Юля (julia_monday) wrote,
Юля
julia_monday

Category:

Квэнта

38. В плену

Очнувшись, я почувствовала, что меня куда-то несут, взвалив на плечо. Голова сильно болела, ныла и раненая рука. Попытавшись ею пошевелить, я поняла, что руки у меня связаны за спиной. И тут я вспомнила обо всем, что было – волки, дерево, отряд орков, стрелы, падение… Конечно, орки подобрали меня, связали, и теперь куда-то тащат. При мысли о том, куда и зачем меня волокут, я остро пожалела о том, что падение с дерева было слишком удачным. Лучше бы я сразу сломала себе шею! От тряски и орочьей вони меня мутило, я опять чуть не потеряла сознание. Но нет, снова впадать в беспамятство мне нельзя! Надо оглядеться и выяснить, куда меня тащат. И я открыла глаза. Да, так и есть, это тот самый орочий отряд, что окружил меня давеча. Я попыталась осмотреться, но это плохо у меня получилось, ибо я не могла как следует повернуть голову – из-за боли, а также опасаясь вызвать неудовольствие у своего «скакуна». Пусть лучше думает, что я все еще без сознания.

Примерно через час грубый голос прокричал: «Стой! Привал!» и тут же меня без особых церемоний скинули на землю. Я закрыла глаза, надеясь, что меня пока оставят в покое, но не тут-то было! Орк, который меня тащил, принялся трясти меня за плечи и орать: «А ну вставай! Ишь, разлеглась тут!» Пришлось открыть глаза, потому что я боялась, как бы он не начал делать что-либо пострашнее криков и тряски. Орк довольно ухмыльнулся:

- Ага, очухалась, подлая тварь! Ну, теперь я с тобой посчитаюсь за свою руку… - И он вытащил из ножен кинжал. Очевидно, это был тот самый орк, которого я ранила и скинула с дерева. Я похолодела, вспомнив обрывки рассказов о том, что делают орки с пленными. Несколько других орков, привлеченные криками, подошли к нам поближе. Один из них сказал:

- А ловко она тебя скинула, Гырра! То-то будет смеху в крепости, когда я расскажу, как эта бешеная тебя отделала!

- Молчал бы уж, Шарк! Вы-то стояли внизу, в безопасности и просто смотрели!

- А зачем нам было вмешиваться? Хорошая была потеха! А ты такой нетерпеливый, что побежал снимать ее, когда надо было просто подстрелить ее снизу и все!

- Сами же меня подначивали, негодяи! «Сними его, Гырра, сними! Ты лучше всех по деревьям лазаешь!» - Он снова обернулся ко мне, а я взглянула прямо ему в лицо. Он слегка отшатнулся, как от удара, и злобно воскликнул:

- Так бы и выколол эти эльфийские гляделки! Мне не по себе, когда она на меня смотрит! Говорят, все эльфы – колдуны и чародеи, и могут заколдовать тебя одним взглядом!

И он одной рукой схватил меня за волосы и поднял голову, а другой поднес к моим глазам кинжал. От ужаса я оцепенела и смотрела на острие, не в силах отвести взгляд… Но тут вмешался другой орк:

- Дурак ты, Гырра! Были бы они все такие великие колдуны – разве сидели бы в подземельях нашего повелителя? Давно бы сбежали. Или ты думаешь, им там очень нравится?

И он засмеялся, а потом продолжал свою речь:

- И все же колдуны среди них есть… Недавно один пытался сражаться на песнях силы с господином Майроном*. Но господин быстро с ним разделался.

-Да? И что же сталось с этим эльфом-чародеем? Ты знаешь об этом, Зург?

Казалось, эта новость очень заинтересовала державшего меня орка, так что он даже опустил кинжал, хотя и продолжал держать меня за волосы. Я тоже навострила уши, хотя мысли от пережитого страха и боли в голове все еще путались.

– Эльф выжил после поединка, хотя и потерял сознание. Потом владыка приказал посадить его в подземелье. С ним там еще был целый отряд – десять эльфов и человек. Повелитель Волков спросил их об именах и зачем они вышли в путь – но они не отвечают.

- Ответят! Господин Майрон умеет развязывать упрямые языки. Эх, жаль, меня там нет, хотел бы я поучаствовать в таком веселом деле! Однако… Тут орк Гырра снова перевел взгляд на меня. – И мы тут можем хорошо повеселиться! Может, все-таки начнем с глаз?

Услышав такое предложение, я опять задрожала.

- И снова ты дурак! Это ведь женщина.

- Ну и что?

- А то! Разве ты не слышал о Лутиэн Дориатской?

- Нет. А кто это?

- Дочка этого наглеца Тингола, который называет себя Владыкой Белерианда. Говорят, она недавно сбежала из Дориата. А господин Майрон велел ее поймать и назначил немаленькую награду тому, кто это сделает. А вдруг это она и есть?

При этих словах все орки уставились на меня, а Гырра сильно дернул меня за волосы и спросил:

- Эй, как тебя зовут, отвечай! Ты - Лутиэн?

Я молчала.

- Так она тебе сразу и скажет! – вновь заговорил Зург. - Может, не все эльфы – колдуны, но все – проклятые упрямцы. Отвечают только под пытками, да и то – не всегда… А некоторые так и умирают, но ни слова не скажут…

- Тогда чего же мы ждем? - Гырра ухмыльнулся и вновь поднял кинжал. – Начнем же веселье! Тем более, что я еще не посчитался с ней за свою рану…

- Нет, Гырра, ты не просто дурак, ты трижды дурак, да притом от рождения! И как ты еще смог дожить до своих лет, если в твоей тупой башке нет ни капли разума? У нас нет времени, чтобы устраивать здесь допрос по всем правилам. Проклятые эльфы так и шныряют вокруг – совсем недавно где-то неподалеку был убит Больдог со своим отрядом. А потом, откуда ты знаешь, что собирается делать господин Майрон с этой Лутиэн? Может быть, она ему нужна целая и невредимая? А если ты приволочешь к нему искалеченную слепую пленницу – не спустит ли он с тебя шкуру вместо награды? Нет, лучше отведем ее на Тол-ин-Гаурхот живой и здоровой – а там пусть господин Майрон с ней разбирается. Если это Лутиэн – он щедро наградит нас. Если нет - может, он и отдаст ее нам, а тогда уж мы позабавимся… Если же тебя так пугают ее глаза – можешь просто завязать их. Отдохнем здесь недолго, а потом отправимся на остров.

- Ладно, - Гырра нехотя опустил кинжал, и наконец, отпустил мои волосы. – Ты прав, Зург, хотя и жаль, что веселье откладывается. А глаза я ей все-таки завяжу. – Он вытащил откуда-то грязную тряпицу и завязал мне глаза. – Отдыхай, покуда можешь, эльф. Скоро у тебя не будет такой возможности. И лежи смирно, иначе я все-таки пощекочу тебя ножом. – И он грубо загоготал.

Итак, я отправляюсь туда, куда и стремилась – на остров Тол-ин-Гаурхот и разделю участь других пленных… От страха и отчаяния мне хотелось плакать, но я сдержала слезы и погрузилась в полудрему, стараясь сохранить силы.

* Саурон. Это было его изначальным именем, и он предпочитал, чтобы его называли так.
Tags: записки арфинга
Subscribe

  • Мастер и Маргарита

    Одна из моих самых любимых книг. Но последнее время вижу, как на нее нападают, особенно, почему-то христиане. Не буду разбирать все нападки,…

  • (no subject)

    По итогам давешнего обсуждение про женщин-авторов и псевдонимы: а что, правда, есть такие дремучие читатели, которые по полу автора выбирают? О_О Вот…

  • О попаданцах

    Модно сейчас писать книги про "попаданцев" (кто вдруг не в курсе - это когда некто из современного автору места/времени попадает в место/время…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments