Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:

Все, товарищи! Игрушки кончились, хоррор начинается...

Так и потянулись долгие дни рабства. Подруги вставали еще в темноте, съедали по миске каши, иногда чуть приправленной рыбой, которую варила Айша, и отправлялись доить коров, задавать корм коровам, курам и другой скотине, чистить хлев со свиньями, собирать куриные яйца. Они же лечили больных животных и принимали у них роды. Летом одна из них пасла стадо, другая же обходила поля, заговаривая пшеницу, чтобы она лучше росла. Раньше Рингвэн не задумывалась, почему в Гондолине поля давали урожай дважды в год, несмотря на засуху или морозы, а домашние животные никогда не болели. Видимо, действовало то благословение Валар и Единого, что лежало на всех эльфах, непадших детях Арды. Здесь происходило то же самое, хотя и было намного труднее – проклятие Темного Владыки пропитало эту землю. Но теперь маленькая долина давала мяса и зерна в два раза больше, и господин Гурра – поставленный Ангбандом начальник над поселением – ценил новых рабынь, запрещал стражникам трогать их без причины или развлекаться как с другими.

Кроме двух эльфиек в поселении были еще около тридцати рабынь-людей, по большей части из вастаков, которые обрабатывали поля. С ними так не церемонились – могли толкнуть в грязь просто для смеха или избить из-за пустяка. Бранили, впрочем, всех одинаково, ни о каком уважении речь и не шла. Да и Рингвэн не сомневалась – чуть только они проявят малейшее непослушание – их тут же накажут, поэтому старалась никогда не возражать. Подставлять под удар себя, а тем более – бедную Лалвэ, не хотелось.

Вскоре подругам предстояло испытать новое унижение. Они уже заметили, что почти у всех рабынь, кроме самых старых, короткие волосы, но думали, что те сами обрезают их, не желая тратить время и силы на уход – без теплой воды, трав и мыла трудно было содержать волосы в чистоте. Но оказалось, что женщины не сами приняли это решение. Однажды вечером в рабское жилище зашел один из орков. Подойдя прямо к Рингвэн, он бесцеремонно схватил ее за длинную косу, пощупал:

-Хороши! На лучшие луки пойдут! А ну садись, девка, щас обрежу, тебе же легче будет… И хрипло засмеялся.

- Что? – Рингвэн вырвала косу из гнусной лапы. Лишить ее волос – чуть ли не последнего достояния, унесенного из разоренного дома. Она вжалась в стену и воскликнула: - Нет! Нет! Не дам!

Орк разозлился:

- Чаво? Чаво ты тут вякаешь? Не дашься - щас еще двоих позову, свяжем тебя, да обрежем. А потом еще плетки попробуешь. Ну?

Руки Рингвэн опустились. Бесполезно… Он так и сделает, а потом сорвет злость еще на ком-нибудь. Она молча подчинилась, глотая тихие слезы. То же проделали и с Лалвэ, которая, слыша весь разговор, послушалась беспрекословно, но тоже расплакалась. Неровно обрезанные волосы торчали во все стороны, голова сделалась какой-то легкой. Теперь они стали похожи на других рабынь – не женщины, не девы – чучела в бесформенных серых балахонах…

***

Другие рабыни сначала относились к новым товаркам настороженно. Вастаков с детства пугали «белыми демонами» с огненными глазами, от взгляда которых невозможно скрыться. Говорили, что эльфы могут заколдовать любого, что пленных они мучают и живьем варят в котлах. Однако, убедившись, что подруги никому не причиняют зла, наоборот – могут заговорить боль от небольшой раны и сделать так, что она быстрее зарастет – им стали больше доверять. Но эльфийки с грустью замечали, что каждая рабыня заботится только о самой себе: они с легкостью крали у товарок жалкие пожитки и продукты, доносили друг на друга, врали и ругались. Этим люди походили на орков, но эльфийки не могли сильно винить их – в таком поведении была виновата их ужасная жизнь, где действовал волчий закон: «Умри ты сегодня, а я завтра». Но Рингвэн и Лалвэ они все-таки немного опасались, и не смели ни красть у них, ни доносить.

Вскоре подруги убедились, что им повезло еще в одном отношении. Иногда в рабский барак вечером заходило несколько орков, и уводили с собой несколько женщин. Позже те возвращались, часто заплаканные и в синяках. Что с ними происходило – Рингвэн и Лалвэ было неизвестно, их самих никогда не трогали. Но однажды тайна разъяснилась. Одну еще молодую девушку женщины буквально внесли на руках, она была вся избита, по ногам у нее струилась кровь. Рингвэн сразу же бросилась к ней, чтобы остановить кровь и утишить боль. Заговорив кровь и уменьшив боль, насколько это было в ее невеликой целительской силе, Рингвэн, наконец, решила выяснить, что же происходит и обратилась к Айше с вопросом.

-Да что, что… Экие вы эльфы, наивные… Ну у вас же тоже муж с женой ложатся, чтобы дети были?

-Да, конечно.

-Ну, дык, и тут то же самое. Только не муж и не жена, а какую какой господин захочет. Да выбор-то только за ним, а мы - подчиняйся.

Рингвэн посмотрела на нее с недоумением:

-Но, говорят, это радость и счастье…

-Ага, оно, конечно, радость… Когда добром. А когда нет…

-А разве так может быть, чтобы не добром? Разве от этого какая радость может быть?

-Тю, ну точно, как дети малые. Им-то радость в том и есть, чтобы любую, какая понравится, принудить… А наша радость их не заботит.

Лалвэ побледнела и задрожав, прижалась к Рингвэн, пролепетав еле слышно:

-Так, вот, зачем… А…

Айша усмехнулась:

-Что, боишься? Да не трясись ты... Вас не возьмут. Потому что боятся.

Рингвэн тоже побледневшая, прижав к себе дрожащую подругу, удивленно спросила:

- Нас боятся? Бить да кричать не боятся, а тут что?

- Ну… это… с вами ни один мужик не ляжет. Говорят, вы, эльфы, от этого мрете сразу. Раньше, вроде как, пробовали, да потом сверху запретили, ценное, говорят, добро, а вы переводите. Мол, всех переведете, а кто работать будет? А еще, говорят, вы заколдовать можете так, что мужик уже потом станет не мужик, а так… одна видимость. Никогда больше уже с бабой лечь не захочет. Вот и боятся вас. А нас – нет. Вот и получают… радость и счастье… А еще хуже – когда это первый раз, как вот Сайда. – И Айша с сочувствием посмотрела на затихшую девушку.

Рингвэн содрогнулась. Раньше ей никогда не приходило в голову, что великое таинство брака можно свести просто к акту физической любви, что к нему можно принудить насильно и получать от этого удовольствие. Однако, сочувствуя несчастным женщинам, она не могла не испытать облегчения – им с Лалвэ эта участь не грозила…
Tags: крутой путь, фанфики
Subscribe

  • ЗиОЭ и авари

    Вот тут некоторые интересуются - как авари справлялись с проблемой "вторых браков". Договорились до того, что у каждого аваро - по гарему (интересно,…

  • О троллях Арды

    Итак, тролли. Всем известно, что эти существа, несомненно злые и весьма сильные, присутствуют в легендариуме Толкина. Интересно отметить, что в…

  • Имена вождей халадинов

    Имена у владык халадинов, как мне кажется, "составные" - начало у них на одном языке (языке Народа Халет), а конец - на другом (синдарине).…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments