Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Category:

Квэнта

53. Возвращение

Я почувствовала, что падаю. Боль не уходила, она нарастала так, что невозможно было дышать. Вот дыхание прерывается… меркнет зрение… слух исчезает… я ничего не чувствую – разум мечется, будто птица в клетке… Немедленно вскочить, бежать от этого ужаса – я изо всех сил рванулась вверх, прочь от боли – и вдруг снова обрела и слух, и зрение. Но краски вокруг потускнели и померкли, мир стал каким-то серым и расплывчатым. Звуки были приглушенными, как будто я их слышала сквозь толстую ткань. Я попыталась сделать шаг – тело было каким-то непривычно легким. Бежать! Но куда? Орки не дадут мне такой возможности! Но странно… они не обращают на меня внимания, смотрят, как на пустое место… Вот он, тот орк, что схватил меня за руку – склонился над каким-то телом… это женщина… я вижу ее лицо, искаженное смертной мукой – мое лицо…

Странно, но осознание потери тела и собственной смерти наполнило меня каким-то спокойствием. Самое худшее – позади, уж теперь мне не грозят никакие опасности, не надо cпасать свою жизнь, не будет больше телесных мук… Но – что делать теперь? Прежде всего – уйти отсюда, помочь я уже ничем не могу, а смотреть на побоище мне незачем. Я повернулась и направилась в сторону заходящего солнца…

-Ильвэн, Ильвэн!

В отличие от других звуков, этот зов был ясным и чистым.

- Кто здесь? Кто зовет меня?

- Да вот же я!

И я увидела … Келеброна, такого же, как я видела его последний раз, и в отличие от всего остального, его я сейчас видела совершенно четко.

- Келеброн, но тебя же… Ах, да…

- И тебя… Ты разве еще не поняла?

- Поняла… Я видела там – себя… - при этих словах я содрогнулась.

- Это всего лишь хроа, а не ты сама. Ты – здесь. Мне очень жаль, сестренка…

- Так это ты звал меня во сне!

- Да, я не хотел тебя бросать, я следовал за тобой все время, пытался тебя поддержать…

- Да, после того, как я просыпалась, мне становилось легче… Но что мы будем теперь делать?

- Ты разве не слышишь?

Я прислушалась к своим ощущениям. Да, теперь я отчетливо различала некий голос… нет, даже не голос, а какой-то призрак голоса, который говорил: «Сюда, сюда… Иди… На Запад…Здесь покой… Здесь исцеление… Здесь радость…»

- Это … призыв Мандоса?

- А что еще это может быть?

- Да, конечно… А почему ты не последовал ему сразу?

- Разве мог я тебя бросить? – голос Келеброна был возмущенным.

- Но… теперь тебя пустят?

- Я думаю, да. А ты – не хочешь остаться?

- Зачем? У меня ничего не осталось здесь, а суда я не боюсь. Я полагаюсь на справедливость Валар.

- Что же, идем вместе…

С этими словами я почувствовала, что меня подхватил … ветер? … и понес куда-то на закат. Сначала я испугалась, особенно, когда увидела, что земля уходит вниз, но потом почувствовала, что воздух держит меня ничуть не хуже тверди, а рядом был Келеброн, и я уже ничего не боялась…

Это был полет, похожий на то, как летаешь во сне, но без радости, которую всегда чувствуешь во время такого сна. Все же эрухини не предназначено жить без тела, в виде чистого духа, и я постоянно чувствовала, что мне чего-то не хватает, наверное, так чувствует себя тот, кто лишился руки или ноги – жить можно, но нет ощущения полнокровного бытия. Все же я не хотела бы быть бездомным духом, хотя ему и не грозят опасности…

Сколько времени мы так летели, я не знаю, полет показался мне и коротким, и долгим. Вот и промелькнуло внизу Море, вот и Аман, а вот и мрачный черно-серый замок – наверное, Чертоги Мандоса. Да, судя по тому, что ветер мягко опустил нас у распахнутого входа, это они и есть…

Осторожно я заглянула внутрь. Там царила тьма, но не та тьма, что навевает ужас и желание бежать от нее без оглядки, а скорее та тьма, что обещает отдых всем усталым. Поколебавшись мгновение, мы с Келеброном взялись за руки и шагнули внутрь…

И я вдруг очутилась в большом зале, своды которого уходили так высоко, что нельзя было разглядеть потолок. Везде был полумрак, освещенный лишь кое-где мягким голубым светом. Я была одна.

- Келеброн! – закричала я.

- Каждая фэа предстает перед Намо Судией в одиночестве. Потом ты сможешь встретиться с теми из фэар, с которыми пожелаешь.

Обернувшись на тихий и печальный голос, я увидела фигуру в сером плаще, лицо которой было скрыто капюшоном.

- Кто ты? – спросила я, уже догадываясь. – Владычица Ниэнна?

-Да, дитя мое. Идем со мной. Не бойся.

- Я н-не боюсь, - но это было не совсем правдой. Все же страх овладел мной, но это был не ужас, а скорее благоговейный трепет перед величием этого места.

Я отправилась за своей провожатой. Мы прошли длинным коридором, который был так же тускло освещен и вступили в другой зал, который был еще больше и величественней первого. Посреди зала стоял темно-серый трон, а на нем восседала огромная фигура в фиолетовом одеянии. Владыка Мандос! Лицо его было бледным и суровым, черные глаза смотрели прямо на меня. Владычица Ниэнна растворилась в полумраке, оставив меня одну. Я преклонила колени и опустила голову.

-Встань, дева Ильвэн! – прогремел мощный голос, идущий, как мне казалось со всех сторон. – Готова ли ты предстать перед моим судом? Ты еще можешь отказаться и уйти.

- Готова, Владыка.

- Вспомни свою жизнь. Знаешь ли ты за собой вину?

- Знаю, о Владыка. Я ушла из Валинора, не вняв призыву Валар вернуться. Я не участвовала в братоубийстве, но собиралась воспользоваться его плодами, уплыв на кораблях. Я желала зла некоторым из эльдар. Я хотела покинуть тело, когда оно не было даже ранено, ибо впала в отчаяние. Я с радостью думала о смерти врагов.

- Ты смиренно признаешь свои ошибки и заблуждения. Это хорошо. Открой свой разум, чтобы я мог увидеть, как исцелить его.

Я беспрекословно вышла из ставшего привычном в последнее время состояния аванирэ. В Средиземье так часто надо было скрывать свои мысли и чувства от врага, что это стало привычкой. Я немного боялась проникновения в свой разум одного из самых суровых Валар, но, как ни странно, это было похоже на то, как моя мать давным-давно в детстве расчесывала мне волосы. Вот ее теплые пальцы бережно касаются спутанных прядей, разделяя их. Да, иногда попадался неподатливый узелок, который нельзя было распутать, не причинив боли, но мама старалась сделать это как можно бережнее. Не знаю сколько времени прошло так, когда я вновь услышала суровый голос:

- Дева Ильвэн, мало у тебя проступков и причины их скорее в неразумии, своеволии и отчаянии, нежели в злобе. Твой разум легко может быть исцелен, и недолго пробудешь ты в Чертогах Мандоса по моему приговору. Хочешь ли ты затем вернуться к жизни?

- Да. А что будет с моими братьями… и с Майтором?

- Я говорю с каждым лишь о нем самом. Если их фэар в Мандосе и если они пожелают, они сами расскажут тебе о своих приговорах. Иди же.

С этими словами Владыки Мандоса вновь около меня возникла Ниэнна, сделав знак следовать за собой. Я послушна отправилась за ней.

Что рассказать еще о Чертогах Мандоса? Сложно описать пребывание там для тех, кто никогда там не был, а кто был – тот и сам знает об этом. Я действительно отыскала фэа Келеброна, и оказалась, что его приговор был таким же как мой. Он тоже пожелал вернуться затем к жизни. Однако же фэар Эарниля и Майтора я не нашла. Что это означало – они не ответили призыву Мандоса или…? Но если они уже возродились, то я увижу их, когда выйду сама… Хотя я знала, что брат мой рядом, все же мне больше хотелось остаться в одиночестве и подумать над своей жизнью, нежели общаться с кем бы то ни было. Фэар оставляет то беспокойство, что вечно тревожит живых, нет здесь ни мук, ни тревог, но и особой радости тоже нет. Все же не могла я понять тех, кто решил остаться здесь навсегда…

Не знаю, сколько пробыла я в безвременье Чертогов, но однажды Владыка Мандос вновь призвал меня к себе и вопросил, не переменила ли я решения и хочу ли вернуться к жизни? Я ответила, что да, и решение мое осталось прежним. Тогда провозгласил он, что Владыка Манвэ и Владычица Варда благословили меня, и я могу возродиться.

- Как же это произойдет?

- Подойди ко мне.

В благоговейном трепете я подошла к Владыке Душ и тогда он положил руку мне на голову. Я почувствовала, что засыпаю – забытое чувство, ибо фэар сон неведом…

Пробудилась я от того, что кто-то щекотал мне лицо травинкой. Замахав спросонья руками, я услышала тихий смех и проснулась окончательно. Это был Келеброн, который сидел около меня и улыбался.

- Ты здесь! Ты… живой?

- Не меньше, чем ты. Разве ты не чувствуешь?

- Да… Я пошевелила руками и ногами, ощутила полузабытую тяжесть тела, почувствовала, что мир вновь обрел краски и звуки, коих не было в Чертогах Мандоса… Оглядевшись, я заметила, что мы находимся на знакомой лужайке недалеко от нашего родного дома.

- А теперь догоняй! – воскликнул брат и кинулся бежать. Я с изумлением посмотрела ему вослед, потом тряхнула головой – конечно же, не стали бы его возвращать в искалеченное тело! Он стал таким же здоровым, как и был когда-то… Стряхнув удивление, я бросилась вдогонку.

Наконец, ощутив усталость – приятную, ибо она вновь подтвердила, что мы живы, мы улеглись в высокую траву – передохнуть перед близкой встречей с родителями.

- Ильвэн, Келеброн, идите сюда! – раздался вдруг знакомый, о, какой знакомый голос!

Келеброн сразу же вскочил, оглядываясь, а когда он обернулся ко мне, я увидела, что лицо его озарено радостью. – Ильвэн, вставай, идем же!

Боясь поверить в свое счастье, я медленно поднялась и поглядела в ту же сторону, в которую смотрел брат. И надежда не обманула меня. Там стояли Эарниль … и Майтор.

Не чуя под собой ног, бросилась я к любимому и брату, то смеясь, то плача в их объятиях, и повторяя: «Я вернулась… мы вернулись…». И Майтор поцеловал меня и сказал:

- С возвращением.

КОНЕЦ
Tags: Записки арфинга
Subscribe

  • ЗиОЭ и авари

    Вот тут некоторые интересуются - как авари справлялись с проблемой "вторых браков". Договорились до того, что у каждого аваро - по гарему (интересно,…

  • О троллях Арды

    Итак, тролли. Всем известно, что эти существа, несомненно злые и весьма сильные, присутствуют в легендариуме Толкина. Интересно отметить, что в…

  • Имена вождей халадинов

    Имена у владык халадинов, как мне кажется, "составные" - начало у них на одном языке (языке Народа Халет), а конец - на другом (синдарине).…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments