния и боли утрат…

Выслушав его повесть, Артандиль на мгновение отвернулся. Вновь взглянув на Маэдроса, он сказал:

- Что же, если все это – правда, а не морок Темного Владыки, в который ты поверил – я не удивляюсь тому, что ты кричишь во сне. Теперь тебе легче?

- Да, - ответил Маэдрос, хотя на самом деле чувствовал лишь равнодушие и пустоту в душе.

- Выпей снова лекарство. Теперь, когда ты поделился своей болью, она больше не будет мучить тебя одного. И ты исцелишься.

Маэдросу вновь показалось, что его охватывает знакомый по проклятым подземельям холод. Он затряс головой, пытаясь отогнать воспоминания. Сейчас он спокойно заснет, и может быть, избавиться от кошмаров… на время. Главное, добраться до Митрима, а там уж пусть они возвращаются, если это – кара за братоубийство. Лишь бы из-за него не случилось других смертей.

На этот раз сон, и правда, был спокоен и легок. Истощенному телу требовался отдых, и он спал очень долго, не меньше половины круга звезд. Проснувшись, он с радостью ощутил вернувшуюся в тело силу – Артандиль не ошибся! Теперь он может уйти.

Завернувшись в простыню, Маэдрос направился к двери, желая если не выйти, то хотя бы выглянуть наружу. Но как ни странно, дверь была заперта снаружи. Почему? Ему оставалось только ждать…

Вскоре в замке повернулся ключ и в комнату вошел Артандиль. Он аккуратно прикрыл дверь и положил на кровать Маэдроса большой сверток.

- Почему я заперт, Артандиль? Что случилось?

- Прости, Майтимо, я должен был объяснить сразу, но я не думал, что ты проснешься так скоро. Видишь ли, таков закон поселения – чужаки не должны знать наших тайн и поэтому им запрещено свободно передвигаться по пещерам.

- Понимаю.

- Надень вот это, - Артандиль указал на сверток. В нем оказалась темно-серая рубашка и штаны такого же цвета, бурый плащ и мягкие кожаные сапоги.

Одевшись, Маэдрос, как сумел, расчесал волосы одолженным у Артандиля гребнем и сказал:

- Я готов. Ты сам поведешь меня?

- Сначала поедим, а то у тебя опять не будет сил.

Артандиль вышел и вскоре вернулся с полным подносом. Суп, белый хлеб, копченое мясо, вино, разбавленное водой… Маэдросу после тюремной плесневелой каши еда показалась необычайно вкусной, хотя и отдавала еле заметной горечью – но он списал это на свою болезнь, от которой тело, похоже, еще не совсем оправилось. Во время еды Маэдрос расспрашивал хозяина о его народе, сообразив, что почти ничего о нем не знает и видел одного только Артандиля. Тот отвечал довольно уклончиво, поведав лишь, что они принадлежат к племени синдар и живут здесь со времен Великого Похода, сражаясь с орками. Маэдрос решил, что хозяева еще не слишком доверяют чужаку. Впрочем, то, что они враги их общего Врага - уже хорошо. Следует вступить с ними в союз, любая помощь будет полезна при борьбе с Морготом…

После окончания трапезы Артандиль вновь обратился к Маэдросу:

- Мы живем в пещерах, так что часть нашего пути пройдет под землей. И еще...- он немного замялся, как бы смущенный. - Не сочти за обиду, друг... но закон нашего поселения таков – чужакам при входе и выходе завязывают глаза. Ты попал сюда в беспамятстве... а теперь мне придется это сделать, - и он показал Маэдросу черный кусок ткани.

- Хорошо, - сразу согласился Маэдрос. – Я уважаю просьбу хозяев в их доме, хотя мне эта предосторожность кажется излишней. Прими мою благодарность за исцеление, а вашим разведчикам передай благодарность за спасение. Мы – я и мои братья – никогда этого не забудем, - и он низко поклонился эльфу. Тот ответил кивком и сказал:

- Тебе пора возвращаться.

Артандиль завязал Маэдросу глаза и взял за руку:

- Жаль, что я не могу показать тебе красоту наших пещер… Быть может, в другой раз, в мирные времена...

Маэдрос следовал за своим проводником молча. Чувство беспомощности, волной нахлынувшее на него, давило все сильнее. Но выказывать страх перед союзником не хотелось. Что может с ним здесь произойти? После всего, что случилось, хуже может быть лишь... Он, внутренне содрогнувшись, отогнал эту мысль. Они шли уже долго, слишком долго… Маэдроса охватило беспокойство, особенно когда он почувствовал порыв ледяного ветра – слишком знакомого.

- Долго ли нам еще идти?

- Нет уже скоро, совсем скоро...

Тревога возрастала.

- Как холодно. И... Не сочти за оскорбление, но что за странный запах?

- Там подземное озеро, и запах от него...

- Странно, но я бы поклялся, что пахнет… орками!

Он остановился, срывая свободной рукой повязку с глаз.

… И успел разглядеть ухмылку поворачивающегося к нему эльфа, когда она переросла в оскал. В следующий момент он отлетел к стене, впечатавшись в нее от удара… Артандиля? Внезапно выросшего вдвое… В отдалении он услышал приближающийся топот, а вблизи…

… Громовой хохот Моргота потряс залу:

- Я снова рад приветствовать тебя, легковерный Фэанарион! С возвращением!

Из мыслей в голове Маэдроса осталась одна: "Этого не может быть!" На мгновение он замер. В следующий миг с гневным воплем, похожим на рычание, он бросился к сидящей перед ним фигуре. В порыве ярости он готов был задушить врага голыми руками. Орки, бегущие наперерез, не успевали на помощь своему владыке…

Но он и не нуждался в их помощи. Молниеносный удар кулаком Темного Айну – и Маэдрос отлетел к стене. Орки тут же навалились на него сзади, скручивая руки, но в этом уже не было необходимости. Нолдо потерял сознание. Из разбитых губ и носа текла кровь, пятная одежду.


Продолжение следует...
Tags: Маэдрос в плену, фанфики, феаноринги
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    На холиварке встретила удивительное: "Увы, натренировать высотную выносливость толком нельзя, поэтому умные люди, забираясь на высоту, делают это с…

  • (no subject)

    Прочитала про Гитлера и Габсбургов, весьма интересно. Не подозревала, что у них были такие запутанные взаимоотношения... Детей эрцгерцога…

  • (no subject)

    Знаете, я ни разу не поклонник BLM, мне не нравятся все эти движухи с "покаянием", но вот это вот - какая-то отвратительная пакость и дикость.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 21 comments

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    На холиварке встретила удивительное: "Увы, натренировать высотную выносливость толком нельзя, поэтому умные люди, забираясь на высоту, делают это с…

  • (no subject)

    Прочитала про Гитлера и Габсбургов, весьма интересно. Не подозревала, что у них были такие запутанные взаимоотношения... Детей эрцгерцога…

  • (no subject)

    Знаете, я ни разу не поклонник BLM, мне не нравятся все эти движухи с "покаянием", но вот это вот - какая-то отвратительная пакость и дикость.…