Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Categories:

Квэнта

Мои воспоминания о жизни в Валиноре и Нарготронде
Записки пробудившегося арфинга

47. Нирнаэт Арноэдиад

Так мы и расстались: в последние дни весны Майтор отправился на север. Я проводила его, стараясь не выдать той тоски, что лежала у меня на сердце – негоже, чтобы воина перед битвой обуяла печаль. Но не рано ли я предаюсь горестным мыслям? Ведь если все пойдет так, как задумано, эльдар суждена победа! Огромные силы собрал под свое начало сын Фэанора – никогда раньше эльфы, люди и гномы не выступали таким большим воинством. Ярко сияли доспехи и весело развевались знамена отряда Гвиндора, когда выступал он из главных ворот. И я вместе с другими родичами и друзьями ушедших долго смотрела им вслед, пока не скрылись они из виду.

Настало лето – но пышное цветение лугов и сладкие голоса птиц в рощах не радовали мою душу. Тревога снедала меня. Келеброн как мог пытался меня утешить и отвлечь от беспокойных мыслей, но это не всегда ему удавалось.

- Ах, почему я должна сидеть и ждать здесь? Как бы хотела и я мчаться в битву!

- Нет, Ильвэн, удел женщины – хранить дом, растить сад, чтобы воинам было куда вернуться. Лишь в крайнем случае должны браться они за оружие.

- Наверное, ты прав… И все же, как мучительно ждать вестей!

И вот, в конце лета, дождались мы вестей – но сколь горестны они были! Ни один воин не вернулся в Нарготронд – лишь в Дориат возвратились Белег и Маблунг, рассказавшие о великом поражении. Король Тингол отрядил тогда к Ородрету гонцов, дабы Нарготронд не пребывал в неведении.

Поначалу все шло так, как задумали короли эльдар – Верховный Король Фингон стоял у Барад-Эйтель, ожидая сигнала лорда Маэдроса. И великая радость обуяла его, когда нежданно прибыл к нему брат – король Тургон из сокрытого Гондолина, приведя с собой большое войско. Но радость эта была недолгой, ибо все пошло не так, как задумали владыки нолдор. Видимо, Моргот дал наказ своим командирам любыми способами выманить эльдар из крепости, и полководец его измыслил жестокую хитрость. Оказалось, что злосчастный Гэльмир, брат Гвиндора, действительно остался жив после Браголлах и попал в плен. И именно его выбрали слуги Моргота для ужасной казни прямо на глазах у эльфийского войска. Искалеченное мертвое тело бросили на землю, и Гвиндор, не в силах сдержать гнев и горе, бросился на мучителей брата, а за ним ринулись сначала нарготрондцы, а потом и все войско короля Фингона. Так велика была их ярость, что все западное войско Моргота было уничтожено, и воины эльдар и эдайн подступили к самым стенам Ангбанда, а отряд Гвиндора ворвался в его могучие ворота. Но назад не вышел никто, а из тайных ходов Ангбанда хлынули новые орды врагов, и король Фингон с великими потерями был отброшен от вражеской твердыни. Четыре дня отступали они по выжженной равнине, а на пятый день, наконец, подошло войско Маэдроса. И тогда могли бы еще эльдар выиграть сражение, или, по меньшей мере, не потерпеть окончательного поражения, если бы не предательство людей. Предатели-вастаки во главе с Ульдором ударили в тыл войску сыновей Фэанора, а явившиеся из Ангбанда дракон Глаурунг и балроги завершили разгром. Король Фингон пал, сражаясь с Готмогом, но Тургону и всем сыновьям Фэанора с остатками войск удалось бежать. В Хитлум же и Нарготронд не вернулся никто…

Не описать словами того горя и тоски, что охватила меня при этих известиях… Майтор погиб, он мертв! Возрожденная любовь наша разрушена, никогда уж не жить нам вместе на прекрасной земле Белерианда, никогда не привести сюда детей…Первые два дня прошли как будто в черном тумане – я не могла ни есть, ни пить, ни спать, а только лежала на постели, не в силах побороть оцепенение. Возможно, дошло бы до того, что я бы добровольно рассталась с телом, уйдя в Залы Мандоса, если бы не Келеброн. Сначала он просто сидел рядом, держа меня за руку, а на исходе второго дня сказал:

- Ильвэн, нельзя сдаваться и умирать добровольно. Каждая смерть – радость для Моргота. Не надо доставлять ему такую радость! Надо бороться до конца – всегда! Я не верю, что ты хочешь умереть так, ты, которая никогда не сдавалась…

Эти слова брата пробили черный туман. Чтобы я сдалась без борьбы, чтобы уступила Моргота – никогда! Я буду жить назло ему, назло всему Искажению Арды!

И после этого из глаз моих хлынули слезы, отмечая начало исцеления…

Через несколько дней, когда я вновь вернулась к прежним своим занятиям, отвлекающим меня от черных дум, Келеброн вновь попытался утешить меня:

- Почему ты так уверена, что он умер? Быть может, он уцелел? Никто ведь не видел, как он погиб…

- Нет, сердце мое говорит, что он погиб. И… следует благодарить за это судьбу. Никто из них не вышел из черных врат – значит, живые попали в руки врага. Лучше погибнуть сразу!

- Даже из Ангбанда возвращаются.

- Искалеченные, под черным заклятием, несущие злосчастье себе и своему народу? Нет, лучше ему оказаться в Залах Мандоса…
Tags: записки арфинга
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments