Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Квэнта

Мои воспоминания о жизни в Валиноре и Нарготронде
Записки пробудившегося арфинга

42. Поздно!

Еще целых две недели мне пришлось провести в постели. Тело постепенно обретало подвижность, рана заживала. Вскоре я уже могла передвигаться самостоятельно. Однако, по мере того как тело мое исцелялось, душа начинала болеть все сильнее. Мною снова овладевали тоска и беспокойство о брате, Финроде и их спутниках, а в один из дней я почувствовала такое отчаяние, что чуть было не впала в забытье. Майтор замечал мою тревогу и однажды спросил меня:

- Ильвэн, я вижу, что ты встревожена. Не собираешься ли ты снова в дорогу?

- Да, собираюсь. Я не могу сидеть здесь и ждать. Это убьет меня.

- Я понимаю. Но ты помнишь, о чем мы говорили тогда в домике на границе? Даешь ли ты мне обещание, о котором я просил тогда?

- Даю. Я никуда не уйду без тебя.

Но замыслы наши обратились в ничто. Через несколько дней после этого разговора к воротам подошла группа оборванных и изможденных эльфов, которые, как оказалось, прибыли с Тол-ин-Гаурхота. Правители приказали пустить беглецов в город с некоторой настороженностью, памятуя, что некогда в виде такого беглеца в Нарготронд пробрался соглядатай Моргота. Но повесть, рассказанная бывшими пленниками оказалась столь удивительной, что все сомнения в ее правдивости отпали – ибо выдумать такое было невозможно, да и к тому же их сопровождал вернувшийся Хуан. Вести их несли горе и радость одновременно. Десять дней назад к острову Тол-ин-Гаурхот подошла принцесса Лутиэн вместе с Хуаном. Благодаря магии Лутиэн им удалось подойти к реке, посреди которой стоял остров, незаметно. Тогда Лутиэн встала на мосту, который вел к крепости, и запела. Песнь ее не могли заглушить каменные стены, и ее услышал Берен, и тоже запел в ответ. Тогда Саурон послал на мост своих слуг-волколаков. Но разве могли эти проклятые создания противостоять могучему псу Оромэ! Все волколаки, включая самого сильного из них – Драуглуина, погибли от зубов и когтей Хуана. И тогда навстречу бесстрашному псу вышел сам Саурон в образе огромного волколака. Казалось, теперь Лутиэн и Хуану нет спасения, ибо от злобы, исходящей из волчьих глаз, Лутиэн охватила слабость. Но принцесса Лутиэн взмахнула перед глазами Саурона-волколака волшебным плащом, и он на миг замедлил бег, охваченный дремотой, а тем временем Хуан успел прыгнуть и свалить его, вцепившись в горло. Долго Саурон пытался освободиться, меняя обличья, но крепко держал его пес Валинора, которому не страшны были чары. И тогда Лутиэн велела слуге Моргота отдать ей власть над темной крепостью. Саурон, не видя иного выхода, согласился. И тогда передал он эльфийской деве власть над Тол-ин-Гаурхотом, а Хуан отпустил его, ибо не пристало нарушать условия договора даже с врагом. Саурон обернулся летучей мышью и улетел, роняя капли черной крови на траву. А Лутиэн произнесла заклятие, дарующее власть над крепостью, и упали врата, и обрушились стены, и были сорваны крыши темниц. И вышли тогда на свет солнца рабы и пленники. Увы, из отряда ушедших вместе с Финродом из Нарготронда в живых оставался только Берен! Он рассказал ужасную повесть об их походе. Вскоре после выхода из Нарготронда их отряд наткнулся на орочью шайку и всю ее перебил. Эльфы и человек оделись в орочьи одежды, а Финрод своей магией придал им вид орков, и так они отправились на север, надеясь благополучно миновать Тол-ин-Гаурхот. Но, увы, Саурон оказался бдительнее, чем можно было предположить. Он удивился тому, что орки идут мимо его крепости без доклада, как полагалось делать всем воинам Моргота, и приказал доставить к себе подозрительный отряд. Расспрашивая мнимых орков, Саурон обнаружил окружавшие их чары и тогда запел магическую песнь, которая была призвана срывать покровы и открывать тайны, побуждая к предательству и вероломству. И в ответ ему запел Финрод, который тоже был силен в песенных чарах. Саурон пел о предательстве и вероломстве, о срывании покровов и раскрытии тайн, а Финрод отвечал ему песней о верности и стойкости, борьбе и отваге, о разбитых цепях и сломанных ловушка. Пел король о красе Арды, и пение птиц Нарготронда слышалось в его чарах, и шум Западного Моря, что обрушивается на берега Валинора. Но Саурон запел о крови, что запятнала благословенные берега, о нолдор, что украли белые корабли и убили их защитников. Тогда Финрод лишился сил и упал. Так он проиграл Поединок на магических песнях. Чары Финрода спали с него самого и его товарищей, и их заключили в темное подземелье. Саурон желал знать, кто они и зачем шли на север. Но никто не отвечал ему, несмотря на пытки. Тогда Саурон решил устрашить их зрелищем ужасной смерти. И посылал он в подземелье волколака и тот пожирал каждый день одного из пленников на глазах у остальных. Но никто не выдал своих товарищей. В конце концов, остались только Берен и Финрод. Король опрометчиво произнес свое имя и имя Берена, и так Саурон, который их подслушивал, узнал наконец, кто они такие. Тогда он вознамерился убить Берена, а Финрода пытать, пока он не скажет о цели похода. Но когда волколак пришел в подземелье за Береном, Финроду удалось порвать цепи, и он боролся с волколаком и убил его голыми руками. Но и сам он был смертельно ранен в схватке, и умер на руках у Берена. И вскоре после этой смерти пришла Лутиэн и разрушила крепость. Они похоронили короля и всех его спутников на острове, и поставили над их могилой серый надгробный камень. Освобожденных пленников Хуан повел в Нарготронд, а Берен и Лутиэн отправились к Дориату.

Поздно! Вот и все, что я могла сказать, выслушав эту ужасную и чудесную повесть. Поздно идти на выручку, поздно надеяться на чудесное спасение брата… Я рыдала на груди у Келеброна, который и сам оплакивал нашу потерю.

- И все же, - сказала я, немного успокоившись, - мы не навеки расстались с ним. Эльфам не дано уйти за пределы Арды, и когда-нибудь мы встретимся в Валиноре…

- Ты надеешься вернуться туда? – спросил Келеброн. – Как, если путь закрыт?

- Не знаю…

- Боюсь, что лишь одним путем можем мы вернуться туда – тем же, что ушел Эарниль, - горько заметил брат…
Tags: записки арфинга
Subscribe

  • (no subject)

    Люди не перестают меня удивлять своими странностями. Вот та самая пресловутая Женевская конвенция, которую так любят поминать в спорах о ВМВ и…

  • (no subject)

    В прошлые выходные я сходила в кино на распиливание пилой и взрыв головы. Теперь у меня в планах на выходные: а)война и нацистский концлагерь; б)…

  • (no subject)

    Посмотрела один фильм на тему ВМВ и, честно говорю, получила большое потрясение, много мыслей на подумать и все такое. Что интересно – фильм…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments