Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:

Кое-что об орках и эльфах

Предупреждаю: это чистые имхи и глюки, у Толкина об этом нет ни слова (хотя я опираюсь на некоторые его высказывания). Здесь я объясняю кое-что из того, что имела в виду в своем последнем фанфике, но что не влезло в сам рассказ. Пишу это все не от того, что люблю «грязные темы», а из чисто исследовательского интереса.

Орки.

Как понятно у меня из рассказа (и как следует из фразы Сильма «орки множатся как все дети Илуватара») у орков есть мужчины и женщины с соответствующими органами размножения. Орчанки рожают много детей, у них часты двойни и тройни (сходство с «пометами» у животных). У этих детей физическое развитие происходит намного быстрее, чем умственное (хотя они отнюдь не так быстро овладевают своим телом, как эльфы). Прежде всего они учатся ходить, бегать, прыгать, драться, а уже потом – говорить. Заговаривают поздно, не раньше пяти-шести лет, до этого обходятся «животными» звуками. Зубы у них растут очень быстро, чуть ли не с рождения, поэтому кормить их грудью – сущее мучение. Матери своих детей не любят, «материнский инстинкт» у них минимален. Иногда они просто душат новорожденных, чтобы «не мешали». Больных детей, детей-уродов, а иногда и девочек убивают сразу после рождения. Запрет на инцест оркам неведом (оттого дети-уроды рождаются довольно часто), впрочем, и семей в нормальном понимании у них просто нет (так что орк может просто не знать о наличии у него сестры или брата). В половом отношении царит промискуитет, орк-мужчина «тащит в кусты» любую понравившуюся ему женщину, против чего та обычно совершенно не протестует. И мужчины и женщины у них отличаются повышенным половым темпераментом. Любви они не ведают, хотя и могут образовывать что-то вроде временных «супружеских пар» - если один и тот же мужчина ходит по какой-то причине к одной и той же женщине. Понятия «супружеской верности» у них нет. Женщины-орчанки довольно тупы, в сущности, это похотливые «родильные машины» и фактически, никаких функций, кроме этой, они не исполняют (за исключением некоторых старух, но об этом позже). Стыд им тоже практически неведом, хотя они предпочитают не заниматься сексом открыто из суеверных соображений - считается, что увидевший может «сглазить» любовную пару и лишить половой силы мужчину. Поэтому они ищут для секса укромные места и «свального греха» у них нет. Нет и однополых отношений (хоть режьте, а даже искаженные орки до такого искажения у меня доходить не будут. Слэшу – нет!) Отцы не всегда знают своих детей и почти никогда о них не заботятся (впрочем, здесь могут быть исключения).

Детей, вышедших из грудного возраста, забирают у матерей (после чего те, можно сказать, вздыхают с облегчением и сразу же снова беременеют) и образуют своего рода «детские сады» под наблюдением нескольких опытных старух (те орчанки, что доживают до преклонного возраста все же набираются немного ума и опыта, так что можно им доверить хотя бы такое дело). Детей учат самым необходимым навыкам, но уже с восьми лет они начинают жить самостоятельно, образуя своего рода «подростковые банды», опасные для одинокого взрослого. Ангбанд требует с «поселений» своего рода дань «живой силой» (будущими солдатами), именно поэтому о детях хоть как-то заботятся и кормят (особенно о мальчиках). Маленькие орки понимают только силу и только так с ними можно справиться. Впрочем, взрослым оркам показалась бы весьма странной идея о том, что детей можно любить и ласкать. Внутри «детского коллектива» также царит «закон силы» - кто сильней, тот и прав, выживает только сильнейший. Драки среди них – самое обычное дело, нередки и смертельные исходы. Так происходит «естественный отбор», но благодаря большому количеству рождений количество орков все же увеличивается и они быстро восстанавливают свою численность после войны.

Как я уже говорила, умственное развитие маленьких орков «запаздывает» (поэтому десятилетний Мори мыслит отрывочно и примитивно как «дефективный», хотя физически он развит лучше, чем десятилетний человеческий ребенок). Но когда орчатам исполняется лет 13-14 (возраст половой зрелости), их ведут в Ангбанд. Там Моргот «вкладывает в них часть своей силы и воли», так что они обретают некоторый разум и способность к более быстрому обучению (оттого взрослые орки находятся на уровне «невежественных людей», а не клинических слабоумных). Это преследует чисто утилитарные цели – ведь солдату необходим разум, чтобы понимать команды и самому их отдавать (командирами становятся более «понятливые», но в то же время и более физически сильные, ибо орки не уважают слабых и не желают им подчиняться). Они также становятся «пальцами на руке Моргота», не могут противиться его приказам, идут «на убой» (хотя мысль о сознательном самопожертвовании им абсолютно чужда). Орков, плохо подчиняющихся воле Моргота (или «темного» майя) «отбраковывают» (убивают). Обретенный разум они, к сожалению, используют и на изобретение новых видов пыток и насилия (таких, до каких животные или слабоумные бы не додумались). Впрочем, страсть к насилию и разрушению заложена у них изначально, так что она после «обучения» не увеличивается. Женщин никто не обучает и не контролирует, поэтому они и глупее. Таким же образом мог подчинить себе орков не только Моргот, но и другой айну, обладающий достаточной силой (Саурон, балрог, дракон и т.д.)

Стариков, больных и раненых, которые не могут излечиться, увечных орки убивают без всякой жалости. Возможны случаи каннибализма, хотя обычно это происходит только в «тяжелых обстоятельствах».

Браки с людьми в описываемую Первую Эпоху бесплодны, «полуорков» не появляется. Только потом, в Третью Эпоху, Саруман что-то «корректирует» (с помощью магии), так что эти противоестественные союзы приносят свои плоды.

В более поздние эпохи, в отсутствие Темных Владык, орки приобрели некоторую самостоятельность и, благодаря естественному отбору, даже поумнели (поскольку теперь в вопросе выживания им приходилось полагаться только на себя, а жизнь в «обществе» без какого-то уровня разума невозможна).

Отношение эльфов к физической любви.

О физической стороне брака эльфы узнают еще до его заключения, случаев «полового невежества» (как бывало в викторианской Англии, например) у них нет. Но об этом они говорят не больше, чем о работе своего сердца или пищеварении. Поскольку у них нет болезней, то и разговоров о нормальной работе своего организма они не ведут (за исключением случаев «полового просвещения» подрастающего поколения). Секс они считают делом интимным и заниматься им при других эльфах (людях и т.д.) не станут. Но и ложной скромности при разговорах «об этом» тоже не испытывают, все органы они называют «своими именами», а не эвфемизмами. Физическое возбуждение у них зависит от «желания фэа», а «желание фэа» возникает только в браке или в стремлении к браку, если потенциальный супруг тоже к нему стремится (хотя добрачный секс, безусловно, не практикуется) . Впрочем, они его полностью контролируют «сознательно». Физическое возбуждение по отношению не к супругу (потенциальному супругу) у эльфа так же невозможно, как у человека ощущение полета наяву. Акт физической любви служит не только для зачатия, но и для «скрепления хроар» в браке. Секс не всегда приводит к зачатию, хотя зачатие без сознательного желания обоих супругов невозможно. Получение чисто физического удовольствия от полового акта с любым партнером (не с супругом), тем более – без его согласия (изнасилование) для эльфов непонятно и неприемлемо. Сами они до этого никогда бы не додумались и знают об этом только из неприятных наблюдений за другими народами (или, если уж совсем не повезло – из собственной практики контактов с этими народами). (Именно поэтому Рингвэн с Лалвэ у меня в фанфике сначала ничего не понимают, хотя прекрасно знают теоретически о физической стороне брака).

Наготу эльфы считают унизительной только по причине того, что это ставит их на «низший уровень» - уровень животных, низших дикарей или сумасшедших. Они испытывают сильный дискомфорт от обнажения в «неподходящем месте», а «неподходящим местом» (для полного обнажения) считается, фактически, любое, кроме купания или собственного дома (все равно как человек испытал бы сильный дискомфорт, оказавшись голым в офисе, хотя может сидеть голым на нудистском пляже). Сексуального стыда здесь нет, поскольку нет возбуждения исключительно на чужую наготу (хотя, он, наверное, может возникнуть, если эльф живет среди народа, который считает по иному, например, людей). Показываться обнаженным кому-то, кроме супруга (за исключением отдельных случаев, например, лечения ран, или купания, или при возникновении форс-мажорных обстоятельств, если одежда пришла в полную негодность, утеряна или отобрана), считается неуважением к другим, непринятым в нормальном обществе. Принудительный отбор одежды (даже в шутку) считается тяжелым оскорблением.
Tags: Толкин, размышления
Subscribe

  • Последние времена

    Последние времена настают.  Вот, правда, последние. Ишь, чего удумали - охотиться они больше не хотят! Копье метать не умеют! Из лука стреляют…

  • Всемирная пандемия глупости

    На работе - сотрудница уверяет, что "коронавирус придумали, чтобы сократить население Земли". Мама уверяет, что подростков будут прививать и у них…

  • (no subject)

    Температура еще есть (38), но чувствую себя намного лучше, слабость почти ушла. Ночь прошла нормально.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 66 comments

  • Последние времена

    Последние времена настают.  Вот, правда, последние. Ишь, чего удумали - охотиться они больше не хотят! Копье метать не умеют! Из лука стреляют…

  • Всемирная пандемия глупости

    На работе - сотрудница уверяет, что "коронавирус придумали, чтобы сократить население Земли". Мама уверяет, что подростков будут прививать и у них…

  • (no subject)

    Температура еще есть (38), но чувствую себя намного лучше, слабость почти ушла. Ночь прошла нормально.